Шесть Историй

Размер шрифта: - +

Пролог.

 Ночь, в которую луна только начинает набирать силу и от этого не видна взгляду. Ночь, что освещает только россыпь звёзд на небосклоне.
      В такую ночь, в поле Мертвых сглазов выходят несколько десятков последователей культа «Матери Тёмной Ночи». Все они закутаны в чёрные балахоны из грубой ткани, надетые на нагие тела. Все они несут факелы, блики которых скачут с одного лица на другое, на каждом из которых ярко выражен восторг.
      Все они идут в одно место. Туда, где расположился многовековой валун. По легенде, это место посетила сама Матерь.

      Все адепты встают вокруг священного места, мужчины и женщины пропускают
вперед тех счастливчиков, коих благословила своими дарами Матерь. Все они получили разные дары, но у всех у них есть метки Богини — темные белки глаз, а среди этой темноты горят их радужки и тёмные узоры, хаотично покрывающие какую-то часть тела.
Здесь их всего пятеро: Брат Ху Мерналь, Брат Ху Гем, Сестра Ягр Айру, Сестра Ярль Ява и Брат Хун Нельи. На них всех балахоны расшитые нитями Иль, складывающиеся в узоры рун.
Они почтенно кланяются старцу, что стоит ближе к валуну. На нем одежда из грубой Мерагонской ткани. Этот человек — Магистр Хугр Нийру, один из лучших ритуальников страны.

      Магистр подходит ближе к валуну и начинает чертить мелом по нагретому камню. Воздух начинает отдавать магией, от которой камень нагревается, на лицах адептов проступает пот, но они не обращают внимания, восторженно наблюдая за профессиональными, вымеренными многолетними практиками Хугра Нийру.

      Благословенные Ночью выходят вперёд, сбрасывая с себя балахоны. По их телам танцуют блики огня и звёзд, они начинают свой ритуальный танец. Хун Нельи и Ярль Ява, как самые младшие, начинают движения танца, отдавая энергию и жизненные силы камню. Остальные трое присоединяются позднее, так же отдавая свои силы, но и принимая избытки силы молодых, для поддержания своих жизней.

      Магистр в это время заканчивает с рунами и начинает петь, глубоким, гортанным голосом на языке умерших народов и Империй.

      Воздух гудит от концентрации магии, а камень нагрелся так, что до него не возможно дотронуться, не обжегшись.

      В какой-то момент все замерло, все стихло, кажется, что даже время остановилось, и магия стала гуще, словно туман.

      Справа от Магистра Хугра Нийру показалась девушка, волосы были распущены, лицо бледно, а глаза выражали страх, но в тоже время решимость и благоговение. Магистр и Благословленные Матерью Темной Ночи смотрели на неё с уважением и снисходительностью. Хугр Нийру указал ей на камень. Молодая Ярль вздрогнула, ещё больше побледнела, но все же подняла дрожащие руки и медленно скинула с себя грубый балахон, открывая свою наготу остальным последователям, и осторожно подошла к священному месту.
Её тело обдало жаром, молодая Ярль аккуратно положила ладонь на камень, чувствуя внутренне волнение и благоговейную дрожь. Кожа на её руке сразу же покраснела и покрылась вулдырями. Ярль воскликнула и отдёрнула руку, все её естество возжелало оказаться как можно дальше от жара камня и давления наблюдающего взгляда Матери.

      Последовательница уже сделала несколько шагов назад, но почувствовала на своём плече горячую, не по годам сильную руку Ягры Айры. Молодая Ярль заглянула в мудрые, полные тьмы глаза старухи, и впала в колдовской транс, что повёл Ярль обратно к камню, следуя зову магии старой Айры.
      Молодая Ярль, легла на горячий камень, чувствуя его жар всем телом, но мыслями находясь далеко от своего сгорающего тела.

      Адепты молчали, оглушённые силой магии, и не чувствовали тошнотворный запах горящей кожи Ярль. Все они словно в трансе раскачивались в такт песни старого магистра.

      Магистр Хугр Нийро поднял руку вверх. В свете пламени сверкнула сталь ритуального ножа, совершенно простого, ничем не украшенного. И в тоже время, когда голос Магистра заканчивал песнь, нож разрезал плоть жертвы, и валун орошился свежей кровью.

      В этот момент небо над поляной на мгновение заполнилось тьмой, в которой чувствовалось удовлетворение, что означало то, что жертва принята. Узрев взгляд их богини, адепты рухнули на колени, и лишь благословленные продолжали свой танец, принося благодарность своей единственной повелительнице и хозяйке.

      Но вскоре все закончилось. Тело дара Богине истлело, священный валун остыл, впитав кровь, и даже воздух вокруг него замер, в ожидании следующего ритуала.

      Счастливые адепты той же безмолвной процессией двинулись назад, в ту сторону, где виднелось небольшое поселение людей, что принадлежало государству Марлигии, которое в данный момент являлось территорией Империи Туа.

      Пятеро темных благословленных, уже вновь одетые, двинулись за процессией, поддерживая Магистра, боясь, что его почти ослепшие глаза не заметят камень или яму.

      Идти до поселения недалеко, всего полкилометра. Но для медлительных ног Хугра Нийру и это может стать испытанием.
      Через некоторое время его дрожащий хриплый голос разрезал звуки ночи:
      — Матерь приняла дар, но означает ли это, что она благословит наше грешное государство? — ни к кому конкретно не обращаясь спросил он.
      — Не знаю, мой старый Нийру, кто я такая что бы понимать намерения самой Ночи? — меченая божественной меткой рука Ягры Айры сжала руку Хугра в знак поддержки. Хотя её старый, но все ещё ровный голос, выражал страх.
      — Конечно же Матерь благословит нас, она не может оставить своих детей без поддержки! — уверенно отчеканил звонкий голос Хуна Нельи.
      — О Нельи, ты ещё такой ребёнок — покачал головой Ху Мерналь, из-за чего стало чётко видно покрытую темными пятнами шею. — Матери Ночи может показаться наша жертва недостаточной, ведь ещё десять лет назад, в такие ночи, каждый город Марлигии проводил ритуал приношения жертвы нашей богине, а сейчас, мы чуть ли не единственные, кто не отрёкся от Тёмной ночи, в пользу богов Империи Туа.
      — Но почему же наш народ так поступает, Ху Мерналь? — раздался рядом с Магистром голос бойкой Ярль Явы — ведь мы с начала веков поклоняемся Матери…
      — Потому что люди имеют природу предавать свои корни, молодая Ярль. — ответила за мужчину Ягра Айра.
 



Лис в зарослях

Отредактировано: 12.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться