Шесть дней

Font size: - +

Глава 2

В супермаркете мама то и дело фыркала. Полно просроченных продуктов, а выбор прямо скажем, не очень. Да, в деревеньке на самом деле поставили небольшой супермаркет, как раз на месте «Авоськи». На вывеске аршинные буквы:

САНЖАР

Рома сразу подумал – какой-то кавказец открыл. Яблоки как из воска, молочка сплошь просроченная. Хлеб собственного производства: либо как вата, либо твердокаменный. Овощи так себе, мама с придиркой отбирала помидоры – на завтраки будет исключительно яичница, притом вкуснейшая.

Попадется ли тот придурок, что ссал возле дома? Чем-то похож на отца. И Рому и еще что-то смущало, но он никак не мог понять, что именно. Как будто чего-то важного нет, того что в любом магазине нынче найдешь. Зато есть необязательная бытовая химия: целый полк бутылочек, тюбиков и аэрозолей.

По торговому залу бродила симпатичная девчонка. В легком платьице, волосы собранны в конский хвостик. На вид – старше Ромы, на год или даже на два. Она поглядела на мальчишку и отвела взгляд. Рома почувствовал, как розовеют щеки.

Какая красивая!

- Они здесь убирают? – шепнула мама и провела пальцем по полке с маринованными грибами, пикули и прочими соленьями. Показала подушечку пальца – слой пыли.

Сухой мужчинка с усами как у моржа, закидывал в голубую пластиковую корзинку бутылки «Пепси», одну за одной. Там же светло-голубые пакетики с соленой рыбкой и чипсы «Лэйс».

Пиво!

В магазине нет спиртного. Ни водки, ни коньяка.

К алкоголю Рома относился с неприязнью. Из-за отца, конечно. Поэтому радости одноклассников, «нажраться на последнем звонке» он не разделял. Пацаны поехали на набережную, заливаться дешевым пойлом (хоть и не выпускной класс), а Рома пришел домой и засел за чтение Кинга. Тогда же, вечером – позавчера.

Лучше и не вспоминать. 

Но чтоб в магазине отсутствовало спиртное…

Спустя двадцать минут, мама Ромы все-таки выбрала нужные продукты. Кроме помидоров и зелени в корзинку попал сыр (плавленый и «Тильзитер») буженина в пакетике, палка колбасы и кофе «Якобс».

Пришли на кассу. Мужичок с усами уже тащил восвояси пакет, с баллонами газировки и рыбкой (за алкоголем местные, наверное ездят туда, к трассе), а девчонка с конским хвостом еще бродила по залу. Хмурая кассирша приказала:

- Не видите – лента не работает. Подтаскивайте. - Рома начал выкладывать продукты. Пик. Пи-ик. Ручищи у кассирши белые как батоны – жир так и прыгает. И родинки везде.

Кассирша трясет сканером, а продукты швыряет в конец транспортера.

Мясо ударилось о бортик и кувырком полетело на пол.

- Аккуратнее можно? – тряхнула волосами мама Ромы. – Вы карточки принимаете?

- Нет, - процедила кассирша. Рома поднял мясо, кинул в фирменный пакет. Эмблема – голубой колосок, скрученный. Больше на инопланетную змею похож.

Рома видел ту штучку, в которую вставляют карточку, с разноцветными кнопками.  И мужичок с усами расплатился картой, а сейчас вдруг – нельзя. Мама пожала плечами и выудила из кошелька пятисотенную купюру.

- А под расче-е-т не-е-ет?

- Нет, - покачала мама Ромы головой и нахмурилась. Девочка с конским хвостом разглядывала шоколадные батончики и жвачки. В руках – два пакета молока. Кассирша  отсчитала сдачу, слюнявя пальцы и потряхивая рябыми щеками со следами недовольства. И мелочь насыпала так, что несколько монеток упало на пол. Рома поднял. Мама сжала губы в нитку и Рома ощутил колючие импульсы.

Кассирша закричала:

- Олег, держи ее. Я видела как она чипсы жрала!

У Ромы похолодело в груди. Развернулись с мамой, как по команде.

Заплывшие жиром глазки кассирши пылают. Щеки бордовые, а необъятная грудь вздрогнула как холодец, когда баба встала с кресла. Охранник, в противоположность кассирше, высокий и худой мужичок. Как садовый шланг. В черную форму одет, желтые буковки сбоку, над карманом: «ОХРАНА».

Вцепился пятерней в предплечье девчонки.

- Ничего я не трогала! – Рома невольно залюбовался незнакомкой. Гладкие щечки, волосы темные, с коричневизной. Губки закусывает, а у самой глаза горят как у богини войны. И как блестит хвостик волос!

- Ага, рассказывай! Плати. Или может, полицию вызвать?

- Пройдемте, камеры посмотрим. У нас видеонаблюдение, - охранник оскалил зубы и потащил девчонку. Та стряхнула клешню с плечика: - Отпустите! Я ничего не брала! Вот, молоко и все. Никуда я не пойду! – Один пакет выпал и шлепнулся на плитку, как медуза. Молоко побежало ручейками. 

Мама Ромы рванула назад к кассе:

- Что она украла?

- Чипсы.   

- А где пакет? – прищурилась женщина. Кассирша переглянулась с охранником и зыркнула на Ромину маму: - А вы кто такая? Чего нос суете не в свое дело?

- Позовите менеджера. Я хочу оставить запись в жалобной книге.

- Менеджера сейчас нет на месте.

- По какому праву вы мне хамите? – тон сквозил холодом, а щеки кассирши стремительно серели. – Одно мое слово и вас уволят.

- Да, конечно, - скорчила гримасу кассирша, - так уж и уволят! А кто на кассу сядет, может ты?

- Не тыкайте мне, пожалуйста. Сколько должна девочка? Ста рублей хватит? – мама Ромы бросила купюру на прилавок, и красный глаз сканера подсветил водяные знаки. После долгой паузы и переглядываний с охранником, кассирша наконец, ответила с неохотой:

- Молоко еще разлила… – Зазвенел кассовый аппарат. Стукнула дверь, вошли три парня. Машут руками, спорят о футболе.

Атмосфера несколько разрядилась. Охранник убрал ладонь, и Конский хвостик тут же начала растирать предплечье. Глазки-пуговки поблескивают от негодования.



Павел Давыденко

#89 at Mystic / Horror
#522 at Young adult
#228 at Teenage literature

Text includes: боль, тайны

Edited: 06.08.2018

Add to Library


Complain




Books language: