Шестнадцать ножевых ударов в сердце.

Размер шрифта: - +

Глава 9.

- Знаешь, мне было даже жаль его, он стоял перед нелегким выбором...-лениво проговорила Нэнси, которая медленно шагала рядом с Винсентом, что с удовольствием втягивал дым сигареты. 

- По мне так: все было просто...

- Но он был между двух огней... С одной стороны - его брат, самый близкий друг и родной человек, а с другой - любимая девушка и справедливость. Здесь нет ничего легкого... Что бы выбрал ты?

Винсент пожал плечами, растягивая улыбку. Он вольно опустил руку на плечо Нэнси, но не для того, чтобы привлечь ее внимание, а для того, чтобы было удобнее идти. Целая бутылка пива была выпита им прямо перед просмотром, отчего алкоголь ударил уже в голову - его мутило, походка была шаткой, а перед глазами изредка вырисовывались круги. Но ему нравилось такое расслабленное состояние, в котором он пребывал всю свою жизнь. 

- Я бы выбрала справедливость и любовь, - задумчиво отвечает она, перебирая ногами и глядя на ночной город. 

Ее друг хрипло рассмеялся таким рассуждениям, которые казались ему смешными. 

- А я бы просто застрелился от всего этого, - продолжал он хохотать, - к черту такое состояние, когда выбрать невозможно. Проще умереть. 

- Думаешь?

- Знаю, - лукаво улыбнулся он, чуть бы не упав, - и это нормально, вовсе не слабость, а даже показатель силы. Маркос между двумя огнями, из которых нельзя выбрать. Здесь и общественное порицание, совесть, твоя глупая любовь, дружба... Все слилось в одно целое, так что... я бы просто умер. 

Слова его то звучали серьезно, то со смешком, отчего Нэнси даже и не попыталась вслушаться. 

- Думаю, что испанское кино довольно хорошее, но до французского ему чего-то не хватает, - переводит она тему. 

"Гнев ветра" был отменен, и я почти поверил Теренсу Хиллу, - значительно кивнул Винсент, заворачивая в сторону дома Нэнси, - я бы еще взглянул на что-то испанское, что-то интересное... 

- Отличная идея, - лишь добавила она, - ты уверен, что тебя не нужно проводить? 

Парень хмыкнул. 

- Я доберусь, - он неумело подвигнул ей, разворачиваясь в противоположную сторону. Стоя возле двери, она проводила его взглядом до того, как он полностью исчез. Долго еще Нэнси не заходила домой, в нем чувствовалось что-то неприятное, скучное и вязкое без отца. Но холод пробирался в ней, и она юркнула за дверь. 

До нее тут же донеслись голоса, один из которых бесспорно принадлежал матери, второй же был басистый и низкий, что-то скользкое было в нем, отчего Нэнси скривилась от омерзения. 

Пройдя в в гостиную, она заметила Людвига Саммерса, что вальяжно уселся на кресле отца. Вся его большая туша не производила хорошего впечатления. Жирная шея, округлое лицо и маленькие глазки создавали впечатление крысы, страдающей ожирением. Не хватало только сунуть в маленькие полные пальчики кусочек сыра, как образ был бы полностью идеален. 

Ее не заметили. Мать была так увлечена бессмысленным разговором, в котором ту, как догадалась Нэнси, хвалили, отчего у Ирэн щеки порозовели, а она вся елозила от счастья на месте. На кофейном столике стояла бутылка раскрытого вина, один бокал - матери, а другой в руках Людвига. 

Одно лишь имя этого мужчины в дорогом, но не сочетающимся костюме в серую полоску, вызывало рвотный рефлекс, отчего Нэнси встречает его настороженно, даже недружелюбно и отстранено.

Ее недовольно выразилось в рухнувшем, разумеется "не специально" рюкзаке, в котором был учебник и телефон. 

- Ох, милая! Ты пришла! - занервничала мать, которая тут же подошла к ней. - Познакомься с этим чудным человеком... Людвиг как раз рассказывал мне о Италии, где часто был. Тебе же нравится Италия, да? Расскажи ей...

Ирэн толкнула дочь к дивану. 

- Мне нравятся Франция, мам, - она недовольно закатывает глаза, прожигая толстого мистера-Людвига-я-идеален-во-всем, - и что он здесь делает?

Прозвучало слишком грубо, отчего Ирэн улыбается, прося заранее извинения. Ее взгляд будто бы говорил: "Не обращай внимания. Это просто моя дурочка дочь."

- Приятно познакомиться с вами, мисс, - приторно улыбается он, протягивая ей свою руку, чтобы пожать ее, но Нэнси не позволила. "Чертов Людвиг", - думает она. 

- Мой друг Людвиг зашел ко мне в гости. Я думала, что вы с Винсетом задержитесь еще на пару часиков, - Ирэн садится ближе к ее гостю. Что-то в ее голосе было странным, будто бы мать только что выдала себя полностью. Сузив взгляд, Нэнси враждебно глядит на них, ожидая объяснений. Она терпеть не могла Людвига.

- Оу! Винсент, как я понимаю, ее молодой человек? - будто бы найдя прекрасную тему для разговора, хохотнул фальшиво мужчина, с лукавством глядя на Нэнси. Ей стало тошно от одного лишь его присутствия. 

Девушка показательно фыркнула. Между ней и другом матери создавалась маленькая вражда: кто прогонит кого быстрее, но Нэнси чувствовала себя куда увереннее в своем доме, ежели мужчина. 

- Он мой друг, - ее голос понизился.

- Знаем-знаем мы вас, молодых. Куда только вы катитесь! Теперь это просто называют дружбой, а раньше за такие отношения тут же выдавали замуж, чтобы не опорочить...

- Что за бред вы несете? - она даже высунула язык, дабы показать тошноту, - если я сказала, что Винсент мой друг, значит так оно и есть, - мать все это время снисходительно молчала, что взбесило Нэнси еще больше; ей даже показалось на минуту, что между Ирэн и Людвигом отношения больше, чем простая дружба, - А за ваши отношения с моей матерью, мой отец с легкостью бы мог выгнать ее из дома, а вас - застрелить, но благодарите Бога, что сейчас двадцать первый век, иначе бы...

- Нэнси! -завопила Ирэн, возмущенная до предела ее словами.

Девушка встала с высоко поднятой головой, гордо удаляясь в свою комнату, схватив по пути рюкзак, чувствуя прилив уверенности, который тут же исчез, стоило ей дверь захлопнуться за ней. " Она убьет меня", - простонала она, падая на постель.



Анна Невская

Отредактировано: 02.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: