Шептунья

Размер шрифта: - +

Глава 10. Игра в любовь

Немногим позже от побега Корнелии, поместье Вернетов

 

         Новобрачные кривили улыбки и неспешно сходили с помоста, удаляясь в спальню под положенные хлопки. Синдия стояла неподалёку, с волнением ожидая приглашения отца. Он занимал место меж стульев жениха и невесты и хлопал громче всех. Он был счастлив, и Син его не понимала.

         Чему он так рад? Выдать старшую дочь за пожилого, но богатого? Или всё же предстоящей помолвке? Но почему? Есть ли повод радоваться, что родная дочь идёт в расход ненавистному ему вампиру, да ещё и с приданным, равным половине всех доходов?

         Синди прекрасно знала, как Робен относился к Сентьону, и не могла не заподозрить неладного. Впрочем, мысли её почти тут же переключались на объект горячей страсти, почти наваждения. Она боялась глядеть на него, но не сводила взгляда из-под ресниц. Сентьон же меланхолично осматривал гостей, заставляя Син нервничать и сомневаться: на самом ли деле Корнелия исполнила волю брата, и они поцеловались? Если так, то отчего не смотрит в ответ?

         Облик сестры на ней таял всё быстрее, но наконец Робен Вернет призвал зал к тишине.

- Дорогие мои, в этот действительно прекрасный день мне хотелось бы сообщить вам об ещё одном немаловажном событии, греющим моё сердце сильнее прочего, - артистично вещал он, прижимаю руку к груди. – Не так давно одна из моих дочерей пришла ко мне с трогательной просьбой. Выслушав её, я не мог сомкнуть ночами глаз – так задела меня её просьба. Однако её будущее несколько беспокоило меня, - со всей серьёзностью извещал он публику, дожидаясь заинтересованного отклика. Робену было важно привлечь внимание. – Моя дорогая кровь влюбилась всей душой. – Гости, не слишком до этого слушающие, устремили на него взгляды. – Лишь один момент сдерживал меня не позволить ей осуществить желаемое: её долг магическому департаменту всё ещё не отдан. Ещё год обучения ждёт её в школе магии. Но, - Робен поднял палец, - что же я за отец, если не способен сделать для любимой дочери такую малость, как дать согласие на помолвку?

         Син невольно чуть скосила губы, не привыкшая слышать от отца столько выдуманной лжи. Гости же зашлись в аплодисментах.

- Конечно, - продолжил Робен, - всем нам известно, что маги вольны в выборе второй половинки души, но я подумал: «Действительно ли её любовь так сильна? Не окажется ли, что влюблённость прошла через пару недель, а то и меньше?». Мне не хотелось, чтобы она приняла неверный выбор. Все мы, родители, переживаем за своих чад, я не исключение, но вскоре понял, что её душа отдана лишь ему. Кому же, спросите вы?

         Все тут же зашептались, заозирались, будто жених непременно должен был предстать перед ними тут же. Робен Вернет, гордо выпрямившись и нацепив важную улыбку, указал в направлении стоящего чуть в отдалении вампира.

- Многоуважаемый и достопочтенный господин Сентьон Кельн! Глава Багрового клана и лучший служащий Империи.

         Отзывчивые до того гости замерли в немом изумлении. Шаги имперского следователя прозвучали в тишине особенно громко, но никто не решился прервать их. Вампир неторопливо проследовал до помоста, поднялся и остановился. Цепкий взгляд янтарных глаз прошелся по головам. Все захлопали в ладоши. Губы Робена едва заметно дрогнули.

- А влюблённая счастливица у нас, - преувеличенно бодрым голосом продолжил Робен, и взглянул туда, где только что стояла Корнелия. В тот же наряде, с тем же кольцом на пальце. Он нарочно присмотрелся предельно внимательно, а когда осознал действительность, голос подвёл его, и он кашлянул в кулак. – Моя прелестная Синдия.

         Голос его всё же сменил тональность, а после глава семейства едва не поперхнулся, ощутив короткий взгляд вампира. Но тот не произнёс ни слова, переведя всё внимание на взволнованную невесту, так опрометчиво озвученную в кругу высшего света.

         В повисшей вновь тишине Синдия зашагала ненарочно медленно. Дрожь в пальцах тут же выдала бы её, но она крепко сжала их на ткани платья. Совсем невольно спина будто обзавелась стальным стержнем, и при всём желании она не смогла бы согнуть её теперь. Сердце разрывало грудь, дыхание сделалось поверхностным и закружилась голова. На полноватых губах замерла улыбка, но взгляд медово-карих глаз был прикован к одному единственному.

         Под пристальным наблюдением гостей, почти не чувствуя тела, Син поднялась на помост и остановилась неподалёку от жениха, так и не рискнув подойти ближе. Он шагнул к ней сам, протянул руку и без заминки обхватил тонкие, похолодевшие пальцы.

         Кольцо из дракона, достоверный факт союза, оказался правдиво тёплым.

- Как интересно, - произнёс вампир пугающе негромко, но молчаливый зал ловил каждое слово. – Не терпится поболтать без свидетелей.

         Выдержка Син едва не подвела её, но она осталась стоять неподвижно, держа похолодевшие пальцы в обжигающей ладони возлюбленного. Страх и трепет владели её душой, и сколь сильно бы она не боялась Сентьона Кельна, его прикосновения, пусть пока лишь такие, были приятны ей. И она ничего не могла с этим поделать. Рядом с ним её сердце билось быстрее, волнуя чувства.

- Как пожелаете, мой господин.

         Син нарочно обозначила их нынешний статус, зная, что истолковать иначе гости его уже не смогут. Она – невеста главы Багряного клана, и отдана ему душой и телом.



Светлана Овчинникова

Отредактировано: 09.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: