Шерше ля фам

Размер шрифта: - +

27. Дьявол кроется в деталях.

 

Мика чертыхнулся и сразу полез в свою легенду, не считая кошелька, содержимое инвентаря его мало интересовало.

После нажатия зеленой спирали интерфейс поинтересовался:

- Брадобреусмус, будете слушать или читать?

- Читать, - раздраженно рявкнул Мика, хотя его тоненьким голоском это больше походило на тявканье, что только подлило масла в огонь.

Услужливо открытый текст тоже настроения не прибавил.

«Ничего себе накатали, долбанные фантазеры», - зло оценил он объем и вгрызся в текст. Надо было понять, в чем загвоздка.

Поначалу шла история семьи. Кто отец, кто мать. Перс Мика был четвертым ребенком в семье, но не последним. Всего их было шестеро: четыре брата и две сестры.

«Ничего себе», - оценил размах Мика, который на самом деле был единственным ребенком у своей мамы. Отца он никогда не знал и не рвался узнать.

Все дети учились в элитных учебных заведениях закрытого типа. Мальчики отдельно. Девочки отдельно.

Но с этим-то как раз все было ясно. Это были заготовки для будущих игроков.

Старшие братья и сестра уже светились игровыми никами, помимо своих родовых имен.

Четвертым стал он, Мика.

Мика вздохнул, эти повернутые на логике создатели Сиги старались все со всем логически увязать. Это у них был не просто пунктик, а пунктище, который в мире игроков вызывал море нареканий.

Вот по замыслу создателей, появление игровых имен у персонажей игры считалось проявлением воли Богини Эланы, отвечающей за Дух всего мира. По легенде, Богиня Элана наделяла своих любимчиков способностью к возрождению. Так объяснялось наличие искр жизни у игроков.

Создатели не стали наделять способностью к возрождению персонажи, уровня искин. Дабы игроки, прежде чем убивать высокоуровневого персонажа, думали своей головой. Да и штраф за убийство искина был не менее убийственным. Возрождаться же имели возможность только мобы и неписи.

Главный козырь, на чем строилась игра, был в эксклюзивных разработках корпорации “ Виостен ”. Прорывные технологии в области искусственного интеллекта позволили создать многоуровневый бесшовный мир, населенный персонажами, способными к самостоятельному развитию.

Все игровые расы, которые обслуживали игроков, были исключительно искинами. Основу каждого такого персонажа составлял минизародыш искусственного интеллекта, способный к саморазвитию и самореализации. Сокращенно в корпорации их звали мискинами.

Мобов и неписей, в чьи основы были положены классически написанные программы, тоже было море. Это были все животные и растения, а также расы, не содержащие в своем составе игроков.

Мир Сигрок был уникален. Был уникален тем, что в нем кипела и развивалась самая настоящая искусственная жизнь, где каждый мискин был самостоятельной индивидуальной единицей.

И именно в этом крылась разгадка, почему игрок, выйдя из игры, не мог снова зайти в игру в своем старом персонаже. Если хотел вернуться, то надо было начинать все с нуля.

Центры трансформации не были просто красивым названием очередной вехи на пути игрока. Это и в самом деле были самые настоящие центры трансформации, а вернее синхронизации. Нулевые мискины, только что с конвейера, имеющие в своем распоряжении только базовый стандартный набор умений своей расы и возраста, совмещались с игроками. Это была невероятно сложная и тонкая отладка, позволяющая мозгу игрока принять дополнительные данные, как свои, и не отторгать их.

Корпорация “ Виостен ” была единственным обладателем таких технологий в мире.

После центра трансформации игрок должен был пройти по песочнице не просто так. Именно в этой локации происходила окончательная сонастройка мискина и игрока, под бдительным надзором врачей и техников.

В итоге, мискин должен был воспринимать игрока, как стержень своей личности, а игрок учился на автомате использовать новые умения и навыки доставшейся ему расы.

Но если игрок выходил из игры, его мискин начинал жить самостоятельной жизнью, используя все то, чему научился у своего хозяина. Мискин продолжал свой жизненный путь в Сиге, используя, доставшиеся ему в наследство: характер, привычки, манеры и все то, что составляет личность.

Увы. Но, обратно соединить вместе игрока и его мискина было уже невозможно. К этому времени мискин усложнялся настолько, что синхронизации становилась нереальной.

Объединить с игроком можно было только минизародыш искусственного интеллекта нулевого уровня. Поэтому, было мало желающих, по собственной воле, покинуть игру. Уходили в основном по вылету. И практически не было тех, кто снова вернулся в игру вновь. Проходить все с самого начала, мало у кого вызывало желание.

Мика, особо не вчитываясь, пролистал жизнеописания своей родни и добрался до своей собственной. И тут появились новые дровишки в незатухаемый костер размышлений.

Он-то оказывается неродной сын.

Мика нахмурился, и стал перечитывать заново и на этот раз медленно и вдумчиво.

По мере появления очередного сына на свет, выяснилось, что горячо любимая жена родила бастарда. Родовой камень отказался принимать отпрыска. Дабы не позорить семью и род, который был как-никак королевским, муж дал свое имя ребенку и простил неверную жену. Или сделал вид, что простил, опять же по причине все той же репутации. Но, тем не менее, после еще двоих настрогал.

Официально Лямиаирель был сыном Тарданимениама ди`Дастирениса.

«Тьфу, ты, - чертыхнулся раздраженно Мика. – Ну, и длинные же имена у местной элиты! Фиг выговоришь!»

Его персонаж имел все привилегии королевского рода. Но! Что называется, дьявол кроется в деталях.

Мелуны получали свои способности по роду. А Лямиаирель оказался, что лист на ветру, ни к чему не привязан. Родовой артефакт Дастиренисов не признал его, а искать его родной никто не стал. Может, не знали, кто его настоящий отец? Может, не хотели? Здесь оставалось только гадать.



Ник и Нита Тьен

Отредактировано: 03.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться