Школа истинного страха. Восставшее зло (часть - 3)

Глава 4

Проснувшись на рассвете, когда только занималась заря, я облачилась в простого покроя платье с длинным рукавом и спустилась в столовую. Я давно не была в родовом имении и не могла не заметить, что из старой прислуги остались только повариха Мариза, садовник Урхо, да дворецкий Берриморз. Эти трое работали в особняке почти всю свою жизнь. Неудивительно, что отец не решался их уволить, терпимо относясь к их старческому своеволию. Перекусить я решила прямо на кухне. Заявившись туда, я прошла к деревянному столу у окна и поудобнее устроилась за ним. Худющая, как жердь, старушка Мариза сама взялась готовить для меня завтрак, не доверив это прислуге. Пока разбивала яйца и готовила омлет, она рассказала, что почти всю прислугу вчера вечером распустили, отправив по домам.

- Те, кого привели воины в темных одеждах, ни на что не годятся, – ворчливо жаловалась женщина, ставя передо мной тарелку с яичницей и горкой салатных листьев.

Похоже, темные воины взяли все под свой контроль. Мой дом благодаря усилиям Дарела превратился в персональную тюрьму. С этими тяжелыми мыслями я взялась за вилку.

- Эти ироды заявились и к Окстонам! Обыскали у них каждый уголок и ушли! – негодовала Мериз. Я разделяла ее чувства.

Нельзя врываться в дом к соседям, подозревая всех в сговоре со Стикарием. У отца были небольшие распри с мистером Окстоном о спорной границе, вдоль реки, но это не повод их обыскивать.

Земли, что примыкали к водоему, некогда принадлежали соседям, но предок мистера Окстона проиграл их в карты моему дедушке и сосед настаивал, что тот жульничал. И он был не так уж и далек от истины. Дедушка слыл заядлым игроком и шулером. Он проиграл почти все свое состояние, когда его убили в одной из пьяных потасовок. После его смерти на дипломатическом поприще отец сколотил себе состояние и в течение нескольких лет за баснословные деньги выкупил у ростовщиков закладные на дом и земли. Но все это давно в прошлом: они изменили русло реки, так что теперь у каждого были плодородные земли. Тем страннее для меня выглядел этот обыск.

- Наверное, у них были на то веские причины, - больше успокаивая саму себя, чем веря в это, предположила я и отодвинула тарелку с недоеденным омлетом. После услышанного есть совсем расхотелось.

- Им сегодня гостей принимать, а темные воины не дают прислуге нормально работать, - продолжала жаловаться Мериз, волком глядя на снующих по кухне девушек, слаженно выполняющих свою работу.

- Они дают сегодня бал! – вспомнила я.

- Вся округа соберется у Окстонов, - похвасталась старушка и поставила передо мной чашку с дымящимся какао, от которого я была в детстве без ума. – Малютка Эмми выходит замуж за Ульяма Грочистера, об этом будет объявлено вечером на балу.

Я плохо помнила Эмми. Мы с ней почти не общались, потому что родители рано отправили ее в школу для благородных девиц. О мистере Грочистере я никогда до этого не слышала. Сделав для вида малюсенький глоток какао, поставила чашку на край стола. У меня до сих пор язык не поворачивался сказать старушке, что давно разлюбила этот напиток.

- Я рада за нее, - произнесла с легкой грустью, сожалея, что не смогу посетить бал.

- Окстоны и вашему батюшке прислали приглашения, - убирая со стола, сообщила мне Мериз. На плите в огромной кастрюле варился лимонад, источая чудесный аромат ванили и апельсинов. На столе его дожидался ледниковый графин с листиками мяты на дне. Я задумчиво провела пальцем по запотевшему пузатому боку, наблюдая, как след на холодном стекле тут же затягивается тоненькой пленкой изморози.

«О чем-то подобном говорил и Дарел», – припомнила я.

- Леди Тиера, – появившись в дверях кухни, сухо обронил темный воин. За его спиной маячил женский силуэт. Мужчина отошел в сторону, пропустив девушку в грязном переднике. Она обернулась. На ее немой вопрос во взгляде воин едва заметно кивнул и, поправив съехавший на бок чепчик, девушка присоединилась к двум другим служанкам, склонившимся над ведром с картошкой. Видно было, что для нее работа на кухне была в новинку. Я отметила, что в ее руке блеснул клинок, больше подходящий воину, нежели прислуге, и с улыбкой проводила взглядом половинку картофелины, полетевшей в ведро с очистками.

- Кто тебя картошку учил чистить? - прикрикнула на нее Мериз.

- Никто, - едко буркнула девушка.

- Оно и видно. Давай, старайся лучше, раз пришла. Это тебе не шеи укорачивать!

Девушка недовольно сверкнула глазами, но промолчала и с удвоенным рвением принялась кромсать несчастную картошку. Мужчина хмыкнул и без всякой учтивости произнес:

- Мне сообщили, что вы изволили проснуться.

- Что с того?! – с вызовом посмотрела на него Мериз, постукивая по ладони поварешкой. Она как раз собиралась помешать ей булькающую похлебку. Ей что темный воин самого могущественного мага, что сын ремесленника – все едино. На кухне она была полноправной хозяйкой. Лиора это не оспаривала и приготовление еды переложила полностью на нее, только утверждая список блюд на день.

- Я – начальник приставленного к вам гарнизона. Не покидайте дом, предварительно не сообщив мне, - проигнорировал ее вопрос мужчина. Кустистые брови нависли над светлыми, почти бесцветными глазами. Прямой холодный взгляд, квадратный подбородок. Типичный воин гвардии темного мага. Казалась сама бездна, поселилась в его глазах.



Елена Лисавчук

Отредактировано: 25.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться