Шёпот ветра

Размер шрифта: - +

Пролог

Прошлое…

Очередная молния вспышкой рассекла небо, жаля мощным зарядом высокий дуб неподалеку - дерево тут же издало жалобный треск и вспыхнуло спичкой.

Я любила этот дуб.

«Похоже, сегодня должно умереть все, что я люблю...» - на лице появилась легкая улыбка, хотя мне следовало, как минимум, испытывать цепенящий страх или рыдать. Да, рыдать было бы правильно….

 Но вместо слез по щекам стекали холодные капли дождя, а вместо боли душу изматывала остервенелая злоба.

На себя.

На тетю.

 На него.

 Почему-то больше всего на него…

- Кэти, пожалуйста, - чужие руки легли на плечи, но я в очередной раз увернулась.

- Я же сказала тебе – убирайся! – закричала, сквозь дождь, отступая от парня на два шага. – Проваливай к черту, Краснов! – я указала рукой на кованые ворота в нескольких метрах от нас. Пусть уходит, пусть выметается из моей жизни!

- Кэти… - парень опять сделал шаг ко мне. Его одежда, как и моя, промокла насквозь, а с темных волос стекала вода, расчерчивая влажными дорожками лицо. – Пойдем внутрь, сама видишь, здесь опасно, - ладони с длинными пальцами снова опустились мне на плечи. Совсем недавно я сходила с ума от его рук, тянулась к ним, как тянутся цветы к солнечному свету, а потом резко наступила ночь и все цветы сгнили, превратились в зловонное удобрение…

- Ты, блин, что, глухой?! – зло прорычала, сопровождая свою речь ударами в грудь парня. – Или тупой?! Отвяжись от меня! Зачем ты только приехал!  - при  последней фразе удар получился особенно сильным,  и мы отскочили друг от друга.

- Хорошо! – резко выкрикнул он. – Хорошо, хочешь злиться на меня - злись! Кричи! Можешь даже избить меня, Сватова, если тебе от этого легче станет! Но только после того, как мы зайдем в больницу, и раздобудем тебе сухую одежду! – он указал в направлении серого здания.

Я затравленно посмотрела на белые металлопластиковые двери. Заходить не хотелось. На щеке все еще пылал след од тетиной пощечины, а в ушах звучало обличительное: «Паршивка».  И дело было вовсе не в обиде, я заслуживала этой пощечины, заслуживала её упреков и разъяренных слов.

- Катя…- обращение заставило вздрогнуть и воскресило в памяти воспоминания о сегодняшней  ночи, подпитывая и без того раздавшуюся злобу.

- Иди *запрещено цензурой*, Краснов! Котись  к своей мечте! Я благословляю!  - слезы заструились по лицу вместе с дождем.

 Ладонь, что до этого в приглашающем жесте тянулась ко мне, сжалась в кулак, а темно-серые глаза с ненавистью уставились на меня:

- Я не оставлю тебя.

- Значит, теперь я тебе я нужна? Стало жалко несчастную девочку, да?!

- Оскорбляй меня сколько хочешь, я все равно не уйду, Сватова! - он упрямо сложил руки на груди.

- Не уйдешь? – уголки губ дрогнули в слабой улыбке, несмотря на слезы. – Ты всегда уходил, Краснов! Всегда выбирал свою дебильную музыку!

- Теперь я выбираю тебя! – парень попытался приблизиться, но я в который раз увеличила расстояние между нами.

- Какая честь! - с губ сорвался нервный смешок, и я до боли сжала ладони, чтобы только не врезать этому придурку.  – Удобно, знаешь ли, сначала разрушить мою жизнь, а потом прикинуться супергероем.

Черные брови взлетели вверх, а в темно-серых глазах заблестела боль:

- Катя, я не думал, что…

- Ты никогда не думаешь, Краснов! С Вовкой ведь тоже не думал? Или хочешь сказать, что ты не виноват?! – этим вопросом я окончательно рушила все, что было между нами, используя самое сокровенное била по больному.  Но ведь он тоже ударил…убил…

Нет, мы убили.

«Господи! За что?!» - я подставила лицо под капли дождя, мечтая оказаться на месте дуба. Небо сегодня решило забрать у меня все дорогое, так пусть и меня забирает.

Зачем жить если в душе ты уже  мертвец?

- Если зайдешь внутрь - я уйду, - прозвучало осипшее поблизости.

- Слово? – я недоверчиво посмотрела на парня.

- Слово, - кивнул он, глядя прямо в мои глаза.

- Хорошо, - нехотя согласилась, в больницу заходить по-прежнему не хотелось, но это лучше чем терпеть его присутствие и понимать, что все могло сложиться иначе!

Я развернулась и направилась к пятиэтажному зданию из серого кирпича.

«Один процент из ста», - прозвучал в голове голос Вадима Викторовича.

Где-то там моей маме сейчас спасали жизнь…

- Кэти! –  я по привычке обернулась на его голос. – Мне действительно жаль…

Взгляд еще раз прошелся по мокрой одежде, влажным волосам, родному лицу со следами воды, которые походили на слезы, и остановился на виноватых глазах. Чертово сердце внутри болезненно дернулось, подстрекая вернутся к нему, нырнуть в объятия, прижаться к теплой груди.

Его объятия всегда исцеляли меня, вот только я больше не желала исцеляться:

- Ненавижу тебя, Краснов.

***

Наше время…

Сиденье подо мной вздрогнуло,  посылая импульс телу, и я резко распахнула веки, с паникой осматривая салон автомобиля.

«Сон», - с губ сорвался вздох облегчения.

- Загоняла ты себя, Катька, - Инга, которая устроилась вместе со мной на заднем сидении автомобиля, неодобрительно покачала головой. – Кошмар, да? – девушка коснулась моей щеки, стирая соленую влагу.

- Бред всякий, - отмахнулась я, разворачиваясь к окошку.

Терпеть не могу, когда меня жалеют.

   Инга в ответ цокнула языком, но приставать с расспросами, к счастью, не стала.  Она вообще была не особо разговорчивым человеком, за что мне и нравилась.



Ольга Заушицына

Отредактировано: 25.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: