Школа призраков

Размер шрифта: - +

Часть пятая или Преступление и наказание

Темнота была мягкой всепоглощающей и обволакивающей, словно пуховое одеяло, укрывавшее от всех проблем и невзгод, а также наказаний и тяжёлых мыслей. Мыслей о том, что я потеряла Мисти; о том, что я не воспринимала Хрона как Мисти, я корила себя за то, что так легко позволила себе принять мысль о потере подруги; и вообще, считала ли она меня своей подругой, тоже оставалось для меня вопросом.

Из тягучей черноты, словно гудрон, забытья я выходила неохотно: по телу растекалась слабость, а навалившиеся сонливость и усталость, словно трясина в болоте, засасывали в мир Морфея. Однако, не покидавшее меня чувство тревожности, как назойливый будильник, каждый раз выталкивал из сладкой неги, заставляя открыть глаза, проснуться.

- Пить, - едва слышным голосом пробормотала я, не веря, что меня услышат. Однако, близкое шуршание одежды, а затем звуки переливаемой из кувшина в стакан воды, дали понять, что я не одна и, сейчас мне позволят утолить чувство жажды.

- Ну что, беглянка, очнулась, наконец? – услышала я знакомый голос, похожий на Макса. Но загвоздка была в том, что Макса здесь по определению быть не должно, не такие у нас с ним отношения. С трудом разлепив глаза, моему взору предстала довольно привлекательная физиономия четвёртого участника из прибывшего к нам отряда Трёх крестов, правда имя этого паренька я не знала. Я находилась в лазарете на одной из немногочисленных больничных коек, отделённой от остальных белой шторой по всему периметру койки. Он протягивал мне стеклянный стакан с чистой водой, при виде которой я чуть слюной не подавилась. Намереваясь вырвать стакан из его рук, я столкнулась с неожиданностью: всё моё тело затекло, и я едва могла шевелиться.

Парень, увидев мой порыв, поднёс стакан к моему рту, позволяя насладиться божественной жидкостью, но счастье моё длилось недолго: на границе в половину стакана, мою водичку отобрали. На мой немой вопрос мне ответили:

- Тебе нельзя сейчас пить так много, может стать плохо. – разъяснил молодой человек, ища в моём взгляде понимания. Он сидел на стуле рядом со мной и видимо что-то читал, так как на прикроватной тумбе покоилась книга, название которой мне никак не удавалось прочесть: я не могла сфокусировать взгляд и понять смысл, для меня написанное оставалось непонятными закорючками, огрызками линий и запятых.

Спорить я не стала, но разглядывать паренька примерно моего возраста, мне никто не запрещал, поэтому, пока он убирал стакан, было проведено сканирование с ног до головы. Каштановые, чуть волнистые, волосы до плеч; очки в тонкой оправе на заострённом к концу носу, за которыми скрывались зелёные глаза с коричневыми вкраплениями по всей радужке; нависшее веко над правым глазом, что визуально уменьшало глаз; полные губы, я бы даже сказала женские. Ну, внешность не совсем стандартная, но притягательная, по меркам мира живых. Причём теперь на нём был белый медицинский халат поверх чёрных брюк и рубашки.

-Ну что, насмотрелась? – со смешком спросил парень, помогая мне принять сидячее положение. Сказать, что я залилась краской, ничего не сказать. Буркнув под нос «угу», я уставилась в пол.

- А сколько часов я проспала? – пытаясь размять шею и руки, спросила я.

- Пять дней. – будничным тоном ответил парень.

- Сколько? – вся краснота сошла с лица на нет, уступая место мертвенной бледносте (хе-хе, мертвенной бледноте, да, это по-нашему. В своё время я бы даже не поверила, что у призраков есть другой цвет кожи, да я и в призраков то особо не верила). Я не могла поверить своим ушам, ведь это время я могла потратить…ну, на всякое там: на поиски убийцы, на допрос с пристрастием Максу, в конце концов, на помощь другим (ага, помогла уже).

- Пять, Роза. И это ещё не все плохие новости и не самые плохие, к слову. Ты себя как чувствуешь? – поправляя подушку за моей спиной, спросил молодой человек.

- Ну…нормально. Усталость и сонливость только чувствую, и жажду…ну и другие биологические потребности, - смущённо ответила я. – А как тебя зовут? Почему я так долго была без сознания? Давно ты в отряде? И почему ты в халате? – задала я вопросы на отвлечённую тему, при этом разминая ноги вращениями ступней.

- Меня зовут Марк. У тебя было сильное духовное, эмоциональное и психологическое истощение. Когда тебя принесли, ты просвечивалась, будто стекло, была почти невесомой. В отряде я уже семь лет, и за это время я освоил врачевание, как мира живых, так и нашего.

- Погоди, тогда сколько тебе лет? – подсчитывая в уме примерный возраст Марка, с удивлением спросила я, пропустив мимо ушей информацию о моём состоянии.

- Двадцать один, но это не та информация, которая должна тебя интересовать. – с укором в голосе ответил врач, проводя массажные движения по всей длине ног, для того чтобы восстановить их двигательную способность.

- Но Мисти…но мне говорили, что здесь учатся подростки от четырнадцати лет, - непонимающе я уставилась на Марка.

 - Ну я и не учусь здесь, так ведь? – резонно заметил молодой человек, подняв левую бровь. – Ты пропустила уроки о формировании отрядов. – как бы, между прочим, добавил парень.

- То есть ваш отряд не единственный? – удивилась я.

- Нет, конечно. Глупости какие, - фыркнул врач, больно согнув ногу в колене. – Прекрати задавать вопросы и спускай ноги на пол. У тебя сегодня будет тяжёлый день.

- Почему? – спросила я, вставая с койки. Марк крепко держал меня за руку, чтобы я не упала. Сделав два маленьких шажочка, я попросила его отпустить меня. Посмотрев на свои ноги, и осознав, что я в одной и той же одежде уже больше недели, издала страдальческий стон.

- Что, что-то болит? – обеспокоенно спросил Марк, оставаясь у меня за спиной.

- О, нет, это всё из-за одежды. Минутку…- и я зажмурилась, представляя образ как учила Мисти: чёрные шорты средней длины, белые кроссовки и серая футболка с надписью «STOP» на груди. Я почувствовала лёгкий холодок по всему телу, но спустя секунду, всё прекратилось. Открыв глаза, я довольно улыбнулась, застав на месте сапог кроссовки, которые представляла.



Виктория Колдамасова

Отредактировано: 27.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться