Шкатулка Бирона

Сцена третья: Призраки Бирона

Феликс: - Настоящим регентом? Ваше превосходительство, как вы согласились на такое?

Бирон: - Анна Иоановна, прежде чем подписать документ, спросила меня: А оно тебе нужно? Я молчал, не зная, что ответить. И молчание мое было принято за положительный ответ. Мы словно ощущали неизбежную участь мою, и оно так и случилось: за каждый день моего правления по году ссылки. Меня ненавидели, Феликс Иванович. И, надо признать, на то у них были свои причины.

Феликс: - Вас же вернули потом?

Бирон: - Вернули, Феликс Иванович, как и все почести и ордена. Но то стоило мне больших затрат и сил. Да и прожил я вдоволь. Все говорили мне, что мне вечно везет, но назвать ли везением вековое скитание здесь, в пограничном мире?

Феликс: - Но ведь было и что-то хорошее в этом всем? Светлое, памятное...

Бирон: - Конечно, было. Семейная жизнь, дворцы и балы...

Феликс: - Значит, быть фаворитом было не так уж и плохо?

Бирон: - Не будем вдаваться в подробности. Там было много пикантностей, тонкостей, не для мирских ушей уже. Все это ветром истории давно сметено. А вот императрица, на память мою скудную, порядком надоела мне. Эти вечные "Эрнст, примите меня на пир в ваш дом, милейший Эрнст, сопроводите меня в прогулке..." Тяжелая женщина была.

Феликс: - С тяжелым характером?

Бирон: - Скорей, глуповатая. Но ей это, непременно, подходило под образ. Интеллект только бы обезобразил ее еще больше.

Феликс: - Значит вещь, которую вы ищете, не связана с императрицей?

Бирон: - Нет, мне ее хватило при жизни, сударь, грешным делом искать ее вещи после смерти я бы не стал. Да и господь мудр, а не жесток.

Феликс: - Быть может это вещь вашей супруги?

Бирон: - Моя супруга пережила меня на долгие годы вперед, была рядом и помогала, Феликс Иванович. Она нашла свой покой.

Феликс: - Тогда я понятия не имею, с чем это может быть связано.

Бирон: - Если оно еще существует, то оно найдет меня само, Феликс Иванович. Будьте уверены. Но назвать эту вещь я не могу.

Феликс: - Понятно. А как вообще проходили балы? Светские рауты? Приемы? Ведь это целый мир, ваше превосходительство, не так ли?

Бирон: - То было время пышных приемов. Анна Иоановна была модницей, все время думала о нарядах и заставляла соответствовать каждого новым стандартам. Велено было на каждый новый бал одевать новые наряды, ни в коем случае не повторяя те, что были на прошлых. Кавалеры кружили в танце дам, а они были настоящими кокетницами, такие красивые! Красивые русские женщины.

Феликс: - Жизнь была не той, что сейчас. Иногда в мыслях жалею, что я не родился в том веке.

Бирон: - Феликс Иванович, не стоит жалеть. Под всеми красивыми нарядами скрывалось много нехорошего. Я...

Феликс: - Ваше превосходительство?

Бирон замер, словно очутившись в другом месте. Феликс не спешил перебивать его, внимательно слушая и наблюдая за призраком. Из-за кулис выходили танцующие пары в нарядах царской России под музыку вальса.

Бирон: - Всякий раз я сопровождал императрицу, был ей близок, был с ней рядом... умышленно был рядом. Вот, мы идем по роскошным анфиладам, нам кланяются, отдавая почести, а открывая дверь, ослепляешься светом бального зала. Играет музыка, танец идет легко и непринужденно, с тобой все говорят, а ты знаешь, что каждый... совершенно каждый тебя ненавидит. И тобою был недоволен.

Призрак кавалера: - Ты лгун, Эрнст Иоган. Лгун!

Бирон: - Да, я лгал, потому что знал, чего хочу!

Призрак девушки: - У тебя была жена, а ты был с ней, с императрицей!

Бирон: - Но любил я только одну!

Призрак офицера: - Ты не из знатного рода, Эрнст, ты - позор страны!

Бирон: - Уйди от меня!

Призрак кавалера: - Прислуга!

Бирон: - Как ты смеешь!

Призрак девушки: - Лжец и лицемер! Несчастна и печальна твоя супруга!

Бирон: - Не говори мне так!

Призраки хором: - Ты, Эрнст Иоган Бирон, жадный лицемер и казнокрад. Ты не любил. Ты только выгоду искал.

Бирон: - Уйдите прочь от меня!

Феликс: - Герцог, с вами все в порядке?

Бирон: - Я не люблю вспоминать ту жизнь, Феликс Иванович, не люблю и не хочу. Она прошла, а мне платить за нее еще много веков предстоит. Да, Эрнст Иоган Бирон - не праведный герой и не пример. Возможно, ошиблись вы, Феликс Иванович, в желании своем оказать мне помощь.

Феликс: - Не говорите так, ваше превосходительство. Любой грех можно искупить.

Бирон: - Любой, да не любой, Феликс Иванович.

Феликс: - Они преследуют вас, ваше превосходительство?

Бирон: - Всегда. И думаю, что вечность.

Феликс: - К слову говоря, о преследователях...

Тюремщик: - Ну что, Бирон, время постепенно истекает. Уже третий час. Не скажу, что мне приятно видеть тебя так часто, но сам знаешь, приказ - есть приказ.



A. S. Graf

#14899 в Разное
#2817 в Юмор
#4168 в Драма

В тексте есть: приключение, пьеса, трагикомедия

Отредактировано: 27.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться