Шёпоты старой усадьбы

Размер шрифта: - +

19

* * *

 

Всего через час после ухода Пунцова приехал Толя. С извиняющейся улыбкой он всучил мне большой пакет.

– Это тебе. Прости за вчерашнее, я погорячился.

Я открыла пакет и обнаружила там маленький симпатичный рюкзачок, меховой, в виде медвежонка.

– Ой!

– Взамен твоей порвавшейся сумки.

У меня проступили слезы умиления, на которые, как мне казалось, я уже была неспособна. Какая прелесть. Он считает меня маленькой девочкой. Впрочем, я же его тоже иногда считаю мальчиком, так что мы квиты. Тем более рюкзак мне понравился, хоть это и явно был не мой стиль, так что, может, Толик и не был так не прав.

– Спасибо. Право не стоило.

– Стоило. Ты же из-за меня ее порвала, так старалась вернуть мне деньги.

Мы хихикнули, обнялись и расцеловались. Правда, в щеку, но дальше мне идти уже не хотелось. По крайней мере, сейчас.

Я налила ему чаю, мы расселись за небольшим столом.

– Как прошел остаток ночи?

– Нормально. – Я рассказала, что приходил Степан Степанович и заверил меня, что никаких пустот и потайных ходов в здании быть не может.

– Я же говорил тебе!

Я не стала пререкаться и просто сменила тему.

Вскоре телефон снова позвонил. Только это был не Борис. У телефона был выход в город, да и из города можно было позвонить. Я-то номера не знала, но наверняка он был в любом справочнике и, скорее всего, в Интернете, иначе как объяснить, что какая-то женщина, судя по голосу, страшная пьянчужка, так легко меня нашла, да еще и назвала по имени.

– Анна?

– Да, – настороженно отозвалась я. – Слушаю.

– Это вы работаете теперь вместо Сударышевой и расследуете убийство мальчугана? – Она произносила фразы с таким трудом, точно читала текст с листочка и сама до конца не понимала смысл произнесенного. Как зубрилка на уроке литературы. Оттарабанила стих Пушкина и с чувством выполненного долга вернулась за парту. Только вот у школьниц не бывает таких пропитых голосов, в совсем уж редких случаях, если пить начинали в семь лет и каждый год оставались на второй год.

– Допустим. Как вы узнали мое имя?

Загадочная женщина призадумалась. Толя, поняв по моим словам, что это не совсем обычная беседа, придвинулся поближе и потянулся ухом к мембране, чтобы лучше слышать.

– У меня есть информация по убийству. Оно связано с прошлым семьи.

– С информацией к ментам. У меня есть телефон следователя, который ведет дело, если что.

– Не могу я к ментам. Я по самые уши… – В чем она по самые уши, я не поняла, так как в этот момент из трубки донесся треск.

– А? Я вас не слышу.

– Встретимся где-нибудь, я расскажу все, что знаю… Не говорите ментам, пожалуйста… Я бы молчала, четыре года уж минуло, но мать должна знать правду… – Снова треск. – Приходите одна. В полночь под мостом, у поворота на Беляевскую улицу.

Она отключилась. Почему-то я очень долго не могла повесить трубку, я будто приросла к этому тяжелому пластику либо надеялась услышать продолжение. Но, как и в любом мало-мальски пригодном для просмотра сериале, все закончилось на самом интересном месте. Ждите новой серии.

– Ты слышал? – наконец произнесла я, даже не посмотрев на приятеля.

Анатолий отобрал у меня трубку и определил ее на место.

– Да. Что ты предлагаешь? Ты думаешь, баба реально что-то знает?

Я пожала плечами.

– Придется с ней встретиться.

– Может, сообщим в полицию?

– А если это пьяный бред? Меня по головке не погладят. К тому же, как я объясню свой интерес? Я здесь всего пару дней.

– А она откуда знает про твой интерес?

– Мы же ходили по поселку, задавали вопросы. Слухи в таких местах очень быстро распространяются. Здесь никакой загадки нет. А вот почему она позвонить не может по ноль два, пусть бы даже анонимно, раз у нее с ними какие-то проблемы, вот это странно. Зачем ей я? Сыщик из меня так себе.

– Возможно, ей просто хочется облегчить душу. Неспроста же под мостом встречу назначила. Исповедуется тебе и утопится сразу.

– Господи, только не это… – Я загрустила.

– Что бы ты ни решила, я с тобой.

– И на встречу отправишься? – с надеждой спросила я.

– Конечно. Я это и имел в виду.

Договорить нам не дал звонок. Видя, что я не решаюсь ответить (сама не знаю отчего, неужели пьяная баба меня настолько напугала?), Толя снял трубку сам. Поговорив, положил ее на рычаг и сказал:



Маргарита Малинина

Отредактировано: 18.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться