Школа безумия

Размер шрифта: - +

Часть 3

Девочка с пепельными волосами, в довольно красивом платье с пелериной, из ткани, напоминающей парашютный шелк, сидела в клетке с белой широкой трубой, уходящей в потолок комнаты. Клетка была весьма вместительной и на первый взгляд казалась пустой. Однако, когда глаза привыкли к полумраку, девочка увидела живое существо, похожее на цветок, прикрепившийся «стеблем» к одному из прутьев на полу клетки, и длинным узким «язычком» старающееся изловить добычу. При этом «стебелек» раскачивался в разные стороны, низко пригибаясь к прутьям пола клетки. Неподалеку стоял крохотный контейнер с какими-то серо-зелеными шариками. Было ясно, что «цветок» старается, но не может до них дотянуться.

«Надо покормить этот цветок. Должно быть, он очень голоден», - подумала девочка и набрала полную жменю шариков. Они были мягкие и, будто из шоколада, быстро таяли в ее руке.

«Цветок», словно на запах шариков, повернул свою прекрасную, белую, как у лилии, головку к руке девочки, и она уже готова была положить на его суетливый желтый пупырчатый «язык»  зеленый подтаявший шарик, как вдруг услышала голос из полумрака за клеткой:

- Осторожней, вдруг он укусит или обожжет тебя!

- А ты кто?

- Лёня Осипов. Не трогай этот цветок! Ведь «язык» может быть ядовитым, и ты погибнешь.

 Девочка не стала рисковать и положила шарик на железный прут сетки недалеко от цветка. Платье на девочке было в виде трапеции и строго удерживало эту форму. При этом  оно  казалось мятым, топорщилось, отливая на сгибах металлическим отсветом, как будто сделано было из стекла или камня. Однако, когда девочка наклонилась,  Леня  понял,  что ткань ее платья мягкая.

Головка цветка наклонилась, язык схватил шарик, и только тут девочка увидела рядом на прутьях клетки какое-то насекомое.

 Оно корчилось в конвульсиях при прикосновении «языка цветка» к прутьям клетки, будто бедное насекомое при этом било током. Отливающие медью крылья, напоминая человеческие руки,  судорожно выворачивались. Насекомое корежило и трясло так сильно, что девочка испугалась за его жизнь.

Лёнька, прижимаясь к двери комнаты, в которую он только что случайно  вошел, не решался приблизиться к  клетке с девочкой внутри.

- Наверное, в этом языке есть электрический заряд, ты не почувствовала? – спросил он девочку.

 - Нет, наверное, этот  заряд настолько мал, что по прутьям клетки проходит, а на меня не действует. А вот для маленького насекомого, видимо, это  опасно, - предположила девочка, и, смело взяв насекомое в руку, посадила его на свое плечо. Здесь ей стало отчетливо видно, что, чуть оправившись от удара током, насекомое тоже стало проявлять интерес к тем же зеленым шарикам, что и «цветок», пытаясь собрать своим хоботком  остатки, прилипшие к ее руке.

- Должно быть, для них это лакомство!- предположил Лёнька.

- Что ж, покормлю и тебя, мне не жалко,- решила вслух девочка и стала кормить насекомое, не снимая со своего плеча.

- Ты добрая… Кто же тебя посадил в эту клетку? – спросил Лёнька, наблюдая за всем происходящим издали, опасаясь коснуться руками прутьев клетки.

- Тот же, кто и тебя сюда привез, - ответила девочка.

- Откуда ты знаешь, что меня привезли? – удивился Лёнька, - Я в шаре прилетел.

- Сюда всех привозят и всех в шаре, - тихо ответила девочка.

- И тебя привезли? Как тебя зовут?

- Юля Зозуля.

- Хохлушка, что ли?

- Сам ты хохол!

- Не-е, я кацап,- отшутился Ленька. - Да, ладно тебе, не обижайся. Почему ты в клетке-то сидишь?

- Подожди, тебя тоже посадят. Особенно, если узнают, что ты в запретную комнату без разрешения зашел, - грустно и обреченно сказала Юля.

- Что еще за запретная комната? Чем она отличается? Меня еще никто ни о чем не предупреждал, я ведь только несколько минут назад сюда прилетел, –возмутился Лёня Осипов.

- Тогда тебе, наверное, простительно, а я знала, что нельзя заходить в комнаты, над которыми горит красный огонек, но любопытство меня одолело, не смогла устоять.

-Может тебе можно как-то помочь?- спросил Лёня.

- Не знаю.

- Ну, я сам посмотрю, - решил Лёня и стал обходить клетку по окружности.

Юля в это время сняла с плеча, уютно устроившееся там насекомое и положила его на оставшиеся в контейнере зеленые шарики. Прожорливый цветок старательно уничтожал эти шарики все это время, а теперь, наконец, откинулся от кормушки и,  устало склонив белую головку, казалось, задремал на высоком стебельке, будто большой белый колокольчик в знойный полдень.

Теперь насекомое обрадовано набросилось на липкое лакомство и стало поедать один за другим эти шарики и вскоре от них ничего не осталось.

- Ну, ты обжора! – засмеялась Юля, обращаясь к насекомому. -  Ведь уже вот-вот лопнешь, а все жадничаешь, не наешься никак. Так тебе, пожалуй, добавка потребуется.



Елена Лагодзинская

Отредактировано: 09.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться