Шевелится - стреляй! Зеленое - руби!

Font size: - +

Глава 3

Глава 3

Когда враг потирает руки — твой час! Давай волю своим!

С. Е. Лец

 

Пол в пещере был неровный. Острые камни впивались мне в спину, угрожая, казалось, продавить тело насквозь. Полностью обездвиженный, я лежал на том же месте, куда швырнул меня клятый Валар, и лежал довольно давно. Да я просто ненавидел этот чертов пол! Однако все эти неудобства были далеко не самой главной неприятностью в моем нынешнем положении…

— Тебе лучше согласиться с моим предложением. Так, по крайней мере, умрешь быстро, а своим упрямством ты ничего не добьешься, только продлишь и несказанно усугубишь свои мучения. Поверь, я еще не принимался за тебя всерьез, — увещевал склонившийся надо мной Валар.

— Лучше бы, конечно, помучиться, — процитировал я.

— Это ты шутишь? Зря! Тебе стоит отнестись к моим словам серьезно, у меня мало времени. Обряд надо провести в полночь, но оставшихся часов мне вполне хватит, чтобы полностью сломить твою волю. Мне кажется, пора продемонстрировать, чем чревата твоя несговорчивость.

— То, что вам только кажется, нам давно мерещится, — пробормотал я.

Сознание мутилось, мысли ворочались с трудом. Собравшись, я поймал ускользающую мысль и спросил:

— Ответь мне еще на один вопрос. Как мы разговариваем друг с другом? Допустим, ты знаешь русский, но почему я понимаю тебя? — Я прекрасно отдавал себе отчет, что звуки речи Валара совершенно мне не знакомы, и вместе с тем улавливал даже малейшие смысловые нюансы. В свою очередь сам я продолжал говорить по-русски, и Валар, по-видимому, тоже не испытывал никаких затруднений.

— Ты пытаешься тянуть время? Хорошо, я отвечу. Язык один! И если подправить кое-что здесь, — Валар ткнул пальцем мне куда-то в область виска, — проблема коммуникации снимается, — просветил он меня.

— То есть теперь я буду понимать любой язык?

— К сожалению, недолго. Времени попрактиковаться у тебя не будет, — ответила эта падла. За все время нашего с ним общения я так и не понял, умеет ли он шутить или говорит всегда серьезно.

— К сожалению? Тебе что, действительно жаль, или это просто фигура речи?

Валар ненадолго задумался, а потом все же снизошел до ответа:

— Удовольствия я не получаю, но все это необходимо.

— Что же это за крайняя нужда такая? Пытать человека, а потом принести его в жертву незнамо кому? Просвети, будь другом, может, и я проникнусь твоими идеями?

Валар посмотрел на меня с нескрываемым сомнением, но объяснить попытался:

— Пытать тебя я еще не начинал, а если ты про­явишь благоразумие, то этого делать и не придется…

— Что же тогда ты делаешь сейчас? — перебил его я.

Вопрос не лишний, если учесть, что я лежал в луже собственной крови, а Валар тщательно выводил по моему телу замысловатые узоры, пользуясь вместо кисточки своим острым когтем!

— Я готовлю тебя к ритуалу, — невозмутимо продолжил он. — Что касается остального… — Валар склонился ближе ко мне и повысил голос: — Жертва нужна мне! Ты человек из другого мира, и все взятое у тебя понадобится мне там… за гранью. После ритуала мои способности в полной мере останутся со мной и в твоем мире, а ты в любом случае умрешь! Но жертва, принесенная добровольно, стоит дороже…

— Даже если согласие вырвано под пыткой?

— Даже так! Обманом, пыткой, шантажом — неважно… Тебя ждет пытка.

— А твоя ворожба? Ты же притащил меня сюда, чего тебе стоит получить мое добровольное согласие?

— Магия здесь не годится, это не будет твоим собственным решением, чем бы оно ни было продиктовано. К тому же во время ритуала действие любого заклятья прервется.

За предыдущие пару часов я сумел почерпнуть для себя некоторое количество полезных сведений. Валар, с самого начала пояснивший, что от меня требу­ется всего лишь безропотно и добровольно умереть на алтаре, охотно отвечал на вопросы и иногда спрашивал сам. Не забывая попутно разукрашивать мое тело прихотливой вязью замысловатых символов, процарапывая линии когтем. Подобная словоохотливость меня не удивляла: совмещая болевое воздействие с задушевной беседой, можно добиться того, что жертва начнет воспринимать своего мучителя чуть ли не как близкого друга, и, похоже, Валару был знаком этот прием. По крайней мере разговором он не пренебрегал. Что-то, я чувствовал, он утаивает, где-то не договаривает, но мне нужны были любые крохи информации о происходящем. Обездвиженный враждебными чарами, я терпел и спрашивал — он терзал и отвечал!

Вкратце картина вырисовывалась следующая: сбой контура и все из этого вытекающее — дело рук самого Валара. Да и вообще все, связанное с работой контура и перемещениями из одного мира в другой, — его непосредственная заслуга. С его слов выходило, что именно он инициировал окно в нашем мире и дожидался только удобного для себя момента, чтобы осуществить перенос подходящего объекта, то есть меня! (Чем, скажите, ему не угодили другие постоянно толкущиеся возле контура люди?) И этот час пробил!



Олег Филимонов

Edited: 02.05.2017

Add to Library


Complain