Шипы Черного Ириса

Размер шрифта: - +

Глава 12

Глава 12

 

Амадей услужливо пропустил меня вперед. Я переступила высокий порог и погрузилась в темноту. Это, конечно, была темнота для людей, но не для нас. Я прекрасно видела серые бетонные стены и потолки под четыре метра.

Я уже не раз вспоминала всевозможные глупости, которые придумывают про носителей обычные люди, ибо даже предположить не могут, что работают рядом с одним из вампиров. Мне всегда казалось немного смешным и наигранным приписывать носителям излишнюю готичность, что ли. Мол, есть у человека представление, что нечисть должна любить черный цвет, поэтому вампиры в черном, и тому подобные глупости. Будучи человеком, я посмеивалась над этими глупыми и необразованными людьми, которые не видят ничего, кроме того, что им насильно впихивает в голову СМИ.

А вот сейчас, глядя на неширокий коридор за бронированной дверью, мне вдруг захотелось принести извинения всем этим журналистам, которые расписывали носителей, именно как самых страшных монстров. Дело в том, что Амадей привел меня в самый настоящий каземат. Нет, наверняка, когда-то это место было каким-нибудь техническим этажом или парковкой или еще чем-то в том же роде, но сейчас это был каземат. С одной стороны коридора была абсолютно ровная стена. Мне еще никогда не доводилось видеть абсолютно ровные стены в технических помещениях, чтобы нигде не было комочка штукатурки, ни трещинки или комка краски. А с другой, через каждые несколько метров шли одинаковые двери, младшие сестры входной в это милое место.

Ни на стенах, ни на полу, ни на потолке не было ничего, за что мог бы зацепиться взгляд. Похоже, здесь не планировалось даже освещения. Место, которое полностью рассчитано только на вампиров. То есть, по одному проекту этого помещения становилось понятно, что люди даже не должны знать про него. Самым жутким, оказалась тишина. Я уже привыкла к тому, что достаточно сделать минимальное усилие - и я услышу, как за три сотни метров от гостиницы мусоровоз загружает в себя очередную партию мусора. Я быстро свыклась с тем, что при желании могу услышать намного больше, чем обычные люди. Но, в этом жутком месте мой нечеловеческий слух не улавливал ничего, даже более того: в ушах быстро установилась, что называется звенящая тишина.

Я беспомощно оглянулась на Амадея, тот расплылся в  улыбке и легонько подтолкнул меня к коридору.

- Нравится? – поддразнил он.

- Что это за место?

- Будем считать это школьной партой.

- Что? – нахмурилась я.

Вампир не стал ничего мне отвечать. Мы прошли до самого конца этого коридора. Амадей повернул широкую задвижку и медленно распахнул одну из камер. Теперь мне было понятно, что это за место.

За тяжелой, толстой словно в финансовом хранилище дверью оказался узкий, метра два с половиной, тамбур или предбанник. В общем, небольшая коморка. Три стены помещения были выполнены так же, как и основной коридор, а вот левая стена полностью была стеклянная с узкой металлической дверью в центре. У дальней стены, в уголке, стояла дешевая пластиковая этажерка, такие обычно покупают на дачу или в ванну. И больше ничего.

За стеклом было темно. Я не чувствовала запахов, не слышала движений и прочих звуков. Но каким-то шестым, десятым чутьем уловила, что за стеклом что-то или кто-то есть. Перевела напуганный взгляд на своего Создателя. Амадей усмехнулся уголком рта.

- Что это такое? – прошептала я, словно опасаясь потревожить то, что обитало за стеклянной стеной.

- Школьная парта, я же сказал, - повторил вампир слегка недовольно. – Аврора, перед тем, как каждая клыкастая собака в этом мире узнает о том, что у меня появился птенец - ты должна быть подготовлена. Стас, конечно, во многом параноик, что уж скрывать, трус. Иначе бы не стал главой такого захудалого анклава, но в одном он прав – тебе нужно быть сильной. И первый наш урок как раз и состоит в познании основ, а именно – скрыть от мира, что ты Калиго. Понятно?

Кивнуть я не успела. За спиной Амадея, как из-под земли вырос Стас. Чуть растрепанный, в белой рубашке и светлых джинсах. Кончики его волос еще были мокрыми от недавнего душа и оставляли на рубашке полосы. Изо рта пахло мятными пастилками. А от тела - Николь.

- Вы уже здесь? – довольно улыбаясь, спросил он, протиснулся между нами и прошел в центр комнатенки.

- Тебя Создатель в детстве не учил, что перед подобным не стоит есть и уж точно не стоит спать? – сухо уточнил Амадей.

- Не помню, - беззаботно пожал плечами Стас. – Когда я был «в детстве» мы с тобой кутили на пару, и я далеко не все помню из твоих бессвязных нравоучений, которые ты иногда бубнил.

Я потрясенно открыла рот. Стас – птенец Амадея.

- Не совсем, - тут же влез с пояснениями юноша, глянув на мое перекошенное лицо. – Моего Создателя быстро порубили на кусочки, и года не прошло после моего восстания. А Амадей взял, так сказать, бесхозного щенка под свою опеку. Впрочем, мадемуазель, это было так давно, что не стоит применять к нашим отношениям ранг Птенца и Создателя. Я всегда легко могу уйти от него на другой конец света, не спрашивать разрешения на глупости, и не рассказывать что я ел на завтрак, в отличии от вас.

Кажется, я покраснела.

- Ну, раз ты уже закончил рисоваться перед девушкой, то может приступишь?

Он только усмехнулся, выудил из кармана маленький брелок, и нажал на боковую кнопку. Звук поднимающихся жалюзи или чего-то в этом роде, был почти не слышан, что выдавало огромную стоимость конструкции. Я потрясенно смотрела на то, что скрывали современные шторы.

В большом зале, похожим на спортивный или тренировочный, все стены, пол и потолок были отделаны коричневой плиткой. На трех стенах в средневековых кандалах, толщиной, чуть ли не с мою руку, висели четверо существ. Да, да, именно что, существ. Когда-то на них была одежда, но сейчас не осталось ничего. Когда-то они точно были людьми или вампирами, но сейчас они больше всего походили на вурдалаков или упырей как их снимают в ужастиках. Носы у всех почти отсутствовали. Нижние челюсти у троих неестественно вывернуты. Глаза ввалились и почернели белки. Честно говоря, я догадалась о том, что передо мной трое мужчин и одна женщина, только потому, что у троих особей явно была эрекция, и все они активно пытались вырваться из своих оков, и добраться-таки до самки.



Машенька Фролова

Отредактировано: 15.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться