Школа Добра 2

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 8

Когда я озвучила свои мысли, Ини нахмурилась.

– Ну, подумай сама, – заискивающе улыбаясь, попыталась достучаться до подруги по несчастьям я. – Пересечь границу тёмных мы не можем? Не можем...

– Я не могу, – исправила она меня, нервно одёргивая коротковатую юбку. – Ты – да.

Я тяжело вздохнула. Дурацкие законы Разделённых миров! Дурацкие! Когда разделение на добро и зло идёт по цвету ауры. И хмурым демонам Пограничья всё равно, куда ты идёшь и с какой целью. Во времена обострившегося конфликта на светлую сторону они пропустят только светлого.

– Ини, мы же всё обсудили. Ты больше не останешься одна, обещаю, – привстав на цыпочки, я обняла глупую волчицу.

Она моргнула, скрывая от меня поднявшиеся в глазах слезы, и пробормотала упрямо:

– Без разницы. Мы отпустим, а он выкрутится... Юл, давай я просто убью его, а? – из-под пушистых ресниц блеснула весенняя зелень, хищно и жёстко. – Если боишься, можешь не смотреть.

Она облизала моментально увеличившиеся клыки и приятельски мне подмигнула. Не то чтобы предложение не было заманчивым... Я задумчиво глянула на едва заметный в сумеречном свете пузырь и тряхнула головой, отгоняя тёмные мысли.

– Нет. Его будут судить и...

– И он выпутается. – Ини обречённо опустила голову. – Юл, он же маг тёмной королевы, подумай.

И снова пришлось вздыхать.

– Мы это уже обсуждали, Ингрид. Ты просто не знаешь Вельзевула Аззариэлевича, он самый лучший, он никогда... Молчи! Не надо, я помню: мужчинам нельзя верить. Он не мужчина... он ректор! Он не допустит, он... Ини, просто поверь мне, пожалуйста.

– Ладно, – согласилась она неохотно, – но у нас все равно нет краски.

Краски… Краска была нужна, с этим не поспоришь, потому что проклятый пузырь можно было заметить только в том случае, если ты точно знаешь, где он находится. Почти невидимый, он легко дрожал, словно тяжёлый июльский зной. Во время наших ночёвок мы забрасывали временную обитель гнилого мага травой и листьями, таким образом обозначая место его нахождения. Однако отправлять посылку в таком виде в Школу Добра было нельзя: никто ведь не знает, сколько она простоит на площади до того, как будет обнаружена.

– И не забудь про его одежду, – напомнила Ингрид.

Я в тысячный раз покраснела, представляя себе, как посмотрит на меня айвэ Лиар, когда я прикажу ему раздеться. А ведь мне придётся это сделать, потому что Ингрид заявила, сразу после того, как я предложила бросить по этому вопросу жребий:

– Предупреждаю, одежду я с него сниму вместе с головой.

Упрямая, как мул.

Я вздохнула и закатила глаза. Тогда. И сейчас тоже.

– Ну, пусть, – в конце концов проворчала я, приняв решение, – к демонам! Где одно желание, там и два. Раз так, то пусть он нам его и покрасит.

Ингрид криво усмехнулась, а я запретила себе все мысли о том, что подумает Динь-Дон, когда узнает о двух моих последних желаниях. Хотя, если он не слишком мелочный, а он именно такой, вроде как, он же не станет придираться к словам, потому что, по сути, желание-то одно: покрасить краской гигантское яйцо и переслать его на площадь в Школу Добра.

Три желания джинна – вещь удивительная, целиком природная, не подвластная никаким законам и не имеющая объяснений. Джинн исполнит полностью немыслимое, невозможное, самое насущное ваше желание, но всегда в своеобразном стиле.

Когда я пожелала выбраться из тюрьмы в замке айвэ Лиара, Динь прислал мне жуткого змеевидного дракона. Остаётся только надеяться, что во время транспортировки в Школу, гнилой маг не пострадает. Впрочем, если и пострадает, мы с Ингрид не очень расстроимся. Ингрид – точно нет.

– Иди уже к нему, – рыкнула на меня волчица. – Чего ждать?

Действительно.

Я набрала полную грудь воздуха и всунула голову в пузырь. Айвэ Лиар привычно опалил меня ненавидящим взглядом:

– Если это снова сырая рыба, то…

– Не рыба.

– Интересно. Разнообразие в меню? Не могу поверить своему счастью…

– Это не то… Я хотела… Э-э-э… Мне нужна ваша одежда… – наконец смогла выдавить из себя я, силой воли пытаясь не пустить покраснение кожи дальше шеи и ушей. У тёмного мага брови взлетели вверх, а правое веко задрожало в нервном тике. Он почесал глаз глаз тыльной стороной руки и недоверчиво произнёс:

– Затрудняюсь подобрать слова, чтобы выразить всю степень моего смятения. Понимаю, что ты не обязана отвечать. Однако прости за любопытство: а зачем?

– За надом… – Я нахмурилась, а айвэ, не отрывая глаз от моего лица, демонстративно медленно опустил руки к пуговице на поясе брюк.

– Ну, если за надом… – Он криво ухмыльнулся. – То конечно, я не в праве отказать прекрасной даме.



Марина Ли

Отредактировано: 19.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться