Шестнадцать ножевых ударов в сердце.

Размер шрифта: - +

Глава 10.

Слова, что прописаны были в сценарии, ей никак не нравились, казались сложными и довольно непонятными, особенно - бесчувственными. "Глупая Линдси",- бормотала Нэнси по пути в школьный класс. В одной ее руке был сценарий, в другой - яблоко, которое она постоянно откусывала. Не успев позавтракать, приходилось делать все на бегу. 

Бессонная ночь сказывалась на ее лице, отчего каждый, кто видел ее убийственный взгляд, пытался отойти, так или иначе не задеть, чтобы не нарваться на очередной психоз. Нэнси обладала сильнейшим терпением, которое порой заканчивалось неожиданно. Каждый, кто попадался под ее горячую руку однажды, продолжал ее сторониться до конца жизни.

Забежав в кабинет биологии, она рухнула за свою вторую парту, продолжая бормотать весь сценарий - так запоминалось куда лучше. Не удивительно, что было слегка шумно: одноклассники переговаривались между собой, порой взлетали пеналы и учебники, громко хлопала дверь... Но, словно по взмаху волшебной палочки, все это прекратилось... 

Нэнси могла поклясться, что это был учитель, но машинально подняв голову, заметила знакомый силуэт Уокера, который неуверенно переступил через порог двери. И тут она вспомнила, что этот урок проходил спарено с его классом. 

Она всегда сидела одна, не желая делить общее пространство. И это казалось ей правильным, но сейчас ей хотелось, чтобы Оливер сел вместе с нею. Пусть это вызвало бы сотню слухов и переговоров, допроса Джанин - не важно, потому что первая мысль при видя его была такой: "Друг". Впервые Нэнси обрела для себя такого человека. Даже Винсент не говорил ей тех слов, которые услышала она вчера. Скорее, между ними было простое товарищество, а с Джанин - взаимный симбиоз, при котором ее подружка всегда вытаскивала ее в общество, а Нэнси выслушивала все ее наблюдения и глупые мысли. 

И Оливер сел рядом с нею, пытаясь криво улыбнуться, чтобы показаться всем не сломленным. Выглядел он немного лучше, как догадалась Нэнси, причиной была "забота" бабушки. Темно-синий джемпер, белая рубашка и штаны смотрелись на нем не столь естественно, ему больше шел уличный простой стиль. Рядом с нею, из-за немного уступающего роста, он казался еще меньше. Взлохматив свою отросшую шевелюру, он раздраженно поправляет рукава рубашки.

- Дерьмово выгляжу, да? - спрашивает он. Нэнси вздрагивает от обращения, тут же замечая, как многие смотрят на них. 

- Я не лучше, так что... мы в одной тарелке, - эти слова показались ей странными, но девушка держалась непринужденно. 

- Плохо спалось? - он пристально вглядывается в ее сонные глаза, по которым все было и без того понятно, - я вообще не сплю, отчасти завидую тебе.

- Почему?

- Ты можешь видеть хорошие сны. Стоит же мне заснуть, как я вижу кровь на своих руках.

- Жутко, - лишь кивнула она, замечая вошедшего педагога, который, увидев Оливера, так же был удивлен. Стоило учителю биологии отвлечься на подключение своего ноутбука, как Оливер склонился к ее уху, чтобы слова его дошли лишь до Нэнси.

- Они смотрят на меня так, словно это я мертв, а не моя семья, - прозвучало холодно, но девушке стало наоборот неуютно. Пусть на смерти в фильмах ужасов реагировала она спокойно, отчасти даже равнодушно, в жизни же все это доводило до дрожи. "Надо же, я могу еще чувствовать", - думала она, утешая себя.

- Все удивлены, - неуверенно отвечает она, желая перевести тему до начала урока, во время которого он не решиться заговорить с нею, - Ты говорил с Линдси?..

Его лицо стало хмурым. 

- Я пыталась ее отговорить, правда... - девушка понимает все сразу, но Оливер перебил тут же. 

- Знаю, она стала допытываться до меня, когда заговорила об этом. "Вы встречаетесь? Неужели кто-то смог растопить сердце Нэнси? Или у нее его правда нет?" - он скривился, пародируя слова Линдси, но девушке это не принесло никакой забавы. Слова ранили ее где-то в глубоко, но она запретила себе об этом думать. - Это приятно, что ты заступилась за меня. Ей же я ответил, что поразмыслю об этом. 

Она кивнула ему в тот самый момент, когда зазвонил привычный звонок. Парень достал тетрадь, нехотя слушая учителя. 
 

Джанин верещала на нее во время большой перемены на весь коридор, отчего мысль хорошенько ударить ее по щеке казалась Нэнси приятной и успокаивающей. Наверное, ее темноволосая подружка со смуглой кожей продолжала бы выпытывать все, что возможно, пока Нэнси не привлекло два силуэта во дворе школы, на лужайке, где обычно сидели другие ученики во время хорошей погоды. Но сегодня было пасмурно и сыро, все ученики ютились в теплых стенах школы. 

- К тебе, кажется, приехали, - перебила Нэнси строго подругу, которая тут же примкнула к окну. Нельзя было понять ее реакцию, в которой было и счастье и тревога, - Джанин, ты хоть помнишь, что я говорила тебе о связях со старшими? Понимаешь, что это может кончиться плохо?..

Но та не обратила никакого внимания. 

- Он... Он приехал ко мне, - она тяжело вздохнула в полнейшем восторге, будто бы только что увидела своего кумира, - сам Коннор, Господи...

Нэнси закатывает глаза. 

- Общение с ним не доведет тебя до добра, - качает она в ответ, пытаясь вразумить подругу, которая все трепетала. 

- Нэнс, ты хоть знаешь, кто он?

- Коннор? - скептически спрашивает она, наблюдая за его силуэтом в окне.

Кажется, это имя приносило Джанин целую бурю удовольствия, отчего она часто тяжело дышала, пытаясь собраться с мыслями.

- По нему сохнет полгорода, а он приехал ко мне! Понимаешь? Ко мне? - ее визг стал бесить Нэнси, которая хотела уже уйти. Ей проще было найти Винсента и поговорить с ним всю оставшуюся перемену. - Он же такой... Ах! Я даже не могу подобрать слова. 

- Мда, - отреагировала сухо и без эмоций Нэнси, вновь вглядываясь в окно, где уже не было ни Коннора, ни его дружка Дюка. "Может, ушли?" - подумалось ей, но мысль эта так же быстро улетучилась, как появились голоса в коридоре. Заиграла противная музыка, отчего Нэнси в знак протеста закрыла свои уши, гневно разыскивая того, кто же слушатель. 



Анна Невская

Отредактировано: 02.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: