Шёпот ветра

Глава 1.2.

***

- Как-то вообще ад не напоминает, - скептически протянула я, рассматривая убранство ночного клуба с говорящим названием «Ад».

От подлинного загробного мира, который у большинства людей ассоциировался с языками пламени и кипящими котлами с грешниками, тут имелись разве что последние. Но и тех нигде не варили - они отлично справлялись сами. В остальном же интерьер клуба был вполне…миленьким. Лазурь и серебро гармонично перекликались между собой, а зеркальные элементы декора только дополняли весь этот «воздушный» концепт.

«Может, у хозяина заведения чувство юмора такое?» - я поставила безалкогольный мохито на серебряную поверхность столика, продолжая изучать обстановку.

- Это ты еще очередь в туалет не видела, - усмехнулась Маринка, отпивая «Секс на пляже».

- Блин, и где только Сереброва носит? – Лизка раздраженно покрутила соломинкой в бокале – соседка, как и я, отдала предпочтение безалкогольному коктейлю.

- А Серега? Ты что, и его продинамишь? – Маринка кивком указала на барную стойку, где самозабвенно трудился «шестой».

- Он бармен, - скривилась рыжая. – И он мне соврал!

- Он не виноват, что в своих фантазиях ты сделала его совладельцем клуба, - я криво усмехнулась, за что тут же получила укоряющим взглядом.

- Ты что! – воскликнула Булкина, которая не была посвящена в тайну черного блокнотика. – Парень старался, билеты нам доставал, к тому же выпивка халявная…

- Да ну его! Давайте выпьем за меня красивую! –  я поспешно перебила нравоучительную лекцию.

Хоть «шестой» и проявил чудеса великодушия : провел нас внутрь, обеспечил каким-никаким столиком и щедро угостил выпивкой . В черном блокнотике над его именем уже красовалась чудовищная надпись «бесперспективный». И исправить её могла только смерть. Смерть какого-нибудь богача, у которого кроме Сереги никого в этой унылой жизни не осталось…

- За тебя, Кать! За тебя, Катюха! – в один голос воскликнули девчонки.

- Расти большой не будь лапшой! – Маринка попыталась погладить меня по голове, но Лиза ловко перехватила её руку:

- Эй! Я полчаса убила на эту укладку! – Кузнецова бережно откинула длинные локоны мне за спину.  

- Скучные вы! – Маринка состроила гримасу. – Ни выпить с вами, ни потусить, - она с завистью посмотрела на беснующуюся толпу, что полным ходом отжигала под ритмичные композиции диджея. – Я что, зря у Марика отпрашивалась? 

Меня передернуло. Отпрашивалась - будто она была не независимым, взрослым человеком, а чьей-то рабыней.

Сердце Булкиной, в отличие от наших с Лизаветой сердец, было проломлено стрелой амура. Хотя, мне иногда казалось, что проломлен у нее мозг. Иначе тот маразм, что я наблюдала вот уже два года, по-другому оправдывать не получалось.

- Ладно, - сжалилась я, когда подруга вновь скосила глаза в сторону танцпола. – Раз твой рабовладелец дал вольную… - я поднялась, одергивая платье.

- Это называется серьезные отношения, Сватова, - Маринка встала вслед за мной. – Он просто заботится обо мне и переживает. Вот появится у тебя парень – по-другому запоешь.

- Еще чего!

Ни парней, ни, уж тем более, отношений, в моей жизни не предвиделось еще, как минимум, года три.

 – Лиз, ты идешь? – обратилась к соседке, которая профессиональным взглядом киллера мониторила толпу – небось, Сереброва ищет.

- Нет, - отмахнулась Лизавета, продолжая сканировать всё и вся. – Я столик покараулю, идите, - теперь на нас замахали двумя руками, призывая поскорее убраться.

- Ну, удачи на посту, рядовой Кузнецова! Стасику, привет! – Маринка по-мужски хлопнула Лизку по плечу. – Пойдем зажигать, именинница! – воодушевленно воскликнула брюнетка, утаскивая меня прямо в сосредоточение грешников.

Добрев до танцпола и поймав парочку похотливых улыбочек, щедро адресованных самцами местного разлива, танцевать резко расхотелось. Мне и на работе доставало голодных взглядов, и омерзительных касаний. Но там хотя бы деньги за это платили.

Трек сменился, дерзкие звуки зазвучали мягче, а сердце всколыхнулось от знакомой мелодии, рассыпая миллиард щекочущих искр по телу и заставляя растворяться в любимой когда-то песне…

.В чем люди зачастую хранят воспоминания? Фото, видео, вещи… Я хранила свои воспоминания в музыке. Каждое счастливое мгновение в моей жизни отмечено отдельной мелодией. И одна из них играла сейчас, унося меня на несколько лет назад, где я была беззаботной девочкой, которая еще не знала, что такое терять и бояться, у которой была любящая семья и самый лучший в мире друг…

- Воу-воу-воу! – на последних нотах на небольшой угловой сцене показался молодой мужчина в ярко-желтой рубашке и синих брюках. – Ну, как вам в «Аду»? Горячо?! – голосом опытного заводилы заорал, по всей видимости, ведущий.

- Нет! – завопила запыхавшаяся Маринка и уже обратилась ко мне: - Что за космический закон подлости, Сватова? Я хочу танцевать, а не смотреть их идиотские шоу, - захныкала брюнетка, явно играя на публику.

В роли публики выступала парочка парней, что за время танца успели проникнуть в наше личное пространство и теперь ошивались неподалеку, выбешивая «случайными» прикосновениями и недалекими шуточками.

- А сейчас станет еще жарче! Надеюсь, все в курсе, что у нас сегодня День рождение? А что принято делать в дни рождения?! - продолжал общаться со зрителями ведущий.

- Может, пойдем, выпьем, девчонки? – ущемленное и без того пространство, ущемили еще больше, нагло придавив ручищей мои хрупкие плечи.

- Хочу шоу посмотреть! – рявкнула я, с трудом выкарабкавшись из захвата. И, пока разомлевшая Маринка не успела согласиться, потащила подругу к сцене.

- Верно, друзья мои, дарить подарки! И один из них мы приготовили специально для вас! Итак, их хотят тысячи, о них мечтают миллионы, с ними поют миллиарды… Дамы и господа! Только сегодня в «Аду» эксклюзивные гости, встречайте…а впрочем, думаю, они сами в состоянии заявить о себе, - на последних словах ведущего яркая полутьма зала, разбавленная мерцанием стробоскопов, перетекла в серые сумерки, которые на сцене сгущались в зловещую тьму.



Ольга Заушицына

Отредактировано: 02.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться