Шёпоты старой усадьбы

Размер шрифта: - +

14

 

На углу здания, со стороны церкви, стояла высоченная темная фигура. Метра два как минимум, а то и больше.

– В… вернемся за охранником? – заикаясь, произнес Анатолий.

– Нет уж, – покачала я головой. – Нас двое. Идем.

И мы пошли прямо на это… существо. Ближе, когда мы были уже у фонтана и сворачивали направо, стал различим длинный плащ и капюшон на голове. Ног видно не было. Кто это? Сектант? Масон? Что он здесь забыл? Он на чем-то стоит или… висит в воздухе?

– Подожди, – сказал Толя и поднял с земли какую-то палку.

Когда он наклонялся, я отвлеклась на него – всего на секунду! – и теперь по закону жанра на углу здания никого не было! Но мы все равно пошли вперед.

За углом было темнее, так как подсветка фонтана, и без того слабая, была теперь спрятана стеной. Только лишь фонари возле церкви помогали различить в кромешной мгле хоть какие-то очертания. Но это не спасло Толю от падения: он за что-то зацепился ногой и матюгнулся в процессе соединения с землей.

– Ты как? – с сочувствием спросила я.

– Булыжник какой-то…

– Постой-ка… – Я обернулась, пытаясь различить то место, откуда сущность была видна и казалась двухметровой. – Может, он как раз на нем стоял?

– Кто? Мамонов? Зачем ему стоять на камне?

– Ты с ума сошел? Нет никакого Мамонова! Нас кто-то разыгрывает.

– Да когда ты уже поймешь, что это место – нечистое! Сколько тебе разных людей говорили! И показания приборов…

– Иди ты вместе со своими приборами! Ты думаешь, я поверю, что ты палкой собрался духов отгонять? Ты тоже понял, что это человек! – Я с силой схватила его за плечо. – В какую игру ты играешь? Отвечай!

– Я?! Че ты орешь?! Пусти, больно! – Он вырвался.

– Ты первый начал орать!

Мы резко замолчали, ибо услышали еще один подозрительный звук, и это уже был не скрежет по стеклу. Это был хлопок. Вернее, несколько. Я повернулась в сторону, откуда доносился звук, и увидела, что кто-то сидит на лавочке возле забора и аплодирует нам – медленно, лениво, будто хочет не восторг выразить, а, скорее, привлечь внимание.

Как заколдованные кролики, мы медленно шли к темной фигуре. В нескольких шагах от лавочки я не выдержала и закричала:

– Андрей, если это ты, я не знаю, что с тобой сделаю!

– Хорошо хоть на «ты» и без отчества, – ответила сущность голосом Смирнова.

Толик вторично исторгнул матерное слово, а я, напротив, призвала Господа.

– Хорошую вы пару составляете, мне нравится. Забавно.

– Тебе забавно?! – набросился на него Ткаченко. – Твое счастье, что я палку выронил, когда падал!

– Ой, боюсь-боюсь! – Андрей медленно поднялся и скинул с головы капюшон. – Видать, нехило ты сегодня понервничал, коли голосок прорезался.

– В смысле, прорезался?! Он у меня всегда был!

– Был, – согласился-таки ряженый. – Но тихий. И редко.

– Какого фига ты тут устроил?! – вернула я его к теме. – Значит, это ты ходил здесь месяцами, людей пугал?

– Что? – удивился тот так, словно я обвиняла его в убийстве Немцова и Кеннеди разом. – Нет, конечно. Это была проверка.

– Какая? – спросили мы хором с Толиком, на что Смирнов пригласил нас всех во дворец. В мой. Ну то есть в тот, где я работаю. Доколь это будет продолжаться? То он выгоняет людей из моего дворца, то зовет туда как к себе домой. Кошмар.

Тем не менее нам ничего не оставалось кроме как послушаться. Не сговариваясь, мы все сели как можно дальше друг от друга. Напряжение можно было рубить топором. Если бы я была экстрасенсом или хотя бы верила в них, я бы сказала, что здесь витает черная аура, негативные флюиды, гнетущая атмосфера и что там они еще говорят в подобных случаях своим наивным клиентам.

– Итак, отчитываюсь, – начал Андрей. – Ох, рано ложится охрана… Я перепрыгнул через забор аккурат напротив камеры видеонаблюдения и не был остановлен. Шел мимо будки – и не был остановлен. Преступник, скорее всего, так нагло себя не ведет и лезет через забор со стороны реки. Хотя там очень крутой берег. Скорее, все же через липовую аллею. Впрочем, удавоподобная спокойность охранника может быть обоснована тем, что он сам и есть преступник. Но и это я проверю. Как только он выйдет на арену, будет пойман с поличным. Далее. Вы двое. – Майор сделал попытку положить руку на плечо Толику, но не дотянулся. Как я уже говорила, сидели мы далеко друг от друга. Тогда он просто положил ладонь на стол, направив ее в сторону парня. – Дорогой малец, ой, прости, Толян. Можно тебя так называть?.. – Толян не ответил, но майора это и не заботило. Он продолжал повествование: – Я специально вглядывался в выражения ваших лиц, когда вы шли возле фонтана. Да, подсветка там так себе, но то лютое выражение ужаса, что я наблюдал, подделать нельзя.



Маргарита Малинина

Отредактировано: 18.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться