Школа Сталкер

Кто же такой сталкер?

Кто же такой Сталкер?

 

Полгода преподавания пролетели как один день. Сергей лежал на бревенчатой крыше и с грустью смотрел в бинокль на собирающихся на краю поля курсантов. Сорок два человека будут проходить через полосу препятствий. Это всё, что осталось от ста восьмидесяти, пришедших в школу шесть месяцев назад. Полоса препятствий… Да-а-а… Ис попросил его поучаствовать в этой последней тренировке. Что-то типа заключительного экзамена. Восемьсот квадратных метров деревянных брустверов, колючей проволоки и автоматических пулеметов с резиновыми пулями. Гигантское поле также было испещрено канавами, муляжами различных аномалий, которые взрывались при приближении на опасное расстояние. Не говоря уже об обычных зонах и наполненных канавах с искусственной радиацией, не опасной, но счетчик Гейгера в них сходит с ума. Курсанты, разбившись в группы, обязаны прочесать этот участок местности, и не просто его пройти, а заглянуть в каждый попавшийся блиндаж или полуразрушенный дом. На всём протяжении полосы препятствий дожидались своих спасителей восемнадцать человек «гражданских», разбросанные по различным постройкам.

Группа из восьми человек медленно продвигалась к дому, где залег Сергей. Уже освободив двух девушек из бухгалтерского отдела, сняв их с крыши сарая, окруженного муляжами огненного мха, группа курсантов преодолевала полосу деревянных заграждений с колючей проволокой наверху. Сложность заключалось в стоящих автоматических пулеметах с датчиками движения и аномальных подвижных Зонах. Разработка профессоров школы – Зона –двигалась под землей, постепенно увеличивая показания на счётчике Гейгера, и, приблизившись на расстояние пары метров, взрывалась цветной краской. Такие Зоны заставляли курсантов шевелиться и обращать внимание на счётчик.

Группа двигалась на этом участке неплохо. Снайперы заранее выявляли пулеметы и уничтожали их. Особенно Сергею понравилось, что когда те просмотрели пулемет, и он начал стрельбу на открытой местности, двое курсантов закрыли своими телами повалившихся на землю девушек. Что ж, зачёт пройден.

Когда группа подошла к месту, где сидел Сергей, на её попечении уже находилось пятеро «спасенных», причем, один «раненый» на носилках. Сергей слез по веревке с крыши здания в внутрь. В каменный блиндаж вела единственная заблокированная снаружи дверь. Один рывок, и верёвка легла у ног, а вверх, в небольшое окно под самый потолок была поднята палка с тряпкой на конце. У дверей бухнул взрыв термической гранаты, уничтожив трамплин, загораживающий вход. Потом в дело пошли тактические ножи. Но дверь, искусно заваленная, на такие попытки её открыть не поддавалась. Послышалась небольшая возня, и через минуту в люке наверху появилось лицо.

 – Вы не ранены?

 – Нет, со мной все в порядке.

Тут же курсант спрыгнул вниз, зацепив веревку сверху. Застигнув на поясе «спасаемого» карабин с тросом, курсант по верёвке забрался наверх. Через минуту Сергей уже стоял на земле в середине группы. Курсанты начали движение дальше. Внимательно следя за действиями каждого, Сергей не раз заставлял себя прикусить язык. Здесь он был просто «гражданским», который падал на землю при первом выстреле и слушался команд будущих сталкеров. Он ничего не сказал, когда увидел, как один из курсантов ведущей группы пошёл к волчьей яме и провалился в неё. Абсолютно неосмотрительно. Так же, стиснув зубы, прошел в опасной близости от полыхающей Жарки… Ещё полметра, и она бы всех немножко поджарила. Но всё обошлось, а, как говорится, победителей не судят.

В общем и целом, взвод справился неплохо. Всех восемнадцать «гражданских» вывели живыми. Сам взвод потерял четырех человек «убитыми».

Вечером после отбоя состоялся совет. Инструкторы собрались в кабинете командира взвода, светловолосого гиганта Александра. Уже перевалило за полночь, когда тот взял в руки последнее из четырех дел «убитых» курсантов. На двух личных делах уже стояла отметка «перевести в охрану без права посещения Зоны». На третьем стояла отметка «провести дополнительные занятия, код F». Код F подразумевал помимо проведенной со студентом теории взять того на задание в третьей – четвертой группе, то есть после зачистки местности. Александр молчал, пока дело последнего курсанта переходило по кругу. Кто-то из инструкторов вчитывался основательно, кто-то, зная курсанта хорошо, просматривал только нужный для него материал. Сергей взял в руки личное дело курсанта и бегло просмотрел его. После характеристик и биографии шли результаты тестов и успеваемости в школе: высокие оценки по стрельбе, физическая подготовка ниже среднего, и так далее, но по основным дисциплинам баллы не превышали средний показатель.

Получив назад дело, Александр обвел взглядом аудиторию:

 – Ну, и что будем с ним делать? Теория по аномалиям у него сдана на отлично, а тут… первое задание, к тому же учебное, и он труп. Есть предложения? Если честно, то брать на боевое дежурство потенциальное мясо на первом задании мне не очень хочется.

Приговор был, в общем-то, ясен. Не имея супернавыков по основным дисциплинам, курсант мог сейчас вылететь куда-нибудь в охрану периметра.

Если конечно не появится поручитель, хотя бы на первое время. Если найдется хоть что-то, курсант останется в роте. Сергей ещё раз мысленно пробежал всё, что он о нём знал. Его ответы на предметах, занятия по рукопашному бою. Но он не мог сказать, что хотя бы в одной из дисциплин тот превосходил остальных. Этот курсант действовал в группе, которая спасла Сергея, и он видел, как тот попал в волчью яму. Это, конечно, непростительно… Полная невнимательность.

 – Ну, если ни у кого нет предложений… – командир тяжело вздохнул, беря ручку и дело курсанта. Одна подпись, и судьба человека решена.



Александр Грач

Отредактировано: 19.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться