Шевелится - стреляй! Зеленое - руби!

Font size: - +

Глава 16

Глава 16

Некролог был бы лучшей визитной карточкой.

С. Е. Лец

 

Дверги разбрелись по лагерю, высматривая уцелевших и добивая раненых. Детей и женщин особо не трогали, если, конечно, те не пытались размахивать оружием; кого-то брали в полон. А вот стариков мужеского полу резали безжалостно — видать, в свое время попортили они двергам кровушки, такое не забывается.

Со сбором трофеев дверги особо не усердствовали. Оно и понятно — что здесь брать-то? У нас своего да взятого в пещере барахла набиралось — не утащить! Конечно, некоторую часть имущества можно взвалить на полон, но не слишком много, если мы не хотим тащиться, как беременная черепаха. А есть еще раненые, которых надо нести...

Как выяснилось, потерь у нас, считай, не было. Погиб только один из оставленных для прикрытия янычар. Для подобной авантюры результат, надо признать, поразительный! А молодому двергу просто не повезло: на него выскочило сразу трое спасающихся от побоища орков. Двоих дверг положить успел, а вот третий заколол копьем его. Но и сам не ушел от расплаты: орка нашла стрела другого янычара.

С ранеными дело обстояло хуже: пострадал каждый второй, но тяжелых было только двое. Остальные смогут идти сами.

Я отделался несколькими синяками и царапинами, даже не замеченными в пылу сражения, а уже вернувший себе человеческий облик волколак на раны вообще не жаловался. Может, уже заросло? Тут и не разглядишь — крови на нем...

Хорт мародерствовал на полную катушку, ну да ему простительно — у него кроме пояса с кинжалами и нет ничего. Забравшись в шатер, где он отметился сразу после нашего знакомства, оборотень несколько минут шуровал там, а потом выбрался наружу, обремененный целой охапкой оружия и еще какого-то барахла. Затем, разложив оружие на земле, принялся придирчиво перебирать его, примериваясь к каждому экземпляру. Первым делом Хорт нацепил себе на руки боевые браслеты, кольчужные со стальными вставками, подозреваю, что, как и пояс, они ему и принадлежали — уж больно привычно устроились на предплечьях. Затем выбрал понравившееся копье взамен своего и томагавк в пару к уже имеющемуся. Подумав, отложил штуки четыре ножа. И куда ему столько? После чего занялся одеждой... Дальше я смотреть не стал, а отправился вызволять шамана. Никому другому-то не поручишь — еще угробят по неосторожности.

Где-то через час все дела были закончены. Перевязав раненых и смастерив для них носилки из фигвамных шестов и шкур, мы наконец выдвинулись в дорогу. Анар возглавил колонну. Полон — пятерых молодых женщин и с десяток детей не старше десяти лет — поставили в середину. Я так подозреваю, это будущие жены и янычары — рабов дверги не держали. Пленного шамана конвоировал лично Свиор. А мы с Хортом замыкали процессию. Волчара успел где-то отмыться и приодеться. Теперь он щеголял в мокасинах, кожаных штанах и длинной рубахе, перехваченной в талии поясом. С боевыми браслетами на руках. И имел вид весьма воинственный — во все стороны топорщились рукояти ножей, кинжалов и топоров. Томагавки были засунуты сзади за пояс, на нем же висели кинжалы, а вот ножи располагались в самых разных местах: на бедре, на голени, на предплечье и даже на груди. Копье он нес в руке.

В горах прямых дорог нет, так что до твердыни двергов чапать нам пару дней — Анар так сказал. Ну, ему виднее, он тутошний. Видать, подземные тропы завели нас чёрти куда.

Мы шли уже несколько часов. Меня постепенно стала напрягать атмосфера в отряде. Нехорошая она была. Оборотень с двергами держался ровно, а вот те от него чуть ли не шарахались. Надо разруливать ситуацию. Собираясь этим заняться, я прибавил шагу и направился к неформальному лидеру отряда — Свиору. Поравнявшись с ним, я какое-то время молча шел рядом, думая, как завести разговор — ну не с погоды же начинать. Так ничего и не придумав, рубанул напрямик:

— Послушай, Свиор, скажи честно: чем вам Хорт насолил? Я же вижу, как вы его сторонитесь. Оборотней, что ли, не видели? — сразу наехал я, делая вид, что с вервольфами общаюсь каждый божий день.

— Таких — не видели! — отрезал колдун и замолчал, явно не склонный продолжать беседу.

Нет, дверги, конечно, ребята неплохие, но вот менталитет у нас разный, и порой мне совершенно непонятно, что за тараканы у них в бестолковке шуршат. Почему по-человечески не объяснить-то?

— И что с ним не так? — терпеливо продолжал я гнуть свою линию.

— Да все не так! Это не оборотень — это Ругару! — рявкнул дверг.

«Я не Негоро — я Себастьян Перейра!» — отчего-то сразу вспомнилась мне фраза Плохиша из «Пятнадцатилетнего капитана», ну того, который с компасом мудрил.

— Ну! И? Что?! — продолжал давить я. Что за народ такой! Каждое слово приходится клещами тянуть.

Видимо, поняв, что так просто от меня не отделаешься, Свиор наконец выдал некоторую информацию:

— Демон это. Душу человеческую сожравший и в тело вселившийся. Куснет — таким же станешь. Его и убить-то нельзя — удачи лишишься... а то и помрешь! Посмертное проклятье всем нам будет, — с тоской в голосе протянул он. — В бою-то еще ничего, может и обойтись. А с этим... Он же вместе с нами бился, кровь проливал. — Колдун безнадежно махнул рукой. — Даже прогнать нельзя — осерчает, да и законы наши не велят. — От расстройства Свиор начал сбиваться на высокий штиль.



Олег Филимонов

Edited: 02.05.2017

Add to Library


Complain