Шерше ля фам

Размер шрифта: - +

38. Разгадывание одних загадок, ведет к созданию других. Таков круговорот.

 

Первое, что увидел Жюль, открыв дверь, это младенца мелуна, явно, немладенческого возраста. И это было странно. По росту он сразу определил, что мальчишке осталось всего ничего до завершения первого круга. Тем более смотрелось, по меньшей мере, странным то, что он за столько лет так и не сменил свою детскую ипостась. Хотя, надо отдать должное, смотрелась младенческая внешность мелуна мило во взрослом варианте, при условии: если бы мальчишка был бы девушкой. Но извращенцем Жюль никогда не был и мальчики его не интересовали.

Из увиденного у вдумчивого лиафа возникали новые выводы, а из них новые вопросы.

Детская ипостась говорила о том, что у мальчишки нет магии, иначе давно бы сменил. Быть посмешищем для других – это крайне неприятно, особенно в ранимом детском возрасте. А Жюль не сомневался, что мальчишке доставалось за свою внешность. Но из сделанного вывода закономерно возникал вопрос, что нужно несмышленышу от него? Да, к тому же, откуда мелунчик может знать язык Гильдии Тайных Знаний и нужные пароли? И это было странно. Кто в здравом уме будет отдавать такую важную тайну в такие ненадежные руки? Лишенный магии мелунчик был для любого маломальского мага все равно, что консервная банка. Вскроется легко и быстро. И поэтому лиаф решил пустить гостя, чтобы самому выяснить, в чем здесь дело.

Но мелунчик удивил его еще больше, когда не побоялся известить, что чернь - не его прислуга, а его верные товарищи, которых он не стесняется принимать на равных и не боится требовать этого от окружающих. Для лиафа, для которого слово честь – не пустой звук, такой ход смелого мальчишки говорил о том, что малыш знает, что такое честь благородного существа. И умеет быть благодарным. Видимо, низшие не раз помогали обделенному судьбой мелунчику в его нелегкой дороге. И мелунчик ценил это, сумев справиться со своей родовой спесью. Об уровни спесивости мелунов и так много бородатых анекдотов ходило по миру.

Малыш честно сумел заработать уважение такой мрачной личности, которой не без оснований, слыл Жюль, а также повысить градус интереса к своей неоднозначной персоне.

Но малыш вновь умудрился удивить Мастера, когда не повелся на нарядное оружие, развешенное на стенах так, чтобы привлекать к себе внимание. Вон его товарищи моментально пустили густую слюну, а мелунчик даже глазом не моргнул.

«Мда. Надо отдать должное малышу, он, в самом деле, не так прост, как кажется», - решил Жюль и молча повел его туда, куда попадали только единицы.

Повинуясь жесту руки Мастера, в воздухе растворилась часть дальней стены, открывая внушительный проем. В этот раз Мрачный Жюль не забыл о внушительных габаритах одного из спутников загадочного мелунчика.

Стена, являвшаяся на самом деле, боком горы, к которой скромно прилепилась мастерская, срослась обратно, впустив гостей в огромную пещеру.

Друзья пораженно застыли. Даже Мика рассматривал все с восхищением. Увы, но для праздных наблюдателей с реала, эта часть мастерской Мрачного Жюля была слепой зоной. И Мику приходилось только догадываться, что здесь происходит.

Правда, Мика сомневался, что для админов игры приват пещеры действовал также, как и для простых зрителей с реала. Одно Мика знал наверняка, что единственной формой привата, которая была активна и для админов тоже, был амулет завесы. А все потому, что для некоторых и очень богатых клиентов Сиги наличие зон, где тебя никто не мог подслушать и подсмотреть, даже создатели игры, было непременным условием их участия в игре. И первые же многомиллионные иски к корпорации “Виостен” моментально были удовлетворены корпорацией, не дожидаясь решения суда. Так игроки Сиги получили привилегию тотального привата в виде скромного на вид амулета завесы.

- Я слушаю, юный мелун, - повернулся Жюль к мелунчику, как только стена закрылась и они оказались под защитой мощной Магии Тишины.

- Микси, - Мика повернулся к девушке, - активируй амулет завесы, - попросил он.

Микси кивнула и выполнила просьбу.

- Думаешь, здесь нет привата? - насмешливо спросил Муха. – Мастер, наверняка, постарался.

Мрачный Жюль с любопытством следил за действиями друзей. Мелунчик и в самом деле был с ними на равных. Вон как они легко и можно сказать непочтительно обращались к тому, кто мог стереть их в порошок, даже будучи таким немощным.

Был один очень существенный бонус для Высших, при чем, как и для игроков, так и для просто мискинов, от чего все игроки стремились попасть именно в Высшие. Высшие имели право наказывать тех, кто был ниже их по иерархии, начиная от дебаффа и заканчивая отнятием жизни. Именно поэтому Микси и решила оставить все как есть. Она знала, что Мика может помочь в деле, даже будучи таким беспомощным. Надо было только выяснить, сможет ли он отнимать жизнь в своем текущем состоянии или всего лишь дебаффить?

- Да, юный мелун, - поддержал Мастер лонка насмешливым голосом, - вы удивляете меня своим недоверием к моему уровню мастерства.

- Благородный Мастер, - Мика снова почтительно поклонился, заработав благосклонную ухмылку лиафа.

Мастеру все больше и больше нравился этот убогий, но хорошо воспитанный мелунчик. Зато его низкорожденные друзья воспитанностью не страдали. Они ни разу не почтили Высшего так, как тот того заслуживал. Раньше бы Жюль их за такое мгновенно бы покарал, но он оставил свои лиафские замашки в далеком прошлом в своей навсегда утерянной жизни. Но, тем не менее, продолжал ценить воспитанность в тех, кого встречал на своем нелегком пути Мастера Тайных Знаний.

И интерфейс Мика снова озарился поднятием стата:

Репутация: прибавка + 1 очко, всего 7\100

Но Мику некогда было отвлекаться на такие мелочи.

- ….Я не хотел задеть ваши чувства своим недоверием, - почтительно продолжил мелунчик. – Но существуют определенные силы, которым Магия Тишины всего лишь пустой звук.



Ник и Нита Тьен

Отредактировано: 03.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться