Шесть Историй

Размер шрифта: - +

Яги 2.

 Красные всполохи закручивались спиралью вокруг неё. Жуткие крики и треск пламени оглушали. Дышать становилось все труднее, вязкий гнилой дым пробирался в легкие.

      Ее взгляд блуждал, пытаясь рассмотреть сквозь пелену выход.

      Глаза будто протыкали сотни мелких иголок.

      Девочка пробиралась сквозь клубы дыма, нащупывая не горящую землю.

      Её нога зацепилась за что-то на земле, и она упала.

      Детские глаза встретились с льдистыми глазами покойника.

      Девочка испуганно отшатнулась.
Спина почти соприкоснулась с горящим хлыстом.

      Девочка ещё раз оглянулась. В огне виднелись силуэты горящих людей, они кричали.

      Девочка побежала, огонь отступал от неё, позволяя уйти.

      Она оказалась в темноте. Прохладные каменные стены вокруг дарили возможность успокоиться.

      Она шла вперёд, пещерный коридор вёл все глубже под землю.

      Здесь был жертвенный зал. Лучи света пробивались сквозь щели в потолке.

      Воздух пульсировал, наваливаясь тяжестью на неё.

      Вокруг камня собрались фигуры.

      Их бесстрастные каменные лица наблюдали за жертвой, что лежала на валуне.

      Жертва была ещё жива, что было невозможно. Её сердце протыкала сталь меча, а в руке она сжимала ободок окровавленной короны.
 

***



— Держите ровнее, ваше высочество.

— Держите руку прямо, вы же не вилами машете!

— Хорошо, теперь накладывайте чары усиления.

      Голос сира Ху-гу Нерейна насмешливо громыхал в его голове.
Воздух обжигал горло с каждым вздохом, мешая восстановить дыхание.
Эфес, отделанный мягкой кожей, давил своей тяжестью на уставшую кисть.

      Яги находился здесь уже третий час. Магия, казалось ушла в минус, а его Мастер лишь продолжал наступать, насмешливо приподнимая уголки губ.

      Сир Ху-гу Нерейн был старинным другом его дяди. Кроме того он занимал должность военного советника и был Мастером Боевой Магии, чему и обучал Яги.

      Этот человек был крупного телосложения, а про его густые рыжие усы слагали песни во всей столице.

      С близкими и подчинёнными он был добродушен и строг, а противники мнили его за самого кровожадного человека.
А вообще, если бы Реля Яги попросили описать своего Мастера одним словом, это было бы слово «громкий».

      Когда Яги только прибыл во дворец, голос этого рыцаря снился мальчику в кошмарах.

      Задумавшись, Хуль Яги пропустил несколько ударов рыцаря.

      Пытаясь восстановить ритм ударов, кронпринц перестал следить за ногами противника, что стоило ему наказания.

      Хлесткая подсечка мастера и сильный шлепок по голове тупой гранью меча.
«Опять синяк на лбу останется, позорище.» Хуль Яги вздохнул и, перевернувшись, встал на ноги.

— Плохо. Вы опять не следите за боем, Рель Яги! — Громовой бас Сира Нерейна резанул по ушам недовольством.

      В коридорах было многолюдно, служанки и слуги что-то убирали или что-то куда-то несли. Придворные спешили по своим делам. Стражники молчаливо стояли на своих постах, а редкие рыцари любезничали с дамами.

      Кронпринц быстрым шагом направлялся в свои покои.

      В комнатах его уже ждал верный оруженосец Хуль Нигу, приготовивший все для подготовки к завтраку в столовой Императора.

— Как прошла тренировка, Рель Яги? — юноша подал уже освежившимся принцу сменную одежду.

— Неплохо, как видишь. — Яги ухмыльнулся, и мотнул головой, открывая взору оруженосца свежий синяк.

— Сир Нерейн слишком строг с вами, Кронпринц.- светловолосый юноша наблюдал за бликами солнца на короне, что держал в руках.

— Не сказал бы. Где твой брат? — Яги благодарно кивнул, принимая из рук Нигу корону. Его взгляд на мгновение задержался на гравировке лотоса, в глубине его глаз тогда промелькнуло недовольство. В следующее мгновение Ободок короны уже крепко сидит на голове кронпринца.

— Он отправился в город вместе с Сиром Хуль-ерль Ярлом, вам уже сообщили об отмене занятий с Магистром?
— Да, надо будет навестить его после обеда. Странно, что его так часто берет хворь, он совсем не стар ведь.
 

***



      Столовая Императора была большим прямоугольным залом в белых тонах.Из окон было видно пенящееся море, и уходящие паруса, пестреющие рисунками лилий и солнце.

      Длинный стол был сервирован только на четверых.

      Яги остановился около середины стола, за которым уже сидели Император и Императрица.

— Да благословит вас на новый день Феникс, ваше Императорское высочество! — Хуль-рель Яги исполнил обязательный по этикету поклон перед императором, прижав левую руку к груди, выражая верность и подчинение.

      Хугр-рель Менври, Император Туа, был мужчиной в возрасте, хоть и не утратившим воинского вида и ауры истинного правителя.

      В его темных волосах уже много лет проглядывала седина, а старческие морщины явственно показывали возраст Императора.
В зелёных глазах горела стальная воля и изредка прорывающаяся усталость.

      Император благосклонно кивнул, позволяя племяннику двигаться дальше, и снова вернулся к еде.

      Кронпринц же подошёл к Императрице, и коротко поклонившись ей, принял её руку, и поцеловал.
Императрица Ягу-рель Эгайра, мягко улыбнулась ему, и поправила золотистый локон, упавший на плечо. Эта женщина до сих пор будоражила воображение мужчин, она в отличии от мужа не растеряла своей молодости, и не знающий принял бы ее и принцессу за сестёр, а не мать и дочь.

      Наконец, исполнив приветствия, Яги смог сесть за стол. Облокотившись на мягкую спинку стула, он задумался о том, где
Пропадает его дражайшая кузина.

      Как бы не надеялся Император, но у Яги не возникало никаких чувств кроме братских к Инве.
Это неуклюжее и невероятно светлое существо хотелось защитить и не давать никому в обиду, как и подобает всякому старшему брату, но есть всегда одно но.

      Ярль Инва была светлой и доброй до определенного момента. Яги не знал когда именно и из-за чего его сестра начала меняться, но точно знал, что заметили это немногие, она хорошо играла роль идеальной дочери Императора.

      В разговоре с ней это незаметно, но краем глаза он не раз замечал лёд в её глазах, или кривую брезгливую усмешку.

      Так же Ярл не раз говорил о странном поведении принцессы и её рыцаря, сира Ху-гу Гуре. Она набирает союзников, и это понятно, но для чего? Эти подозрения никогда не радовали Кронпринца, он не хотел вражды с сестрой, поэтому не спрашивал. Ну и из политических соображений тоже, пока Принцесса не догадывается о осведомленности брата, у него есть преимущество, так на всякий случай.

— Ягу-рель Эгайра, вы видели сегодня Рель Инву? — Яги все же решил спросить. Тётя некоторое время смотрела куда-то в сторону, а затем перевела взгляд на племянника.

— Сегодня утром она завтракал со мной, и говорила, что-то о том, что ей нужно доделать вышивку. Возможно она засиделась за рукоделием, и не заметила времени. Если она не явится в скором времени я пошлю за ней.

— Хорошо, в таком случае спасибо.

      Двери вновь распахнулись, пропуская в помещение юную светловолосую леди. Принцесса Империи Ярль-рель Инва плавно вплыла в помещение, блистая в своём платье из белого шёлка.

      Поприветствовав всех присутствующих, она опустилась на место рядом с матерью.

— Как спалось, рель Инва? — Яги чуть обеспокоено оглядывал сестру. От него не укрылось, как девушка чуть сжала рукоять столового ножа.
Инва тем временем мягко улыбнулась, всем своим видом показывая доброжелательность.

— Духи тьмы не беспокоили меня этой ночью, ваше величество.

— Вы готовы к вечернему приему у герцога? — рель Эгайра обвела взглядом юношу и девушку.

— Да, мама. — Инва утвердительно кивнула, улыбнувшись.

— Яги, зайди перед выездом ко мне в покои, надо кое-что обсудить. — Хугр-рель Менври поднялся с своего места- Я вас оставлю.- и вышел из столовой.
 



Лис в зарослях

Отредактировано: 12.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться