Шёпоты старой усадьбы

Размер шрифта: - +

30

* * *

 

Ребята уже были на улице. Я включила настольную лампу, погасив общий свет, и перечитывала все места в книгах и брошюрах, где упоминался либо Матвей Дмитриев-Мамонов, либо его гуляющий ночами призрак.

Какая-то тень за окном привлекла мое внимание. Я встала и приблизилась к подоконнику, выглядывая наружу. В первую секунду я его не увидела, потому что человек уже отошел от окна, затем он попал под диодное свечение фонтана, и я негромко ахнула. Он был в черном плаще с капюшоном на голове.

Вот так внаглую разгуливать?

Я резко бросилась к входным дверям. Повернула ключ, потом задумалась. Что, если это Андрей опять разыгрывает меня? Впрочем, Толика в этой роли представить было невозможно, а без его ведома Андрей бы не сумел провернуть данный трюк. Да и не тот он человек, чтобы повторяться. Остается что? Как всегда два варианта: привидение неупокоенного Мамонова или осквернитель исторической ценности, проделавший дыру в стене. В пользу второго варианта говорила логика, в пользу первого – непонятное местонахождение потенциального преступника. Мы же решили, что он лезет в здание по пожарной лестнице. Что он забыл возле фонтана? Не через фонтан же некто проникает в подземный лабиринт, вода, трубы и каменная плитка не позволят ему это сделать по простым физическим законам.

Я хотела позвонить Борису, но подумала, что, когда из засады выпрыгнут Смирнов и Ткаченко, мне как-то это придется объяснять, они же вроде как ушли. Поэтому я по привычке вооружилась ножницами, вернулась к двери и открыла второй замок.

С улицы ударило прохладой. Это было неожиданно, за последние две недели я привыкла к жаре, в принципе редко встречающейся в июне последние годы. Я боялась поворачиваться к нему спиной, поэтому дверь пришлось просто прикрыть.

– Давай, ты сможешь, – шепнула я себе и пошла догонять человека в плаще, который медленно плыл в сторону ворот.

Выходит, шутка Андрея про то, что мне придется ловить злоумышленника самостоятельно, не была такой уж шуткой и зря я хихикала. Вот она я, с пылкой жаждой борьбы в груди и ножницами в поднятой для удара руке, в два прыжка, как пантера, догоняю уходящего «призрака».

– Стойте! – крикнула я наконец, когда плечо человека было уже настолько близко, что я реально могла вонзить в него свое металлическое оружие.

За секунду до того, как ночной гость обернулся, я подумала, что человек оказался ниже, чем я думала, и, соответственно, не может быть Пунцовым. Затем я увидела лицо Алины.

– Так это ты? – воскликнула я.

– Что? – Он смотрела на меня своими заплаканными глазами, в которых плескалось непонимание.

Услышав топот ног, я глянула направо: ко мне на всех парах неслась подмога из тайного укрытия. Это меня воодушевило, и я схватила Алину за руку, чтобы не дать ей уйти.

– Как ты проникаешь на территорию? – приступила я к допросу. – Что ты ищешь в стенах здания?

– Что? – она испуганно заморгала. – Ворота были открыты, я и вошла. Я с тобой хотела поделиться кое-чем. Я не знаю, про какие стены ты говоришь.

– Ты врешь!

– Пусти, что держишь? – Она вырвалась, но тут подоспели мужчины.

– От меня не убежишь! – гордо возвестил Смирнов, хватая ее под локоток. – А теперь прямиком в здание. Поведаешь нам, как ты бессовестно призраком наряжалась все это время и людей пугала.

– Да вы что здесь, сумасшедшие все?! Я пришла своим горем поделиться, потому что у меня больше никого нет, а вы… Мало того что мать мою… Вы… – Она зарыдала и даже сделала попытку стукнуть Смирнова кулаком в грудь.

– Подожди-ка… Отпусти ее.

– Что? Анька, это ж наш призрак!

– Я не уверена, отпусти. Алина, объясни, пожалуйста, еще раз, как ты прошла на территорию и почему ты в этом маскараде.

– В каком маскараде? Я в обычной одежде.

Я пригляделась. Плащ был темный, но не черный, просто из-за ночных сумерек так показалось. И, наверно, летний, без подкладки. И не такой длинный, выше колен, а дальше у Алины были обычные черные лосины и кроссовки.

– А капюшон зачем? – продолжала приставать я к ее внешнему виду уже больше из вредности.

– Так ведь дождь идет!

Ах, ну конечно… Стоило ей сказать это, как я ощутила на лице мокроту. Это был не дождь в прямом смысле, скорее, какая-то моросящая влага. Дождь был настолько мелким, что жаль из-за него доставать зонт, однако он все же доставляет дискомфорт, который я поначалу не заметила из-за поднявшегося адреналина, а вот Алина заметила, потому и натянула капюшон.

– Ты сказала, ворота открыты? – вспомнила я.

– Ну да, – она махнула в сторону ворот и сторожевой будки.

– А что с охранником?

– Откуда я знаю, – пожала она плечами.



Маргарита Малинина

Отредактировано: 18.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться