Шестнадцать ножевых ударов в сердце.

Размер шрифта: - +

Глава 3.

Резко схватив Нэнси за локоть, мужчина вывел ее в коридор. Он выглядел взбешенным.

- Что этот парень делает здесь?

Она никак не ожидала такой реакции и тупо взглянула на него.

- Ему некуда идти, - спокойно ответила она, но поспешила отстраниться.

Трагедию семьи Уокеров уже знал весь город.

- И ты привела его сюда! Ты глупо поступила, Нэнси! Я не ожидал от тебя такого! - яростно вскрикнул он. Прищурив взгляд, девушка не могла поверить, что это говорит ей ее отец.

- Какой-то ублюдок вырезал всю его семью, - выплюнула она, указывая пальцем в грудь отца, - У него больше никого нет!

Лицо Томаса побледнело, а нижняя губа вздрогнула. Однако разгоряченная Нэнси никак не могла успокоиться.

- Представляешь, какого ему сейчас? Ему херово. А ты осуждаешь меня в том, что я помогла ему! Какого черт...

Но вот раздался громкий хлопок, и Нэнси отскочила к противоположной стене. Ей так и не удалось договорить.

Отец влепил ей звонкую пощечину.

Они смотрят прямо друг на друга. Ирэн прибежала на странный звук и замерла в дверном проеме, видя покрасневшую щеку дочери. Томас сделал шаг в ее сторону, но Нэнси остановила его, выставив руку вперед.

Столько ярости было в ее взгляде, что казалось, она хотела убить каждого, весь мир.

-Нэнс... - в ужасе прошептал отец, желая ее обнять, но та тут же отскочила от него.

Она хотела ответить ему, хотела сказать сотню гадостей, но не смогла найти подходящих слов.

Круто развернувшись, девушка скорее подбежала к Оливеру, чтобы разбудить его. Парень нехотя разлепил свои веки, все еще не осознавая того, где он находится.

- Нам нужно подняться, - она помогла ему встать, ощущая как горит щека. Прикусив губу, она повела парня в свою комнату, понимая, что родители не дадут ему отдохнуть. Их крики приглушенно долетали до нее, но последняя услышанная фраза матери застала девушку врасплох.

- Да что с тобой творится в последнее время, Томас!

Нэнси хлопнула дверью в знак своего маленького протеста. Обессиленный Оливер тут же рухнул на кровать. Она с жалостью взглянула на него, поправила подушку, и уселась за компьютерный стол. "И что мне с тобою теперь делать?-девушка осторожно коснулась ноющей щеки, тяжело вздохнул,-Нужно найти твоих родственников... А пока поживешь у меня..."

Она говорила больше сама с собою, нахмурив брови и глядя в окно. Он незаметно открыл глаза, устало взглянув на нее. Оливер помнит Нэнси Эванс из-за случая в четвертом классе. Тогда, на уроке труда она случайно обрызгала его лицо серебристыми блестками. В глаза вовсе не попало, но вид в зеркале ему, маленькому, очень понравился.

- На моем лице зажглись звезды, видишь? Это ты смогла сделать, волшебница! - сказал он. Нэнси хохотала, и учительница сделала им выговор. 

Сейчас же она была не той Нэнси. Более погруженной в себя, темноволосой, и повзрослевшей. А он?

Этот вопрос непонравился ему. "А кто теперь я?". Парень закрыл глаза, вздохнул... и погрузился в свои воспоминания...

...Ближе к утру, немного в алкогольном состоянии, он идет по знакомой ему с детства улице. Ему хорошо, он лишь минут тридцать назад целовался с красивой девушкой в машине своего друга. Вдыхая утреннюю свежесть, его мысли и разум проясняются.

Но что-то привлекает его внимание. Гул полицейской сирены звучит далеко, но подозрительно рядом. Ускорив свой шаг от волнения, Оливер спешит в сторону своего дома, останавливаясь на мгновение от школ увиденной большой толпы.

Кто-то замечает его, женщины в ночных рубашках вскрикивают, и несколько полицейских направляются в его сторону. Он не понимает ничего, но тут же рвется через тесную толпу к входной двери, откуда появляются врачи, а после и носилки... Но почему они прикрыли их темными пакетами? Где мама? Где сестра?

- Что здесь происходит?!

Его начинают удерживать, но он со всей силы ударяет державшего и подбегает к двери. На него испуганно глядят, а шум не замолкающей сирены эхом отдаляется в голове...

- Парень! Не надо! Не заходи туда!!

Но он входит, и с трудом удерживается на ногах. Некогда чистые обои с цветочным принтом были измазаны кровью... Следы, которые проводили рукой, нельзя было описать. Это выглядело куда хуже, чем в детективных и хоррор
фильмах.

- Где... Где мама? - кричит он, вырываясь на улицу.

Толпа охнула, он видит карету скорой помощи и бежит в истерике к ней. Оливер хочет увидеть их там, немного испуганных, но главное - живых. Они бы обнялись, и все образовалось...

Но вместо этого он видит два больших пакетов. Подбежав к одному, он тут же срывает замок...

Его начинает тошнить, но парень не в силах отвести взгляда с мертвого и блудного лица матери. Глаза ее были широко раскрыты в ужасе, а на шее красовалась яркая красная линия.

- Мама, - произносит он, совсем себя не контролируя,- Мама! Ну же! - Он трясёт ее за холодные и изуродованные плечи, а после начинает вопить во всю глотку,- ВСТАВАЙ! Не смей! МАМА!

Но его мать уже зверски мертва. Ее нельзя добудиться.

Что-то укололо его в плечо. Он оборачивается и видит белый халат и шприц. Кто-то упрямо держит его, и последнее воспоминание, как сотня столпившихся людей смотрят на него...

...Он просыпается в участке. Его голова гудит. Оливер все еще не понимает все происходящее. Офицер внимательно следит за ним.

- Где...

- В участке, - прерывает он его.

- Что...

- Они мертвы.

Выпучив глаза, Оливер резко привстал, но тут же упал от головокружения.

- Вы несете... Мне нужно к маме. Моя сестренка, она должно быть волнуется...

- Сядь, -  грозно произносит офицер, но Оливер остается на полу, - Их убили. Ты ни чем здесь не поможешь.

- Нет, Вы не понимаете, - начал говорить он обезумевший, - Я обещал маме, что приду к двенадцати... Я не сдержал слово, мне нужно домой...



Анна Невская

Отредактировано: 02.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: