Шестой...

Глава 13

- Давайте их, что ли, унесём, - предложил Человек, - а потом продолжим ужин. Их вид портит мне аппетит.

- Унести то мы их унесём, - вставая из-за стола произнёс Гатаспа. - А вот продолжать ужин, у меня аппетита нет.

- Гатаспа прав, - заключил Магистр. - отнесём их в зал эибрих и закончим на этом.

- Ладно, - недовольно произнёс Человек, затем подошёл к лежавшему на полу и слегка побледневшему Сейссилту и закинув его на плечо, добавил. - Но ягнёнка оставьте, я не наелся.

- Можешь занять стол маршалов, аппетита у нас всё равно нет, - ответила ему Ран.

- Хорошо, - весело припрыгивая направился к выходу Человек.

Следом за ним потянулась процессия паладинов, которые несли детей. Из трапезной, они по лестнице направились в подвальные помещения замка. Там находилась комната, в которой располагались каменные пьедесталы, очень похожие на гробницы. Всех детей положили на них, благо количество таких пьедесталов оказалось большим, чем количество детей. Из комнаты вышли все паладины, кроме одного, который должен был оставаться там и следить, когда дети начнут приходить в себя.

- Теперь остаётся только ждать, - серьёзно произнёс Тайг.

- А каким было минимальное время? - спросил учитель Гури.

- По-моему, раньше семи дней никто не приходил в себя, - задумавшись ответил Эмунт.

- Бывало и быстрее, - неожиданно вмешался в разговор Человек, - но всё это настолько не определенно, что сложно сказать. Допустим Магистр пришёл в себя только под конец луны, а Кинан день на шестой. Гатаспа так вообще не приходил в себя до того момента, как его понесли на костёр.

- Откуда ты столько знаешь? - удивился учитель Гури.

- У меня есть рот, я умею спрашивать, и есть уши, могу слушать, - грубо ответил Человек и добавил. - Ладно, меня там ждёт мой ягнёнок.

Срок на который детей погружали в это состояние равнялся одной луне, если в течение этого времени кто-то не приходил в себя, его проверяли, жив ли он. Если он был живой, то время продлевали до следующего полнолуния, но почти каждый день проверяли, не умер ли ребёнок. С момента начала обряда весь замок погрузился в тишину, что было очень необычно, после трёх лет шума, исходившего от детей. Все паладины погрузились в размышления, даже те у кого не было учеников, хотя таких в замке было немного. Единственный кто нисколько не поменялся, был Человек. На восьмой день после начала обряда, он сидел в главном зале вместе с Магистром. Магистр о чём-то задумался, а Человек спокойно развалившись на нескольких креслах, дремал.

- И ты совсем не волнуешься? - не выдержал Магистр.

- Это ты мне? - не понял Человек.

- Здесь кроме тебя и меня больше никого, - усмехнулся Кадмон.

- Так, вроде же, было собрание? - вставая и потягиваясь уточнил Человек.

- Ты его благополучно проспал, - ответил Магистр. - Так что насчет моего вопроса?

- Ты про волнение? - переспросил Человек и увидев утвердительный кивок, начал объяснять. - Я не вижу в этом смысла, в волнении. Что я могу такого сделать, чтобы как-то повлиять на обряд? - скорее риторически спросил он. - Правильно, ничего. А если ты не способен никак повлиять, то и волноваться нет причины.

- Я так не могу, - честно признался Кадмон. - В своё время я привёл в орден человек пять и каждый раз во время обряда волновался. Даже когда стал Магистром, продолжал волноваться.

- Поэтому ты и стал Магистром, - серьёзно заговорил Человек. - В тебе есть всё, что нужно лидеру. И твёрдость характера, и решительность, и жалость, и сочувствие, и волнение о людях которыми ты руководишь.

- Ты опять агитируешь за назначение меня на должность Магистра, но выборы уже давно прошли и в следующих я точно не приму участие, - улыбаясь ответил Магистр.

- Я не к тому, - честно произнёс Человек. - Ты человечный, в отличие от меня.

- Не знаю, остался бы я таким, если бы пережил то же, что и ты, - задумался Кадмон. - Скольких учеников ты выучил и похоронил?

- Если бы я считал, - усмехнулся Человек, а потом добавил, - хотя нет, считал. Правда мне это довольно быстро надоело.

- Всё-таки, ты не такой чёрствый, каким хочешь казаться, - начал было говорить Магистр, как дверь главного зала открылась и голова Ниеми сообщила.

- Кто-то очнулся! - и сразу же исчезла за дверью.

- Готов поспорить, что это твой, - обратился к Человеку Магистр.

- На что? - тут же среагировал тот.

- Давай на обл? - предложил Кадмон.

- Минимум пять, - принялся торговаться Человек.

- Максимум три, - Магистр тоже не любил разбрасываться деньгами.

- Хорошо, но при одном условии, - предложил Человек.

- И какое же условие? - заинтересовался Кадмон.

- Ставка будет расти до самого конца, - начал объяснять Человек, - при каждом следующем проигрыше ты платишь в два раза больше и так до самого конца. А если он вообще не проснётся, ты удваиваешь всё.

- Хорошо, - с интересом смотря на Человека, ответил Магистр.



limp0605

Отредактировано: 25.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться