Шизоид

Размер шрифта: - +

Глава 6

Так прошла еще одна неделя. Я чувствовал себя сурком. Утром готовил завтрак на двоих, получал сухое «спасибо». Пробежка, работа, готовка, тренировка, соцсети и она. На других девушек тратить время не хотелось. Мне хватало ее. Поэтому вечерами я оставался дома. Часто, когда ее не было рядом, я работал. Работы на самом деле оказалось очень много. Радовало, что было чем занять время. Работа отвлекала и даже придавала сил. Когда у тебя что-то получается, настроение поднимается. Интересно, а когда моя сестра рисует и у нее выходит отличный рисунок, она так же радуется? Это ей тоже придает сил?

Она всегда появлялась неожиданно и тихо. Могла стоять за спиной, пока я изучал котировки, или сидеть за барной стойкой, пока я готовил. При этом о ее присутствии я узнавал спустя неопределенный промежуток времени. Она всегда молчала, когда я спрашивал ее, как долго она там стоит или сидит.

У нас даже складывались определенные традиции. После тренировки она встречала меня на нижних ступеньках и робко целовала в щеку. А я, в свою очередь, наблюдал, как она рисует на заднем дворе, как читает на широком подоконнике вечерами, как не спеша ест. Мне нравилось следить за ней, подмечая детали. Когда ее не было рядом, эти детали формировали образ.

Но всё было по-другому, когда вчера вечером я вернулся от новой девушки. Иногда и жесткий панцирь дает трещину или организм требует свое. И, в течение дня пообщавшись с новой знакомой, я всё-таки решился с ней встретиться. Вечер был неплохим: мы посидели в кафе, немного покатались и заехали к ней в гости. Надолго я в гостях не задержался и вернулся ближе к десяти. На нижних ступеньках лестницы в конце коридора стояла сестра. Она подошла ко мне, но поцелуя в щеку не последовало. Она замерла, развернулась и молча ушла к себе, не поднимая взгляда. Как она поняла? И поняла ли?

Духи. Она почувствовала чужой запах. Стоя сейчас в коридоре, я чувствовал чужой сладковатый аромат. Не скажу, что он был неприятным, он просто был чужим, с легкими цитрусовыми нотками. Но в помещении не было свежего ветерка, который отогнал бы этот аромат.

Мне ничего не оставалось, как подняться к себе, принять душ и идти к ней. Она ко мне не придет, в этом я был уверен. И я пошел к ней. Вот так просто. Еще не было двенадцати, но я решил не ждать. Каким-то шестым чувством я угадывал, что это мне так просто с рук не сойдет. Я бы и сам так поступил – не пришел бы. Каким бы ни был мой мотив, спустя час я стоял у ее двери.

Она уже лежала на кровати, отвернувшись к стене. Я молча разделся, лег рядом и прижал ее к груди. Это успокаивало. Я чувствовал, как она дрожит под моими руками, как тяжело дышит. Тяжело было понять, плачет она или нет. Даже если плачет, к сожалению, я не представлял, что делать с ее слезами. Я мог только обнимать ее и накручивать себя.

Вина? Да, может, это была вина, но я не хотел признавать ее. Ведь в чём я провинился? Я встретился с девушкой. Это вполне нормальная ситуация. Но всё равно червячок, который зародился в моей голове, говорил обратное. Прижав его фактами, я попытался заснуть.

Уже на грани сна и яви я почувствовал, как она поворачивается, проводит пальчиками по моей груди. Я чувствовал ее взгляд на своем лице, чувствовал робкое прикосновение ее губ к своим. Оно было невесомым, но было, мне не могло показаться. Я чувствовал место, которого касались ее губы, словно меня обдуло прохладным ветерком. Потом она уснула. И под ее размеренное дыхание и свое чувство вины уснул и я.

А утром было мое время. Еще не было и шести, когда сон отступил, и я смотрел на нее. Такая маленькая, но уже такая взрослая. Я боролся с собой, боролся с желанием. Парни меня поймут. Желание с утра может быть непреодолимым.

И моя сестра меня искушала. Ее футболочка удачно задралась и обнажила плоский животик. Я уже знал каждую родинку на нём. Я изучил ее. Но каждое утро мне хотелось большего. Помню, когда я в первый раз ее разглядывал, это было странно. Я разрывался между «хочу» и «правильно». Сейчас такие чувства меня не одолевают. Но я не знаю, хорошо это или плохо. Ведь с каждым разом, с каждой минутой мне хотелось большего. Мне хотелось не только посчитать родинке на ее животике, мне хотелось снять с нее футболку и продолжить изучение. И это уже не казалось странным, не хотелось немедленно побежать в душ или спуститься на кухню и забыться за чашкой крепкого кофе. Как же быстро всё меняется! И все эти изменения не хотят укладываться в моей голове. Слишком мало времени прошло. Возможно, через неделю я уже по-другому посмотрю на данную ситуацию.

Сегодня пятница, поездка к доктору. Нужны пробежка и крепкий кофе. Надо держать себя в руках. Не говорить и не делать лишнего. Пусть будет как есть, и так вчера дел натворил. Лишь бы это не сказалась на сегодняшнем визите. Нужно включить свое благоразумие. Кто бы знал, чего мне это стоит.

 

Я уже физически чувствую ее присутствие. Мне совсем не нужно поворачиваться или прислушиваться к шагам. Я знаю: она идет к барной стойке. Она будет сидеть и смотреть на меня, смотреть, как я готовлю завтрак. Никогда бы не подумал, что это будет доставлять мне такое удовольствие. Меня всегда раздражали люди, которые врывались в мое личное пространство, особенно в утренние часы. Но только не она. И то чувство, когда ты готовишь завтрак не только для себя, но и для той, что сидит за твоей спиной, вызывало непроизвольную улыбку. Обычно мои девушки готовили мне завтрак – или пытались приготовить. В основном это были фрукты, блинчики, яичница. Это не то, что я люблю есть по утрам. В какой-то момент, поев яичницы в течение месяца, я почти к ней привык. Стоило только начать готовить самому, как всё вернулось на круги своя. И традиция каши с утра прочно укоренилась. Поэтому каждое утро я с удовольствием готовил кашу, стараясь разнообразить ее различными вкусами. Например, сегодня я решил поэкспериментировать с яблоками и корицей. Должно было получиться вкусно. Сочетание этих вкусов пришло к нам из детства. Мама часто запекала яблоки с корицей.



Laguna Popova

Отредактировано: 20.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться