Шкатулка желаний

Размер шрифта: - +

Глава 4

Мранс в сопровождении Мейна гордо прошёлся по улицам деловой части города, где проживали местные богатеи и купцы. Здесь почти не было огней в домах, впрочем, это и понятно — они не устраивали ни вечеринок, ни балов, как аристократы, как-то всем не до того, да и с ранья на рынок, по своим лавкам — допоздна свечи и лампы жечь не привыкшие.

Вышли за малую стену. Когда-то давно она огораживала город, но со временем какой-то очередной бургомистр, вытребовав из королевской казны солидные субсидии, засыпал старый ров и выстроил новую стену, значительно увеличив площадь города. А вот на новый ров денег не хватило. Впрочем, он уже и не требовался — границы государства отодвинулись от города далеко на север и на юг, на запад и на восток. И если бы у ворот города неожиданно возник ворог, то это могло означать только одно — королевство пало…

Мранс с Мейном быстро пробежались по улицам ремесленников. Здесь лучше ночью не задерживаться и шаг не сбавлять, можно было и на банду местных крутых отморозков нарваться — вдвоём, без Нейла, ни за что не отмахаться, уж лучше просто обойти любые компании больше трёх человек стороной.

Наконец оставив в стороне жилые дома, пригибаясь ближе к земле, осторожно прокрались, почти проползли, по огородам.

— Не ходи за мной дальше, — попросил Мранс, вдруг упёршись рукой в грудь Мейна. — Там не любят чужаков. Возвращайся назад и жди открытия ворот. Иди, — твёрдо повторил Мранс, не трогаясь с места. — Дальше не стоит провожать меня.

— А ты как? — спросил тот хмуро, неуверенно делая несколько шагов назад.

Отпускать одного парня с добычей ему совершенно не хотелось, опасался, что тот смоется, не поделившись с ним и с Нейлом — бегай потом за ним от одного города до другого. Но они ведь тоже честно заслужили свои доли.

— Не боись за меня, — проговорил Мранс шёпотом.

Ему показалось, что кто-то прятался в высокой траве и поднял руку в предупреждающем жесте, чтобы его подельник ничего не брякнул вслух.

— Завтра в полдень встретимся на том же месте, если вдруг разойдёмся, откуда вы меня вчера так благополучно забрали, не дав покалечить.

Мранс намекал открытым текстом на постоялый двор и трактир «Озорной петух», где с него попытались снять шляпу без его на то согласия.

— А?..

— А если не успеешь туда добраться до полудня, — перебил его Мранс, не давая ничего добавить, — Я стану ждать тебя до того момента, пока от меня опять кто-нибудь не потребует обнажить голову. Тогда я за себя не ручаюсь. И поэтому, — добавил он мягко, советую тебе поспешить к городским воротам, чтобы в первых рядах пройти через них и покинуть город как можно скорее. Кстати, монетка для прохода найдётся?

Мейн судорожно похлопал себя по карманам.

— На, держи.

Мранс кинул ему медяк, блеснувший в свете луны. Мейн неожиданно ловко поймал монету, не дав той упасть на землю.

— Все, уходи, — проговорил Мранс, вглядываясь в темноту — пока его подельник «горой» возвышается в темноте, ему надо успеть добежать до конца огородов, а там уже не так страшно — до пролома в стене рукой подать, где постоянно околачивались бродяги и бездомные. Они и обещали на небольшую мзду переправить Мранса на ту сторону за стену…

У одинокого почти потухшего костра сидело трое. Один из них поднялся навстречу приближающемуся к ним человеку.

— Стой, где стоишь! — крикнул он голосом, не предвещавшим ничего хорошего.

— Это я, Мранс, — отозвался парень. — Мы договаривались.

— Не знаю, о чём и с кем ты договаривался, — ответил мужчина.

В свете луны блеснул клинок.

— Могу и с тобой договориться, — проговорил не очень уверенно Мранс.

Не приближаясь к костру, он положил руки на пояс, но не для того, чтобы выхватить нож, а чтобы незаметно сбросить кошели с добычей, если что-то пойдёт не так. Ну, отберут у него спрятанную за пазухой шкатулку, пусть, он всё равно не знал, что там — жалко, конечно, что говорить, но деньги главнее. Затем вернётся с Мейном и Нейлом и намнёт бродяжками бока.

— Оставь, Курт, свой пыл для другого, — попросил сидящий у костра мужчина и пошевелил палкой уголья — искры взметнулись в начавшее светлеть небо. Костёр вспыхнул ярко и осветил одутловатое лицо говорившего. — Я знаю этого перца, видел, как он недавно заплатил Борцу, чтобы тот провёл его за стену, когда ему понадобится. Пусть проходит, а ты не ерепенься и сядь на место.

Но Курт остался стоять на месте, с недоверием взирая на подходившего к нему парня.

— Выпить не найдётся? — поинтересовался он, когда Мранс приблизился к нему.

— Найдётся, — буркнул тот недовольно, извлекая из складок куртки второй кувшин, приготовленный для старика-привратника — чисто случайно с ним ничего не случилось, когда он убегал от собак и перелезал через забор дома купца. Впрочем, в этом не было ничего удивительного — он всегда тщательно закупоривал кувшины.

Мранс не стал уточнять, что в выпивку добавлено сольное зелье. К чему? Пусть забирают. Не отрава же. Ну заснут у костра — первый раз, что ли? Они же бродяги — не воины в дозоре. Хуже будет, если все же начнут обыскивать — он так и не скинул кошели. Жалко расставаться с добычей.

Курт выхватил у Мранса кувшин, уверенным жестом выбил пробку из узкого горлышка и сделал несколько глотков прямо тут же.

Мранс от ужаса даже зажмурился — бежать, бежать, пока не поздно. Не хватало, чтобы мужчина рухнул, не вернувшись к костру. Он его не допрёт до места — они даже не знакомы, чтобы подставлять ему плечо.

Но Курт не старик-привратник, и несколько глотков некрепкой настойки пусть и с сонным зельем не могли его свалить с ног, ему и кувшина было мало — он привык хлебать и более отвратительную бурду и при этом оставаться на ногах, словно ничего и не пил.



Учайкин Ася

Отредактировано: 27.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться