Шёпот ветра

Размер шрифта: - +

Глава 1.

Бежать было решительно некуда. Родная комнатка, что служила мне пристанищем вот уже три года, сейчас казалась особенно крошечной и почему-то навевала мысли о ловушках. Может, дело было в выцветших обоях с абстрактным узором, или потрепанной зелёной ковровой дорожке? А быть может, во всем виноват Крис Хемсворт, что взирал  на меня сегодня особенно осуждающе, будто прознал, как я раскритиковала его игру в последнем фильме? Не знаю, но мне никак не удавалось отделаться от ощущения опасности. Очень страшной опасности. Розовой такой и со стразиками.

- Нет, нет и еще раз нет, Кузнецова! – я сделала шаг назад, увидев очередной шедевр дизайнерского искусства в руках своей соседки по комнате. – Я одену это, только если кто-то умрет!

- Но это же почти Валентино! – вдохновенно воскликнула рыжая, тыча в меня розовым клочком ткани, который кто-то по большой ошибке обозвал платьем. Что-то подсказывало мне, что Валентино точно бы умер при виде сего творенья…

- Вот именно! Ключевое слово «почти»! Или ты хочешь, чтобы я в свой день рождения встречала в жалкой подделке? А если твой шестой увидит меня рядом с тобой, что он о тебе подумает? – с напускным волнением осведомилась я, запуская цепную реакцию в мозгу подруги.

Лиза зависла, по всей видимости, просчитывая в своей рыжеволосой голове, насколько мой внешний вид мог повлиять на её перспективы удачно выйти замуж.

- А представь, что будет, если восьмой увидит? Или каким там по счету Серебров в твоем черном блокнотике записан?  – решила уничтожить все сомнения, добавив более весомый аргумент. Про блокнот, кстати, я высказывалась буквально. У Кузнецовой на самом деле имелся маленький, черный блокнотик, в прочном кожаном переплете. Только в противовес устоявшемуся мнению Лизка записывала туда отнюдь не имена врагов. Да и в её жизни данная категория людей, если честно, отсутствовала. Добрая и милая, к тому же староста группы - Кузнецова нравилась всем без разбору, как студентам, так и преподам. От последних, кстати, имела огромную выгоду в виде сплошных «отлично» в зачетке, чему я иногда страшно завидовала. На нашей кафедре журналистики водились такие древние и злобные мастодонты, что зачет порой приходилось добывать, как в каменном веке, – взяткой.

Так вот, то ли в бывшую светловолосую головушку подруги сказалось воздействие краски, то ли её окончательно достало кокетничать с некоторыми мастодонтами – должность старосты обязывала, - но ровно две недели назад Лизка твердо решила: журналистика не для нее! А куда может податься девушка без особой цели в жизни и хоть малейшей возможности реализовать какую-никакую цель? Правильно, замуж! Вот и Лизавета пошла в этом направлении. И надо заметить пошла уверенно. Подтверждением тому служил вышеупомянутый блокнотик, где на данный момент значилось десять кандидатур – читаем, как «жертв» - и наиболее ценная информация на них, то бишь наличие движимого и недвижимого имущества. Несмотря на рьяное желание обязать себя узами брака Лизка дурой не была и считала, что если  и «обязываться», то только кем-то богатым и перспективным.

 - Во-первых, это не подделка, а качественная реплика, - Лизавета раздраженно поморщила нос, она, к слову, терпеть не могла это кощунственное существительное «подделка». – Во-вторых, Серебров у меня девятый, - рыжая развернулась к шкафу, вешая тряпку на место. – А в третьих, перестань называть их по номеркам! Ты представляешь, что могут подумать обо мне люди? – прозвучало трагичное из недр шкафа, похоже, Кузнецова искала очередной выкидыш дизайнерского искусства для меня.

- Значит, то, что я могу подумать, тебя не волнует? – фыркнула, упав на свою узенькую односпалку, которая поприветствовала меня привычным скрипом. – А с номерками это твоя система, а не моя. Я лишь руководствуюсь установленными тобой порядками и свято следую им! – с пафосом закончила.

- Я дозволяю тебе не следовать! – с таким же пафосом изрекла Лизка.

Хоть я и не видела лицо Кузнецовой, но на сто процентов была уверенна, что подруга сейчас раздраженно закатила глаза. За три года совместного проживания мы успели досконально изучить повадки друг друга: ничто не может сблизить людей так, как это делает общежитие! Особенно если оно не знало капитального ремонта лет двадцать и кишело тараканами. Тут вам и совместный труд: обойки там поклеить, гвоздь забить; и слаженная борьба – или ты тараканов, или они тебя; и общая ненависть к жеку, по вине которого мы все ходили закаленные, а иногда и отмороженные.

 - Ну что, вы уже оделись? – в комнату вихрем влетела Маринка, соседка по блоку.

Забыла сказать, единственным плюсом нашей общаги считалась блочная система: это когда пять незнакомых людей расселяют по двум комнатам и объединяют их быт общими ванной и тамбуром. Нам с Лизкой в этом вопросе повезло, и мы жили по-королевски шикарно: вдвоем. А вот Маринке везло чуть меньше. Ну, а если верить её словам, так не везло вообще. И ей приходилось делить свое личное пространство еще с двумя студентками, с которыми она никак не могла найти общий язык, поэтому и проводила все свободное время у нас.

- Ты представляешь, она собирается иди в джинсах и какой-то ужасной кофточке! – тут же наябедничала на меня Кузнецова.

- Не ужасной, а кашемировой, между прочим! – не смогла не отстоять честь своей любимой вещи.

- Да хоть шелковой! У тебя же сегодня праздник! Ты должна блистать! – вдохновенно закончила Лизавета, вновь ныряя в недра шкафа. И что она надеялась там найти интересно?  Труп Версаче?

- Лизка права, - важно кивнула Булкина, разлаживая на столе многочисленные корректоры, консиллеры  и еще что-то с заковыристым названием на «к». – Побудь хотя бы в свой день рождения человеком, Сватова. Тем более по слухам этот клуб должен стать лучшим в городе. Ты же не хочешь заявиться в такое место, как полный лузер? – Марина испытывающее уставилась на меня черными раскосыми глазами, которые украшали грамотно выведенные стрелки. Да и сама подруга была при полном параде: сливовое платье, с открытыми плечами, черные блестящие волосы, что гладким полотном  ложились на спину, и профессиональный мейк на лице.



Ольга Заушицына

Отредактировано: 25.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: