Шерше ля фам

Размер шрифта: - +

23. Безумству храбрых поем мы песню.

 

Зритель дружно охает и команда Мика полностью солидарна со зрителем.

Мика несется дальше, а команда дружным составом бросается по ступеням вверх, но, тем не менее, не бросая боевого порядка.

Мика уже не видел, как завязался бой между вербовщиками, поджидавшими нубов на ступенях, и своими временными товарищами. Как они, теряя последние крупинки баффа, отстреливаясь последними гранатами и сонным порошком, единым организмом прорывались ко входу между величественных колонн. Он уже не мог видеть, получилось ли у кого-нибудь прорваться?

Его заветная цель была близка и он рвался к ней.

Эрик вцепился в свою шевелюру, совсем не слыша воплей начальства. Он с ужасом смотрел на сумасшедшего, так легко раскидывавшегося его личными деньгами, которые мысленно уже приятно оттягивали карман Эрика.

Вон, даже команда была согласна, что это перебор. И они прорвались. Дружно прорвались. Благодаря общей командной работе, прорвались почти все, кроме троих. Но что такое трое, когда прорвалось девять?! Целых девять счастливчиков, ставшие отныне самыми сильными магами Сигрока! Вершителями судеб всего игрового мира!

А ведь могли прорваться все! Все, если бы этот недоумок побежал во главе всей команды, как любой здравомыслящий, прямиком в центральный вход первого же дворца иларов!

Вот спрашивается, чем ему илары-то не угодили?! И Эрик обреченно понял, что этот мешок дерьма (не денег!) целится прямиком в арконы. Вряд ли его заводили мелуны или лиафы.

Эрик прекрасно знал, что при всех бонусах высшего дикерра, нубу ни за что не удастся прорваться в одиночку. Даже с командой не прорвался бы. За внушительной балюстрадой аляповатого дворца мелунов спряталась большая команда вербовщиков.

Все, что смогли сделать админы втихую, чтобы саботировать начальство, - это устроить засаду за вторым дворцом, а не за первым. Тем самым давая своему нубу возможность стать Высшим, став иларом.

А теперь этот ушлепок несся прямиком в лапы вербовщиков под радостные крики шефа. Столько ненависти, сколько шеф выплеснул на нуба-вредителя, они от него еще не видели.

Эрик не сомневался, что шеф засунет идиота в самую низшую отстойную расу музляков. А дикерр помрет очень быстро. Ему не хватит энергии хозяина, стоящего на такой низшей ступени.

Дикерры выживали только у Высших. Поэтому Мика и понесся прямиком в Высшие, хотя изначально целился всего лишь в найты. Это была подсознательная команда диккера, сидящего на его плечах. Каждый вид был заинтересован в своем выживании. И детеныш дикерра не был исключением, пусть он и был только что из яйца.

Мика несся на всех парах, совсем не чувствуя тела. Мимо проносились ступени дворца мелунов. Впереди уже маячил дворец лиафов.

Уже почти пробежав всю длину дворца, Мика с ужасом увидел, как из-за приближающейся балюстрады навстречу нему выплеснулась черная волна злыдней.

То, что ему не прорваться, стало ясно, как божий день.

Вербовщиков было не просто много, а очень много. По инерции он влетел в толпу. Только его ужас, передавшийся дикерру, раскидал вербовщиков не хуже взрыва. Но новая волна не оставляла шанса и Мика, резко развернувшись, рванул на ступени. Все равно, что мелуны, лишь бы прорваться! Выбирать теперь не приходилось.

Дубинки в руках Мика завертелись пропеллерами. Первая ступень, вторая, третья. Вербовщики отлетали, не успев приблизиться.

Но вот кто-то догадливый вцепился ему сзади в ноги и с силой рванул на себя.

- А-а! – с отчаянным криком Мика полетел встречаться со ступенями носом. Руки на автомате выбросило вперед, в подсознательной попытке смягчить падение, дубинки при этом были безвозвратно потеряны.

- А-а! – истошно исходил он в крике ужаса, чувствуя, как тяжелеет над ним гора из вербовщиков. Эти изверги, боясь потерять его, наваливались сверху, один на другого, при этом мешая друг другу отправить его порталом по запланированному адресу.

Продолжая беспомощно орать, Мика не видел, как с его предплечий соскользнули плоды брурки, нечаянно срываемые истерическими взмахами конечностей навалившихся на него вербовщиков.

Еще в каньоне, деля последние гранаты, один из нубов предложил обвязаться ими, нанизывая их на травяные ремни. Идея понравилась. Тем более что смысла тащить корзины уже не было. Слишком мало осталось плодов брурки.

Из тонких лиан были сплетены ремни, в петлях которых и закрепили растительные гранаты. Их было удобно срывать и кидать, когда это было необходимо.

Все, что были на торсе, Мика потратил еще в парке. Последние четыре штуки остались висеть на предплечьях. И именно их сейчас своими неуклюжими действиями срывали вербовщики. Плоды покатились по ступеням. Первый удар, упав на одну ступень, они еще выдержали, а вот на следующей стали взрываться, выкашивая ближайших и отрезая половину вербовщиков от бедлама на ступенях.

Мика, объятый ужасом, уже не понимал, что происходит. Какой-то грохот, крики, какофония – все смешалось в кучу.

Его единственная мысль была только о том, что он больше всего сейчас мечтает находиться в безопасности по ту сторону ближайшей двери. Вот! Вот! Она так рядом! Он поднатужился из-за всех сил. Безнадежно! Масса сверху давила немалая. Может вербовщики и мешали другу другу, но и скинуть себя они не давали.

Сейчас кто-нибудь догадается его застанить. И все… Его песенка спета. Мика прекрасно отдавал себе отчет, что админы отомстят ему за все по полной.

Он уже почти сдался. Но он не знал только одного. Что дикерр, сидя все это время на его плечах, продолжал упорно синхронизировать себя со своим хозяином. И на данный момент процента синхронизации хватало, чтобы малыш понял, что если что-то срочно не предпринять, то конец им обоим. В отчаянии малыш ухватился за яркую мечту своего хозяина, усиливая его желание своим желанием оказаться в безопасности. И если хозяин считает, что за дверью безопасно, значит, так оно и есть.



Ник и Нита Тьен

Отредактировано: 19.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться