Шизоид

Размер шрифта: - +

Глава 19

– Знаешь, когда я в прошлый раз к тебе приехала, я ведь пьяной не была. Я выкурила сигарету и выпила бокал вина. Потом с этой открытой бутылкой поехала к тебе. Я не знаю, что меня дернуло в тот момент. Может, мой пятничный вечер проходил слишком скучно, может, ты меня задел слишком сильно. Но я села и приехала. Надела мини, чулки, шпильки. Это было так глупо! Я потом полночи каталась на те деньги, что ты дал водителю, и плакала. Кажется, он понял меня или просто сделал вид, что понял. Сказал диспетчеру, что пассажир поедет до соседней деревни и обратно он вернется часа через три-четыре. Я ему благодарна. За это время о многом подумала, всё взвесила. Как бы глупо это ни звучало, но мой вечер и правда не оказался скучным. Он был полон приключений. Я видела, как ты пытаешься меня спровадить. Еще я видела ее за твоим плечом. Да, я видела твою сестру в тот вечер, не удивляйся. Ты сказал, что она больна, и она начала плакать. А я в тот момент лишь подлила масла в огонь. Вас тяжело назвать братом и сестрой. Я об этом подумала, как только вас увидела. Вы как платина и шоколад. Вы разные. Ее взгляд – это не взгляд сестры. Это взгляд ревнивой тигрицы. Особенно когда она видела, как я тебя обнимаю, как жмусь к тебе. Мне кажется, что она меня раскусила. А я всё делала назло ей. Я видела, что мне это удается. Каждая ее слезинка была для меня наркотиком, дарившим эйфорию. Мне тяжело было остановиться.

Я смотрю на нее, и мне становится страшно. Я попался на удочку, просто попался. А я ведь ни о чём тогда не подозревал, и правда подумал, что напилась и ничего не соображает. А это меня обвели вокруг пальца. Она сейчас сидит напротив, и я понимаю, что в ней достаточно тайн, которые мне так просто не раскрыть. И мне кажется, что этой девушке известно обо мне многое, она разгадала меня в мгновение, когда переступила порог моего дома, а может, это было даже раньше. В тот вечер, когда я смотрел на нее и представлял сестру, она это чувствовала? Не назвал ли я ее в тот раз случайно другим именем? Что же мне теперь с этим делать? Будет она держать язык за зубами или сдаст меня со всеми потрохами? Хотя теперь уже поздно об этом думать. Час назад, когда я выложил ей всё как есть, не скрывая и не увиливая, я почувствовал облегчение. Дышать стало проще, не было чувства, что сзади стоит великан и давит на плечи.

– И тогда, на вечеринке. Это была моя вина, что она так себя повела. И не смотри таким взглядом. Да, это я виновата. Я видела, как она осторожно бросала на тебя взгляды, а ты стоял в стороне и не смотрел на нее, смеялся над шутками других. В какой-то момент я сравнила нас, ведь я тоже стояла в стороне и смотрела на тебя урывками. Тебе было всё равно на окружающих, меня ты так и не заметил. Ведь не заметил непрошеного гостя на вечеринке? Может, мне было проще: за взгляды в твою сторону меня не осудили бы, а вот ее могли. И я решила ей помочь, помочь не выдать себя таким глупым образом. Я ей подсказала, как сделать так, чтобы ты обратил на нее внимание. Самое сильное оружие – ревность. Это я подвела ее к нашей компании, поставила рядом с тем парнем и посоветовала сказать ему пару слов. Мне было известно, кем для тебя был тот парень, я немного знала о его предпочтениях и в своем плане не сомневалась ни минуты. Сестра у тебя очень красивая, в глазах – наивность, в движениях есть некая красота, которая доступна для понимания не каждому, и это притягивает. Я знала, что она ему понравится и что он полезет ее обнимать. И еще я знала, что ты это увидишь и это тебе очень не понравится. Я сыграла на этом. И не прогадала. Только о том, что случилось дальше, я сожалею. Мне правда жаль, что так вышло. Я не должна была так поступать с вами, но не смогла по-другому. Я надеялась, что ты увидишь их раньше, до того, как они поднимутся наверх. И, чтобы загладить вину, я готова помочь. Неважно, в чём будет заключаться помощь. Задавать лишних вопросов не буду. Если хочешь, можешь переложить ответственность на меня.

Она давно перестала смотреть в мою сторону. Ее взгляд был устремлен на стену этого отеля. Временами она смотрела в окно, но меня предпочитала игнорировать. И понять, правда она хочет помочь или просто решила поиздеваться и выведать побольше информации, я не могу. В голове крутится бесчисленное количество непонятных мыслей, которые никак не могут выстроиться в определенную цепочку. Из-за этого потока невозможно сосредоточиться и прийти хоть к какому-то решению. Да, о том, что я натворил после избиения, чем занимался по утрам, по вечерам, я предпочел не рассказывать. Но умолчать о своих запутанных чувствах к ней я не смог. Знай она больше подробностей из последних недель моей жизни, предложила бы помощь? Или ушла бы?

– Ты знаешь о ситуации намного больше окружающих. Даже не представляешь, насколько больше. Но вот что ты прикажешь со всем этим делать? Я давно перестал понимать, что происходит вокруг, моя жизнь перевернулась с ног на голову. Для всех я давно уехал, чуть ли не покинул страну. Для родителей я теперь плохой сын, который не смог уследить за сестрой и, поджав хвост, решил переложить ответственность на окружающих. Только я не могу им назвать истинную причину – что я хотел защитить ее от себя, защитить ту часть, которую еще можно спасти, которая не пострадала от меня.

Я поймал ее взгляд. У нее светло-карие глаза. Совсем другой цвет. Не тот, к которому я успел привыкнуть. Другая. Стоит просто признать тот факт, что она другая. Еще какое-то время назад я считал ее «мимолетной», а теперь готов признать, что она чуть ли не единственный человек, которому я могу сказать лишнее слово, который ни разу не осудил мои поступки. Она приняла их как должное, как постфактум. Даже странно. Это потому, что сама не может похвастаться хорошими поступками? Слушать ее исповедь было странно. Услышь я всё это в других обстоятельствах, вышвырнул бы ее за дверь, не упустив возможности сказать парочку ласковых слов. Но не сейчас. Ее поведение по сравнению с моим и правда можно назвать ангельским.



Laguna Popova

Отредактировано: 20.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться