Шептунья

Размер шрифта: - +

Глава 8. Эффект зелья

         Я обхватила голову, закусив губу. Сердце билось как сумасшедшее. Я прекрасно помнила, что выпила любовное зелье и все чувства лишь от него, даже не взаимные, но отказаться от них была не в силах. Обжигающая любовь к нему была так ярка и поглощающа, что перед входом в главный зал я едва не повернула назад, отбросив гордость.

         Он всё ещё там. Мы всё ещё можем…

- Нет! – вырвалось из меня, и я, боясь передумать, чуть ли не ворвалась в наполненный гостями зал. – Син… Син любит его сильнее даже без зелья. И он её полюбит… обязательно полюбит...

         Мне было больно даже думать о таком исходе, и я чувствовала, что вот-вот расплачусь от несправедливости. Ведь и я любила его безмерно, и понимание искусственности моей любви ничуть не успокаивало. Он был нужен мне. Необходим как воздух! Желаем всей душой и телом!

- Боже, да где эта Син?! – шептала я, пробегая взглядом по важным персонам и умудряясь кивать им без раздражения. – Ещё немного. Ещё совсем чуть-чуть…

         Я заметила её у той самой стены, где и оставила. Мне даже не пришлось изображать то самое чувство, с которым нужно заставлять пойти на преступление.

- Скорее, умоляю, - заторопила я, вцепляясь в её запястье как в спасительную соломку и утягивая в ближайшую дверь, скрывающую нас от остальных.

         Син почти не сопротивлялась, но даже короткое замедление с её стороны отражались во мне едва не злостью. Казалось, она замедляет нарочно, желая причинить больше боли. После я думала, что так оно и лучше, ведь я иду отдать ей свою любовь, а раз она не так уж и хочет… Я крутила головой, жмурила глаза, старалась изо всех сил отбросить навязанные, мучительно приятные чувства, но не могла, и злилась на себя и всех.

         Как только мы оказались в крохотной комнатке для склада уборочного инвентаря, я втолкнула Син внутрь, захлопнула дверь и кинулась к полочке, где немногим ранее мы спрятали зелье для усиления родственной связи и то, что могло лишить меня бушующих чувств в один миг.

- Где он? Где же он, Вездесущий прокляни?! – рычала я, трясущимися руками капаясь на полке. Неосторожно задетые предметы с грохотом падали на пол, но меня это не волновало. Всё, о чём я могла думать, крутилось между мужчиной всей жизни и необходимости отдать его, потому как обещала. Потому, как так должно быть правильно. Так было нужно, так я сама хотела… когда-то…

         В какой-то миг перед глазами всё поплыло, размазалось, но я заметила заветные бутыльки. Схватив, случайно сжала один поразительно неловко, и он выпал, с треском разлетевшись о пол.

         Я глянула вниз, и противоречивые эмоции захватили с головой.

         Какой из двух зелий разбился? Если для слияния, то кольцо я не сниму? Сентьон будет только моим? Син ведь полюбит другого? Нет-нет, я сама не люблю его… так неужели теперь всегда буду без ума, когда раньше боялась до дрожи? Неужели я никогда не стану самой собой? А если это противолюбовное зелье? У меня даже не будет выбора! Но, в общем, разве он нужен? Разве не мечта жизни, любить кого-то так искренне? Правда он, наверное, так полюбить меня не сможет…

         Горячие слезы потекли по щекам особенно стремительно. Я села на колени и разрыдалась не ясно отчего.

- Корне! Корне, приди в себя, - обращался ко мне кто-то будто за стеной, но я почувствовала тряску и подняла глаза. Кто-то расплывался совсем рядом. – Успокойся, разбилось не самое важное. Всё в порядке. Вот, держи то самое.

         Мне что-то сунули в руку и почти поднесли к губам.

- Пей, Корне, давай же.

         Я сделала пару глотков и ощутила неприятное покалывание в теле.

- Что ты дала мне?!

         Меня затрясло. Я схватилась за плечи и попыталась успокоиться, но выходило плохо.

- Что ты влила в меня, Син?!

- Ничего, ничего такого, сестрёнка. Я выпила такое же. Давай мне руку, - просила Синди, и я неохотно слушалась, смахивая непрерывно льющиеся слезы. – Вот так, хорошо.

         Она всё обхватывала мой палец, тянула моего дракона вниз, крутила им в стороны, почти дёргала, а я смотрела и думала, стоит мне помешать ей или помочь.

- Не выходит! – отчаянно застонала Син в один из моментов моих размышлений, и я нахмурилась. – Кольцо не снимается!

- Тогда не снимай его. Оно всё равно моё. Сентьон сам надел его на меня, – решила я и попыталась было отнять руку, но сестра цепко её удержала. – Син, что ты делаешь? – запаниковала я, вдруг заметив присевшего перед нами на колени Тея.



Светлана Овчинникова

Отредактировано: 09.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: