Шкатулка Бирона

Сцена третья: Прогулки по набережной II

Феликс и Анастасия прогуливаются по сцене. С ними так же Плут.

Феликс: - Поверить не могу, что все это было с нами. Такое ощущение, словно в сказке побывали.

Анастасия: - Сказке с не самым хорошим концом.

Феликс: - И не говори, Насть. Как вспоминаешь – сразу тяжко на душе становится. Две недели прошло, представляете.

Плут: - Да. Кто бы мог подумать, что простой миф мог оказаться правдой. Вот тебе и городская легенда.

Феликс: - Знаешь, Плут, тебе с зубами намного больше идет.

Плут: - Тебе спасибо, Феликс, и твоему отцу, за то, что помогли.

Анастасия: - Это тебе спасибо, что тогда Кривицкому надавал по колоколу. Он заслуживал это.

Плут: - Я просто пытался быть полезным вам. Когда я подслушивал разговоры герцога и Феликса, мне словно внутренний голос прошептал: не надо делать этого. Оставь ты низкие дела и сам помоги им. И тогда я понял, что вообще творю. Я правда устал от их вечных интриг и сплетен. Я думал, что мыс ними друзья. Но у Смердяева друзей быть не может.

Феликс: - А как же Кривицкий?

Плут: - Представь, что это люди одного и того же диагноза. Им просто легко находить общий язык. Сомневаюсь, что они вели дружбу.

Анастасия: - Верю, Плут. Слушай, ты же тогда сказал свое настоящее имя. Почему мы все еще тебя по имени то не называем?

Плут: - Да как-то непривычно...

Феликс: - И как тебе такое прозвище глупое придумали?

Плут: - Это Смердяев. Он все никак смириться не мог с тем, что его однажды не взяли в театр, так вот на тех, кто слабее, отыгрывался.

Анастасия: - Как оказалось, слабым показал себя Смердяев.

Плут: - Хитрый уж слишком этот Смердяев.

Анастасия: - Так что все. Теперь будешь Василием. И не иначе. Такое красивое и прекрасное имя!

Плут: - Спасибо. Хоть какое то человеческое отношение спустя такое время!

Феликс: - Привыкай. Это тебе не со Смердяевым носиться.

Анастасия: - Смотрите, это же Савелий Платонович!

На сцену к группе присоединяется Савелий Платонович. Улыбается, жмет руку Плуту и Феликсу, кивает Анастасии. В руках он держит черный пакет.

Савелий Платонович: - Ну, как у вас дела? Порядок не нарушаем? Все по закону?

Феликс: - Савелий Платонович, как же иначе может быть. Мы за порядком на набережной уже и сами приглядываем.

Плут:  - Даже воздух чище стал, после всей этой истории.

Анастасия: - К слову о чистоте воздуха: что там с Кривицким и Смердяевым, Савелий Платонович? Известно что-нибудь о них?

Савелий Платонович: - А, да это забавная история. Все разбирательство с ними было недолгим и даже немного смешным: Смердяев строил из себя какого-то героя несостоявшегося романа, да настолько перестарался, что его признали невменяемым. Определили на лечение, будет проходить курс успокоительных и избавляться от своей мании величия. А второй, который Кривицкий, оказывается, даже в армии не служил. Его быстро оправдали, он умело вертел языком, да вот только счастье было его недолгим: сразу же забрали на службу. Я думаю, ему пойдет на пользу.

Феликс: - Я думаю тоже. Правда, там язык его особо не спасет.

Савелий Платонович: - Вот и увидим.

Плут: - Кривицкий неплохо дерется. Я думаю, не пропадет, Феликс.

Феликс: - Дай бог.

Анастасия: - Но я бы посмотрела на то, как Смердяев ставит пьесу в лечебнице.

Плут: - Вполне возможно, что там он, наконец, найдет свою аудиторию!

Феликс: - Ну хватит вам, хватит. Все таки, он тоже человек.

Анастасия: - Думаю, им обоим хватит времени меньше, чем Бирону, чтобы понять свои ошибки.

Феликс: - Герцог Эрнст Иоганн Бирон… да уж…

Анастасия: - Прости, Феликс.

Савелий Платонович: - Ах да, чуть не забыл. Я мельком слышал про вашу историю с каким-то призраком. Не знаю, что там за игры у вас у молодежи, но на этот счет мне тоже есть что добавить.

Феликс: - Не поймите неправильно, Савелий Платонович, мы просто рассказываем городские байки.

Савелий Платонович: - Ну, байки байками, а добавить мне правда есть что. Феликс Иванович, доставайте.

Феликс засовывает руку в пакет и с изумлением для себя и окружающих достает восстановленную шкатулку, которую неделями раннее разбил Смердяев.

Феликс: - Савелий Платонович! Я даже не буду спрашивать, как это получилось!

Анастасия: - Живая память.

Плут: - Я же говорил, что дышать стало легче! Теперь вдвойне!

Савелий Платонович: - Ну, я думаю что вы, ребята, найдете ей нужное применение. В конце концов, ваш отец, Феликс Иванович, был очень недоволен вашим ночным списанием с его счетов большом суммы. Так что часть вещей, включая эту, я доставил вам лично. Шкатулка – подарок от меня. Не зря же деньги потратили, верно? Ну, хорошего вам дня. Соблюдайте закон, будьте вежливыми и помните: доброта и честность – самые важные инструменты правосудия.



A. S. Graf

#14892 в Разное
#2821 в Юмор
#4174 в Драма

В тексте есть: приключение, пьеса, трагикомедия

Отредактировано: 27.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться