Шестнадцать ножевых ударов в сердце.

Размер шрифта: - +

Глава 14.

Полумрак окутывал все сознание своими грязными щупальцами, постоянно приговаривая: "Спи, малышка, спи... Еще рано просыпаться." Белые блики казались такими близкими, но они тут же исчезали, когда слышался глухой стук. Их было несколько, кажется, три... Она не могла считать, чувствуя, как сознание не подчиняется; гул стоял в голове, казалось, что это рой пчел, который вот-вот взорвется. 

Нэнси начинает медленно задыхаться, до ее ушей доходят равномерные звуки, и два голоса зазвучали эхом. Она будто бы в пелене, тумане, из которого нельзя выбраться. 

Резко глотнув воздух искусанными губами, ее веки машинально раскрываются, причиняя адский дискомфорт. 

- Проснулась, - шепнул кто-то рядом. 

Девушка дернулась, чуть бы не упав с постели, но ее вовремя успели словить чьи-то руки, возвращая в прежнее положение. 

Со стоном она просит воды, чувствуя, словно во рту образовалась пустыня, отчего говорить было чертовски неприятно. Ее просьбу торопливо выполнили.

- Почему я... Не вижу... Ничего, - она трет глаза, резко распахивает их пару раз, но все четно. 

- Это такая реакция, погодите немного, - отвечает ей сухой голос, - не торопитесь, дайте зрению нормализоваться. 

Она подчинилась, свет рябил в глазах, отчего девушка жутко испугалась того, что она ослепла. 

Но вскоре стало намного легче, и она, тяжело вздохнув, пытается понять свое местоположение. Странные воспоминания пронеслись в мыслях, но она не могла им поверить. Ее бледное лицо хмуриться, и ровно через секунду глаза распахнулись в ужасе. 

- Мама! - Она истошно вопит во всю глотку, отчего мужчина в белом халате ринулся к ней, чтобы прижать к постели, из которой ей не следовало вставать. В целом, все присутствующие ожидали такой реакции. - Где папа! Где он? Что произошло? - Девушка не может угомониться, но следующие слова вырвались в леденящем шепоте. - Папа... Мама... Папа...

Нэнси оглядывает каждого в этой комнате, замечая мать в в самом углу, которая пристально глядела на свою дочь. 

- Где папа? - Нэнси впервые сама тянется к ней, но видит лишь полнейшее сдержанное замешательство. - Что я... Где мы...

- Ты в клинике, - прорезала тишину мать, бросая взгляд на врача. Кажется, она не собиралась больше ничего говорить, и, поняв это, Нэнси просит доктора. 

- Вам повезло - пуля лишь задела кожный покров, что мы, разумеется, уже исправили. Вашему здоровью ничего не угрожает, - так же коротко отвечает он, в руках придерживая шприц. Одно лишь профессиональное движение нужно было ему - и снотворное проникло в обессиленное тело девушки. 

Нэнси сконфуженно оглядывает их, искренне не понимая всей ситуации. Ей хочется знать все, чтобы окончательно восстановить ход событий, но больше всего ее грудь щемило от воспоминаний об отце. "Неужели... - пронеслось в ее голове. - Не может быть, это все глупости, сон, галлюцинация... Не может..." 

Стоило же вновь захотеть спросить вопрос, как мать уже вышла, а врач прямо за ней. 

- Постойте, я должна знать! - воскликнула она, вытянув руки в их сторону, будто бы не осознавая, что это все равно никак не поможет их остановить. 

Еще долго глядела она на хлопнувшую дверь, еще долго перед глазами стоял образ матери и черный цвет. Откуда он? Она попыталась закрыть глаза и вспомнить - не помогло. Была странная пропасть между теми событиями и сегодняшним днем. "Вчера я была на ужине... Да-да, это было точно вчера, или же..." - ужас усиливался, но снотворное начало свое действие, отчего спустя уже пару минут девушка впала в забытие. 

То ей снился длинный черный коридор, освещенный лишь лунным светом, в конце которого стояла высокая фигура мужчины. Она пыталась добежать до нее, сказать что-то, но никак не успевала. Один сон сменялся на другой. И вот она уже посреди кладбища, ее взгляд случайно падает на плиту, где выгравированы инициалы отца, но что страшнее всего - напротив стоят целый десяток гробов. И все другие люди смотрят на одну Нэнси. "Это не я! Нет! Не я!" - визжит она, когда чувствует глухой удар по животу. Пейзаж меняется - она стоит на самом краю пропасти, куда ее тянут шипящие голоса, и призрак отца. "Но... Я не хочу, нет... Не надо." Ее тело наклонилось вперед, но кто-то успевает схватить ее за руку. 

"Хватит!" - кричит она сама себе, пытаясь выпутаться из царства навязчивого Морфея, который будто бы специально мучает ее, доводит до ужаса, желая видеть и чувствовать ее страдания. 

Дверь палаты хлопнула, и ее тело, вновь резко дернувшись от судороги, окончательно рухнуло на пол. Это помогло проснуться. С трудом разлепив веки, она видит лишь темное помещение, догадываясь, что уже наступила ночь. Ей хочется отойти от всех кошмаров, но обратно встать сил уже не было, отчего девушка остается лежать на полу, наслаждаясь его прохладой. 

Удивительно, но Нэнси отрезвила боль в ноге. Она заметила перебинтованное колено, к которому страшно было прикоснуться, ее пальцы лишь слегка прошлись по пылающей коже, но этого хватило, чтобы вспомнить все. Абсолютно все. 

- Не может быть... - прошептала она, хватаясь за волосы, - не может... Это просто дурной сон, глупости, выдумка... - Нэнси переменила позу, прислоняясь спиной к стене. - Либо они просто решили так пошутить. Да-да, сейчас я выйду и услышу их: " Сюрприз!"

Кто-то шелохнулся в темноте. 

- Кто здесь? - шепчет она, пытаясь привстать, но у нее не получается. Нэнси остается на своем месте, пристально вглядываясь в сторону кресла. Или это сознание продолжает играть с ней в злую шутку, насмехаясь над ее нарастающим страхом? 

Нет, она была уверена, что кто-то так же изучал ее, смотрел прямо на нее, как какой-то призрак, что-то выискивая в ее глазах. Девушка повторяет свой вопрос дрогнувшим голосом, думая о том, что, возможно, она просто еще не отошла от наркоза или же снотворного. 



Анна Невская

Отредактировано: 02.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: