Шёпоты старой усадьбы

Размер шрифта: - +

26

 

– Видите, что он делает здесь? – радуясь, точно ребенок, получивший заветную игрушку, изрекла я. – Разбирает кладку, чтобы найти потайную нишу, а куски складывает в тумбу. Потом выносит, наверно, частями. Потому что кусков здесь меньше, чем должно бы быть, судя по дыре.

– Анька, ты совсем с ума сошла вместе со своими потайными ходами и нишами. Ну нет их здесь! И на плане нет. Тут, видимо, кто-то сам хотел что-то вырыть. Только это несущая стена, так что, слава камням, мы нашли это безобразие до того, как здание обрушилось.

Не слушая его, я кинулась разгребать мелкие куски цемента и кирпича и скидывать их из образованной ямы прямо на пол.

– Да что ж ты делаешь-то! – Смирнов кинулся меня оттаскивать от стены. Для этого ему пришлось приложить недюжинную силу.

– Аня возомнила себя графом Монте-Кристо, – подхихикивал надо мной Анатолий.

Смирнову пришлось набрать в рот воды из бутылочки, которую он принес с собой, и плюнуть мне в лицо, чтобы успокоить. Ну вот, снова плюнули… Как тот, в шестом классе…

– Зато я была права! Вы бы даже не додумались переставить эту тумбу! А она была пустая не просто так! Преступник постоянно ее переставлял, чтобы копать, но тяжелую тумбу пришлось бы двигать, а это лишний шум, поэтому она обязана быть легкой: поднял и переставил. Почти бесшумно.

– Как ты вообще поняла, что за тумбой что-то есть?

– Я представила себе план здания. Эта стена общая с Гербовым залом, а это место – то самое, которое иначе простукивалось с той стороны.

– Хм… – Андрей излюбленным жестом приложил ладонь к подбородку. – Ниша?

– Аллилуйя! – обрадовалась я, что мне наконец-то поверили.

– Давайте допустим, что давние владельцы усадьбы Голицыны или Потемкины или Дмитриевы-Мамоновы в какой-то момент тайно перестроили часть стены, добавив туда нишу. Раньше не было металлических сейфов, так что это разумное решение. Но зачем этот некто, предположительно Пунцов, раскапывает ее? Тем более, как мы видим по внушительному углублению, в нише ничего нет. Он почти уже добрался до той стены.

– А он копал не с той стороны.

Я выбежала и сунулась в Зал заседаний. Хорошо, что в тот раз мы с Андреем не заперли дверь. Зашедшие следом ребята убедились, что все так и есть: звук менялся именно на том участке стены, с противоположной стороны которой был сделан своеобразный подкоп.

– Ты же не собираешься ломать здесь стену? – испугавшись азартного блеска в моих глазах, поинтересовался Толя. – Это культурно-историческая ценность! Ты же сама говорила!

– Ну, на самом деле роспись на стене начинается чуть дальше, так что теоретически я не…

– Боже! – перебил он меня. – Женщина сошла с ума! Золотая лихорадка.

Я резко выпрямилась и развернулась к нему.

– С чего ты взял, что здесь именно золото?

Ткаченко испуганно моргнул.

– Ни с чего… Шутка это…

Здесь уж и Смирнов с ним согласился, и они меня почти пинком выпроводили из помещения.

– Так, слушайте сюда, – заговорил Смирнов в коридоре, – мы в это место прибыли с другой миссией. Все эти подземные переходы, секретные ниши в стенах, убийства мальчиков и тому подобное – не в нашей компетенции. Мы здесь, чтобы вывести на чистую воду «призрака». Давайте придерживаться этой дорожки, хорошо? – Мы недружно закивали. Как ни крути, он прав. – Итак, что мы имеем. Человек в течение пары месяцев крушил стену. О мотивах расскажет сам, когда мы его поймаем. Чтобы это сделать проворнее и не дать ему уйти, мы должны выяснить его путь. Это понятно? – Мы снова кивнули. – Раз уж он не попал на камеру, но в коридоре был, вывод можно сделать следующий: приходит он с этой стороны. – Андрей ткнул в направлении, противоположном обзору камеры. – Со стороны лестницы.

– Но на первом этаже его нет! – воскликнула я. – То есть есть, но позже. И слышно, как он спускается.

– Вывод: он попадет сразу на второй.

– Каким образом?

– Вариантов два. Первый: окно второго этажа. Решетки же только на первом? – Я кивнула. – Второй: через крышу и мансарду, а там по лестнице до второго. Так как это выше, вахтеры снизу его начинают слышать только уже на втором, когда он над их головой.

Я опять согласилась: логика у майора железная, видимо, в спецслужбах этому учат, а Толик все же нашел, к чему придраться:

– А территория? Как он попадает внутрь, если не через главные ворота? Через забор сигает?

– Возможно. Или у него есть ключ от калитки.

– Исключено, – авторитетно заявила я и поделилась информацией, полученной от Бориса: – Ключи от калитки, выходящей к церкви, и от калитки, выходящей в липовый парк, только у охранника. Преступник никак не мог ими разжиться.



Маргарита Малинина

Отредактировано: 18.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться