Шёпот ветра

Размер шрифта: - +

Глава 1.3.

Вы когда-нибудь задумывались о том, как среди миллиардов жителей нашей планеты нам удается найти своего человека? Того, с кем ты разделишь самые искренние улыбки и горькие слезы. Кто честно скажет тебе, что ты поступил, как дурак, а потом совершит в точности такой же идиотский поступок. Тот, кому не стыдно рассказать о своих страхах и болях, потому что ты точно знаешь, что этот человек твой. Он принимает тебя любого. Он твой друг.

Павел Краснов своего человека не искал, она сама нашла его…

 

- Паша, ну же, перестань упрямиться, - темноволосая женщина со вздохом опустилась на корточки, заглядывая в лицо сына. – Ты мне обещал, помнишь? – она сжала в руках детские ладошки.

Мальчик в ответ нахорохорился еще больше и отвернулся, избегая взгляда матери.

- Я хотел, как Вова, - шепотом ответил он, отчего пальцы женщины едва вздрогнули.

Ей все еще было тяжело. Им всем было тяжело.

- Прости, котенок, - она ласково пригладила темные вихры волос, - в этом году мы на музыку никак не попадаем…но на следующий - обязательно! – Галя выдавила из себя блеклое подобие улыбки, пытаясь скрыть за ней чувство вины, что уже и так измолотило её душу в труху.

Очнись она раньше, Пашка давно бы учился в своей музыкалке. А очнись еще немного позднее, не потеряла бы второго сына…

Жадность. Чисто человеческий инстинкт наживы.

И когда для них с мужем деньги стали важнее собственных детей? Но ведь они хотели как лучше…Грезили о красивом доме, хороших школах и престижных университетах. О счастье, что непременно следует за полным кошельком и солидным банковским счетом. Как оказалось, не все можно купить... Например, жизнь ребенка. Хотя, Галю до сих пор не покидало чувство, что она продала своего Вову, променяла на бестолковые бумажки.

- Хорошо, пойду. Только не плачь, - прозвучало строгое поблизости.

Женщина поспешно стерла солёную влагу со щек и посмотрела в серые глаза. По позвоночнику вновь пробежала леденящая тревога. Ей опять казалось, что вместо сына на нее смотрит кто-то чужой: серьезно, собранно, мудро - так глядят старики, а не дети. А Пашка когда-то был таким смешливым ребенком! Истинный сорванец. Теперь от прежнего проказника осталась лишь тень.

И снова она виновата…

Похоронила себя вместе с Вовой, забыв, что у нее есть еще один сын, а когда очнулась, было слишком поздно, чтобы исправить все любовью и материнским теплом. Паша замкнулся. Отгородился от мира. От неё.

- Вот и умница, - в глазах еще стояли слёзы, но Галя улыбнулась. Детский психолог, которого они посещали вот уже два месяца, распорядился почаще проявлять позитивные эмоции в присутствии Паши. Он же и посоветовал отдать его в секцию, желательно на танцы.

- Пойдем, Инна Валерьевна нас заждалась, наверное, - женщина поднялась, и, покрепче сжав ладошку в своей руке, повела сына в танц-класс.

Инна Валерьевна не понравилась Паше с первого взгляда, а точнее слова:

- Павлуша, - светловолосая девушка широко улыбнулась ему. – Рада видеть тебя у нас! – она протянула ему ладонь для приветствия.

- Я Паша! – огрызнулся мальчик, волком уставившись на будущую учительницу.

- Сынок, будь вежлив, пожалуйста, - упрекнула мать.

Мальчик вновь хотел нагрубить. Сказать, что танцам учатся только глупые девчонки, но тут же вспомнил мамины недавние слезы и вяло пожал руку преподавательницы.

- Вот и ладненько! – просияла Инна Валерьевна. – Пойдем, я тебя со всеми познакомлю. Не волнуйся, мы только начали разминаться и ты ничего не пропустил, - затараторила девушка, уводя его в направлении детей, что то и дело прыгали, вертелись, бегали и занимались чем угодно, но только не танцами. – Галина Николаевна, приходите за ним через часик! – бросила напоследок она, отчего Паша споткнулся. Внутри стало мертвенно-холодно, как в тот день, когда Вову засыпали землей. Захотелось вырвать свою ладонь из противного захвата посторонней тетки и побежать обратно. К маме.

Однако мальчик не сделал этого, Вовка бы так не поступил, значит и он не поступит. А к холоду внутри он давно привык…

Следующее полчаса Паша изо всех сил старался показать свою «тягу» к танцам, вяло повторяя за учителем нехитрые движения.

- Раз, два, три, четыре…Павлуша, активнее! – Его нелюбовь к Инне Валерьевне постепенно близилась к ненависти. Да еще какой-то придурок – этому слову он научился у брата – постоянно смеялся, при упоминании Пашкиного имени и втихаря бросал на него торжествующие взгляды. Краснов тоже смотрел на задиру, не скрывая отвращения, и даже тайком изловчился показать тому неприличный жест – опять же Вовкина заслуга.

- А теперь встали по парам, как мы учили, - хлопнула в ладоши преподавательница.

Пока дети хаотично выполняли установку учителя, пытаясь отыскать свою пару, Паша стоял на месте – его ничему такому не учили. Поэтому, когда к нему подошла незнакомая девчонка и нагло ухватила за руку, Краснов насколько опешил, что даже не стал одергивать ту. Вместо этого он с любопытством уставился на новоявленную партнершу.

Паша заметил её с первых секунд урока. Точнее не её, а две длинные косы с вплетенными темно-зелёными лентами: они напоминали ему змей. В своем бурном воображении мальчишка уже успел нарисовать, как эти змеи взмывают воздух и с шипением тянутся к жертве. Например, к Инне Валерьевне. Теперь же помимо волос Пашка мог рассмотреть и саму незнакомку.

«Малявка», - стало второй характеристикой . Девчонка, которая в свою очередь молча изучала Краснова, оказалась на голову ниже его. В определенный момент взаимного досмотра их взгляды встретились и Пашка совершенно искренне выдал:

- Ты похожа на змею, - он еще раз посмотрел в светло-карие, почти желтые, как у рептилий, глаза и с сомнением добавил: - Или кошку.



Ольга Заушицына

Отредактировано: 15.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться