Шестнадцать ножевых ударов в сердце.

Размер шрифта: - +

Глава 16.

- Говорят, что ее отец зверски убил несколько семей, а еще изнасиловал пару раз саму девочку. 

- Господи, куда смотрела мать?! 

- Она, бедная, самая являлась жертвой его расправы, - женщины покачали головами, продолжая свои сплетни. 

Нэнси стояла все это время плотно прислонившись к стене, не желая быть замеченной. В руках она крепко, почти до посинения, сжимала свою сумку, в которой была одежда, принесенная когда-то матерью. Нэнси сбегала из больницы, и ей это почти удалось, разве что осталось пройти мимо пункта регистрации. "Ну же, уходите", - молила она, чуть не плача. Ей нужно убежать прямо сейчас, иначе, как она подслушала разговор, ей опять вколят что-то, отчего она точно свихнется. 

- Сколько сейчас времени? - спросила более молоденькая сестра. 

- Оу! Как раз шесть вечера! Обход, дорогая моя, обход, поторапливаемся...

Сильнее прижимаясь к стене, она плотно сжала веки, искренне молясь в этот момент. Женщины прошли мимо нее о чем-то яростно тараторя. 

- Убийца! Убийца! Ужасная история нашего городка!..

- Верно говоришь, но как же радостно, что он сам уже мертв. Я слышала, что он сам застрелил себя...

- Так ему и нужно...

Чтобы не заскулить от боли сказанных слов, она сжимает ладонью рот. Отойти от смерти родного отца за два дня - нереально, признать то, что он убийца - невозможно. 

Резко выбегая из больница, Нэнси прячет лицо под капюшоном, опустив голову. Здесь, возле здания, еще ходили люди, которые говорили лишь о Томасе. Она слышала в этой больнице сотни сплетен, разумеется, явившиеся полнейшей ложью. Несколько раз она вопила на людей, что все это неправда, что они попросту ошибаются, но ее никто не слушал, а лечащий врач только и делал, что усиливал порции снотворного и успокоительного. 

Пробегая дорогу, она судорожно пытается вдохнуть свежий вечерний воздух ее города, где теперь каждый житель казался опасным, настоящим врагом. Еще в больнице ей дали понять, что никто не будет обращаться с нею по-доброму. От нарастающей слабости девушка юркнула в переулок, медленно сползая по кирпичной стене. Ее дыхание стало неравномерным, она закрыла на мгновение глаза, хватаясь рукой за шею, где еще красовались шрамы от удушья, которая нанесла ей Аманда Дантон. 

Это произошло день назад, поздно ночью, когда Нэнси никак не могла заснуть. Замок двери скрипнул, и она тут же от паники поддалась к ней, ожидая увидеть кого-нибудь из друзей, которые не навестили ее ни разу. 

Женщина медленно вошла в комнату, не сводя с Нэнси глаз. 

- Ты... - прошипела она, показывая на нее пальцем. - Ты!

Ее вопль переполошил всю больницу, но никто из врачей не спешил. Аманда Далтон, мать, потерявшая в одну ночь своих двоих детей, ни один из которых не смог выжить, погрязла в собственном безумии и слепом желании мести. 

- Ты! - Еще громче вскрикнула она, тут же набрасываясь на ничего не ожидавшую Нэнси. Более крепкая женщина, полная ярости  желания разрушения, повалила ее на пол, хватаясь руками волосы девушки. 

- Аманда! -только и успела прокричать в защиту девушка, когда ее лицо с размаху ударили по полу, выплевывая угрозы расправы. 

Нэнси пыталась выставить руки, защититься, но ничего у нее не вышло. Ударов было ровно шесть - она запомнила их на всю жизнь, поскольку кровь сочилась из разбитого носа, и она захлебывалась в ней.

Убитая горем мать колошматила ее тело, постоянно крича, что это она убийца, лишившая ее детей жизни. 

- Они были невинны! Невинны, слышишь!! - вопила она в сумасшествии. 

Санитары появились после пятого удара лицом об пол, но не спешили. Лишь когда им показалось, что Нэнси уже не подавала признаков жизни, они от страха оттащили Аманду. 

Нэнси с трудом отползла в сторону окна, с ужасом наблюдая за вырывающейся Амандой. 

- Я не виновата! - кричит она, выставляя вперед руки, что взбесило женщину еще больше. 

- Ты, дочь того ублюдка, который убил их! Ненавижу тебя! 

Вновь вырываясь из рук санитаров, которые, кажется, специально не держали ее крепко, женщина накинулась, хватая ее за шею. Нэнси отключилась от мира в тот момент, когда воздух в груди уже закончился. 

Но она осталась жива. К счастью это было или же нет, она решить не смогла. Одна только мысль, что Аманда вернется вновь завершить начатое, сподвигла ее к побегу.

Теперь же она скрывалась в переулке, пытаясь отдышаться. Из-за сломанного носа это было очень тяжело, но она уже постепенно мирилась со своей участью. Куда дальше? Она не знала. 

Нэнси теперь не знала ничего. Весь ее выстроенный в спокойствии мир окончательно разрушился. Ее стопы осторожно ходили по руинам в поисках ответа. "Зачем? Зачем он убивал?" - спрашивала она себя ночами сотню раз, но ни одно оправдание не оказалось ей верным, да и можно ли оправдать убийство?

С трудом встав, она поправляет одежду, медленно скрываясь в темноте. Она идет к Винсенту, который точно не станет обвинять ее, поймет, не высказывая ни презрения, ни желания мести. Он равнодушен ко всему. 

Стоило пройти мимо шумной компании подростков, как внутренний страх только усилился. "С каких пор я стала бояться? - спрашивает сама себя Нэнси, которая привыкла быть стальной, уверенной, немного равнодушной и гордой для других людей. - Прекрати. Здесь нет твоей вины. А Аманда... Она просто была не в себе, так же как и Оливер."

Уверенно кивнув самой себе, она потянулась к капюшону с дрожащей рукой, на которой красовалась ссадина, когда дошла до дома Винсента. Постучав по двери, она стала ожидать, окончательно сняв капюшон. 

 Дверь открылась через пару минут. 

- Нэнси? - мать Винсента выглядела крайне пораженной. - Что ты здесь делаешь? Разве ты не в клинике? Твоя мама говорила, что тебе крайне плохо. - Женщина несколько обвела взглядом улицу, словно боясь чего-то. Нэнси неуверенно помялась у порога, желая услышать приглашение войти. Женщина закрыла за собой дверь, выходя наружу. - Знаешь, Нэнси, тебе лучше уйти, потому что...



Анна Невская

Отредактировано: 02.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: