Шестнадцать ножевых ударов в сердце.

Размер шрифта: - +

Глава 19.

Тот же самый кабинет, только ощущения были для нее совсем другими. Ей принесли лед, который она приложила к глазу, чтобы опухоль как-то спала. Одна из ссадин жутко покраснела и медленно кровоточила, заставляя любого человека, который смотрел на нее, ощущать неприятный озноб. 

– Из-за чего вы подрались? – настойчиво спрашивает директор вот уже в третий раз, упрямо сверля Нэнси взглядом, но она молчала, изредка поглядывая в сторону двери, из которой пять минут назад вышла Джанин.

Винсент почесал затылок. 

– А вы, Аллен, не хотите ответить? – спрашивает мужчина уже у парня, заставляя того съежиться на месте. 

– Я... Я не знаю, – он попытался безразлично пожать плечами, но движение оказалось слишком резким. Он нервничает, пусть и не хочет этого показывать. Нэнси косо глядит на него, пытаясь прочитать мысли, порой это у нее получалось, но сейчас все было в пустую.

– Не поделили одного прекрасного парня, – наконец-то отвечает Нэнси, безразлично окидывая взглядом комнату, чувствуя дрожь в коленях. 

Директор смотрит на нее более пристально. Не верит, что понятно по его лицу, но отступает. 

– Вы можете идти. Я оповещу ваших родителей о данном происшествии. – Винсент сжал губы, а Нэнси захотелось расхохотаться в лицо мужчине: "Моей матери будет абсолютно плевать."

Как только дверь за ними захлопнулась, она позволила себе расслабиться, не обращая ни на кого внимания, еле шевеля ногами, дойти до женского туалета. Винсент следовал за ней. Урок уже шел, отчего было совершенно пусто.

Она кинула рюкзак ближе к стене, а сама рухнула на подоконник, глядя на друга, который присел рядом. Не долго думая, Винсент вытаскивает сигарету; парень всегда курит, когда нервничает или же переживает стресс - это помогает ему расслабиться. Нэнси вздохнула, положила голову ему на плечо. 

Подростки молчали, глупо глядя в стену и обдумывая все произошедшее.

– Мне впервые страшно, – нарушает молчание Нэнси, плотно прикрыв веки в попытке вырваться из этой реальности. 

Он не ответил, а только выкинул окурок в урну. 

– За что она тебя так? – спрашивает он.

Нэнси долго глядела на него, будто бы спрашивая: "Ты так и не понял?" 

Но истина уже давно закралась в сознание Аллена, отчего он разочаровывался в каждом ученике их школы, особенно в Джанин. Она, признаться, никогда ему не нравилась, но прямо заявлять об этом он не решался из чувства уважения к гуманизму. 

– Меня избили среди дня, – продолжила свои мысли вслух Нэнси, – потому что мой отец является серийным убийцей... И что страшнее всего, я продолжаю оставаться в неведении... 

 – Нам тоже ничего не говорят. Расследование все скрывает. – Произносит он в ответ. 

Девушка покачала головой, спрыгнув с подоконника, подобрала рюкзак на ходу, после чего решила уйти из школы. Останавливаясь возле двери, она странно поглядела на Винсента.

– Ты точно от меня ничего не скрываешь? 

Вопрос удивил его. 

– С каких пор ты такая подозрительная? – спрашивает он в ответ, желая пойти за ней, но девушка вытягивает руку, останавливая его. 

"С тех пор как моя жизнь рухнула", – отвечает она мысленно, стараясь скорее покинуть стены уже неродной школы. Тяжело было признать то, мать оказалась права. Ее побег из дома Людвига оказался огромной ошибкой, за которую она расплатилась новыми синяками, появление которых не останется незамеченным. 

Она уверенной походкой шла в сторону местной полиции, порой прикрывая лицо от любопытных взглядов. Новая выходка, спонтанное решение. За один день их было предостаточно, но Нэнси вновь решается рискнуть. 

Ей даже не пришлось представляться, искать того самого офицера, который устраивал допрос, поскольку все тут же узнают ее. 

– Мисс, пройдите с нами, – сухо просит офицер, ведя ее по коридорам. 

Она послушно шагает за ним, стараясь не замечать его косых взглядов. Для офицера полиции он выглядел слишком молодо, отчего девушка подумала, что он простой стажер или проходит практику.

Ее завели в кабинет, где стояло несколько шкафов с личными делами преступников, широкий стол, весь усыпанный бумагами и огромная доска, обвешанная фотографиями людей. 

Офицер вышел, но стоящая за ее спиной доска не давала девушке покоя. Медленно разворачиваясь, она ужасается, с трудом устояв на ногах. Несколько десятков фотографий, на которых изображены трупы, все в крови: порезы на шее, на груди... Страшно было глядеть на каждую фотографию, где изображены незнакомые ей люди. Но одна... Нэнси пронзило болью, весь воздух из груди исчез, когда она увидела школьный портрет темноволосой девочки с высоким лбом, а рядом совершенно другая фотография - ее труп, лежащий на небольшой постели с розовым покрывалом, который весь в бурых пятнах. Девушку с трудом не вырвало на этом же месте.

– Страшно, не правда ли? – произносит чей-то голос за спиной, но она до сих пор не может сдвинуться с места. – Мисс Эванс, сядьте пожалуйста, нам предстоит важный разговор...

Она не расслышала, а если быть точнее - не могла слышать. 

– Это же Сью Уокер, да? – шепчет она, пальцами касаясь своих губ от настигнутого леденящего ужаса. 

Офицер полиции Бёрнс встал рядом с ней, медленно сканируя всю доску. Он незаметно кивнул ей, заставляя Нэнси чувствовать себя еще хуже.

Глядя на десятки фотографий с изувеченными телами, мученическими выражениям лиц людей, ей стала понятна ненависть всего ее города, всего населения мира, ненависть Оливера и Аманды Далтон. Она поняла, что общество не остановится, пока не сотворит с нею точно то же самое, что когда-то сделал ее отец с невинными людьми. 



Анна Невская

Отредактировано: 02.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: