Шестнадцать ножевых ударов в сердце.

Размер шрифта: - +

Глава 20.

 

 

Несколько подножек... Удары локтем в бок... Попытка столкнуть с центральной лестницы...

–  Эй, Эванс, куда ты бежишь?

Она пытается собраться с мыслями.

–  Не убегай! Ну что ты! Барни просто хочет проверить –  не насилована ли ты?

Нэнси тяжело дышит, обхватывает тонкие колени руками, содрогаясь с каждой секундой все больше и больше.

Странный удар по плечу... Парочка новых синяков... Осуждающий взгляд миссис Тюнер, учителя физической культуры.

–  Вам бы переехать, Нэнси...

Странный Винсент, пугающийся людей при ее нахождении рядом с ним... Оттекший синяк под глазом... Крики матери...

–  Куда ты полезла!! Зачем? Сиди дома и не выходи никуда! Жди, пока все уладится!!

– Хватит! –  Она истошно вопит. Ей страшно. Ее постоянно трясёт в судорогах. Нэнси все время прячется.

Однако сейчас она была одна, у себя дома, а не в гостинной Людвига.

Здесь все осталось таким же, каким она помнила. Разве что в комнате родителей был беспорядок от обыска полиции. Темные занавески не пропускали отблеска луны, создавая атмосферу цвета темно-красного. Было душно, но она боялась открыть окно.

С какого момента ее жизнь превратилась в странное месиво постоянных угроз и небольших стычек с другими подростками в старшей школе? С каких пор из уважаемой девушки, несколько даже и популярной, она опустилась до ходячей фигуры постоянных сплетен и перешептываний.

Оливер пропал в школе на пару дней, заставляя ее нервничать. Такое поведение будто бы предвещало беду, шторм, от которого невозможно скрыться и защититься.

Звонок от телефона неприятно разрезал тишину.

–  Где ты сейчас? –  Голос матери сух и требователен.

–  Дома.

–  Где? – Кажется, на другом конце провода у нее перехватило дыхание.

–  Я у себя дома.

Женщина замолчала. 

–  Возвращайся обратно к нам, немедленно! Люди не должны думать, будто бы мы продолжаем там жить!

–  Мама, –  Нэнси взмолилась, –  все знают, где мы... Нет смысла скрывать...

Телефон выключился, но Нэнси могла поклясться, что услышала за секунду до этого голос Людвига. 

Девушка откинула телефон, тут же падая на кровать родителей. Здесь все еще был дух отца, с которым она так весело проводила время в детстве, не предчувствуя беды. 

Вот, когда ей было всего лишь шесть, она случайно попадает в него подушкой. Тогда маленькая Нэнси ожидала того, что ее накажут, но Томас спокойно улыбнулся, рассмеялся и несильно запустил подушкой в нее обратно. Она была так счастлива, дурачась и "воюя" с ним. 

 В семь он уже учил ее кататься на велосипеде. Тогда, совершенно случайно, отец не доглядел, и она врезалась в дерево. Небольшое сотрясение мозга и парочка дней в больнице только доказали его любовь к ней. Томас не отходил от постели дочери, сотню раз извинялся и приносил любимые мармеладки, изображавшие мишек. 

Нэнси с трудом вырывает себя из этих воспоминаний.

Казалось, что он сейчас сидел рядом с нею, продолжал дышать, прислонившись к ее спине. Они смотрят в разные стороны, отец и дочь. Первый совершенно изменил жизнь второй. 

–  Зачем все это нужно было? –  С трудом спрашивает она себя. 

–  Не знаю,  – пожимает он плечами. 

Пыль витает в комнате, молчание повисло загробное. 

–  Ты правда хотел всего этого? –  Вновь спрашивает она. 

–  Никогда, –  выдыхает Томас, протягивая к ней ладонь. 

–  Твое детство... Это правда? 

Она поднимает на него свой взгляд. Томас вновь спокойно улыбается с теплотой в глазах. 

–  Не важно...

–  Нет! Это важно! –  Нэнси тянется к отцу, который стоял уже возле двери. 

–  Проснись, Нэнси, они уже идут... – Его голос отдается эхом в сознании. 

–  Кто они? О чем ты... Папа!

Раздается неожиданный треск стекла на первом этаже, отчего Нэнси вскакивает на ноги, тут же рухнув обратно. 

–  Это просто сон, успокойся. Сон. - Продолжает она говорить и убеждать сама себя.  – Сон. Мне показалось. - Нэнси протирает ладонью лицо, не замечая, что глаза ее наполнены слезами. 

Но ей вовсе не показалось. 

Голоса на улице заставили ее сбежать по лестнице вниз, тут же проверяя входную дверь, которую она закрывала. Как только девушка перевела дыхание, раздался новый треск, совсем рядом с ней.

–  Эй, Эванс! Где же ты? Выходи! –  Кричали мужские голоса, но и женский смех слышался отчетливо. 

Нэнси опустилась на колени, чтобы не быть замеченной. 

Два окна разбиты вдребезги, а на полу лежало что-то напоминающее кирпич.

–  Ну же, Эванс! Чего ты ждешь? Не прячься! 

Голос говорившего показался ей особенно знакомым, но Нэнси не была в силах вспомнить в эту секунду. 

–  Уймись, бро, хватит... –  Проговорил кто-то совсем тихо, и голос этого человека Нэнси показался тоже знакомым. 

Запущенный третий камень врезался только в стену, но все равно заставил девушку вздрогнуть. Ей хотелось им ответить, крикнуть что-то в ответ, но она не решилась. Нужен был только телефон, чтобы вызвать полицию, которая точно разгонит эту толпу подростков. 

Незаметно проскользнув на второй этаже, она скорее набирает телефон ближайшего участка, где служил мистер Бёрнс. Напуганной, ей даже в голову не приходит та мысль, что офицеру все равно на ее существование. 



Анна Невская

Отредактировано: 02.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: