Школа ведьмовства №13. Сладкий запах проклятия

Font size: - +

Глава 2

Глава 2

- Ядвиг Пятровна, - без стука распахнула дверь моя провожатая. – Вот, полюбуйтесь, чужачка. А при ней и книга ведьмина. Да только откуда у нее она быть может. Не доросла же еще. Где это видано?! – она всплеснула руками, а я в очередной раз забеспокоилась о содержимом корзинки.

Я же, оставшись без присмотра всевидящей мисс «Недружелюбие» с любопытством осматривала кабинет (видимо, директора школы). Добротный круглый стол на трех резных ножках, которые плавно от центра расходились к краям. За ним и сидела, судя по всему, Ядвига Петровна, которая поднялась сразу после нашего появления. Поднялась со стула с высокой спинкой. Обогнула стол, кивнула моей провожатой, и подошла ко мне. Я же рассматривала природный рисунок деревянной рейки, которой был выстлан весь пол в школе. И только краем глаза наблюдала за новой знакомой.

Она оказалась совсем невысокой, даже чуть ниже меня, женщиной средних лет. Морщинки едва тронули уголки глаз, словно женщина часто щурилась, и на лбу виднелись три тонкие полоски, будто бы она часто вскидывала брови. И в глазах – мудрость, нажитая с годами. Темное платье только сильнее оттеняло бледную кожу, но оно прекрасно гармонировало с черными глазами, которые казались бездонными.

- Доброго дня… - она вскинула брови, глядя на меня.

- Здравствуйте, Милана, - наконец, открыто посмотрела в ее глаза. Она улыбнулась, коротко, но приветливо, заставив, скрутившуюся в душе пружину волнения, медленно растаять.

- Очень красивое имя, Милана. Меня зовут Ядвига Петровна Погодина, я – хранительница тринадцатой школы ведьмовста. А ты?

«А я… а дайте мне кто-нибудь телефон, я вызову всем нам дурку. Вместе будет даже веселее», - подумала я, а вслух сказала совсем другое, ведь с психами нужно соглашаться и лучше их не провоцировать.

- А я понятия не имею, о чем вы говорите, как сюда попала, и как вернуться, - еще и виновато плечами пожала под удивленным взглядом хранительницы. Провожатой же, которая смотрела на меня так, словно я у нее корзинку сперла, хотелось показать язык.

- Очень любопытно, - она улыбнулась, а потом, ее глаза словно полыхнули темным огнем, крылья носа затрепетали, как у настоящего хищника, и она покачнулась ко мне. Нахмурилась и взглянула на меня уже обеспокоенно. – Видишь ли, Милана, до ближайшего полнолуния тебе придется задержаться у нас, а вообще я бы советовала тебе пройти у нас обучение. Кто из ведьм провел тебя ведьмовской тропой снов и туманов? Кто отдал тебе эту книгу? – она прищурилась, пронзительно глядя в глаза. Под этим взглядом стало жутко, захотелось сбежать.

- Я не знаю, как здесь оказалась, - с нажимом произнесла я, - и эта книга – тетрадь моей бабушки. Она никакая ни ведьма. Травницей была замечательной, - кивнула, в подтверждение, - заговоры кое-какие знала. Ее книга, я ее случайно нашла. И вам не отдам, - обвела их взглядом исподлобья, давая понять, что книгу, как и шаль, они смогут забрать только с боем.

- Не стоит беспокоиться, - губы женщины растянулись в снисходительной улыбке, - никто не заберет у тебя эту книгу. Лишь предостерегаю тебя, - ее голос стал жестким, резким, он бил по нервам, отзываясь дрожью во всем теле, - знания, которые она хранит, могут быть опасными для той, что не умеет ими пользоваться.

- Не говорите ерунды, - взвилась я, - бабушка была добрейшей души человеком, она никогда ничего дурного не делала, и хранить опасные вещи не стала бы. Она всю жизнь только и делала, что помогала всем вокруг.

За бабушку было обидно. И двусмысленные намеки по поводу моей бабушки злили меня так, что все лицо горело от гнева, а из ушей, казалось, вот-вот пар повалит.

- Знание, девочка, великая сила, - хранительница глядела мне в глаза, словно пыталась до самой души добраться. - Ведающая зла избежит, знания к добру приложит, а коли знания попадут к той, что силу имеет, да пользоваться не научилась, станет она причиной большого горя, да бед бесчисленных.

- Мир, знаете ли, не делится на черное и белое. Нельзя быть такой категоричной, - пробурчала я, глядя на свои пальцы. Они сейчас казались диво какими любопытными.

- Не делится, - покорно согласилась со мной хранительница, - да, коли дороги не знаешь, да тропы не видишь, ведаешь ли куда придешь? Вот тут-то и оно, - проговорила она после недолгой паузы, так и не дождавшись моего ответа, - что по пути столько шишек насобираешь, что до конца дойдешь уже совсем другим человеком.

- Разговоры вы ведете занятные, и очень может быть, что правы во всем, да только мне здесь не место. Мне бы домой вернуться. К маме. Она же с ума от тревоги сойдет.

- Тебе здесь самое место. Таким, как мы, Милана, девам ведающим, да даром награжденным, тот мир чужд.

Ну бред же! И вот я была готова поспорить, что где-то за углом сидит какой-нибудь «Петросян» недоделанный и ржет надо мной, восхищается своей фантазией и грандиозным розыгрышем, в который меня втянули. Наверняка же, вчера, когда с девчонками пиццу трескали и газировкой запивали, кто-то из них мне лошадиную дозу снотворного насыпал, чтобы я проспала весь путь, пока сюда везли. Но никто не смеялся. Ни тени улыбки. Провожатая моя вовсе смотрела так, словно мысленно уже освежевала. Брр.

- Держать тебя силой здесь никто не будет, но вернуться ты сможешь лишь через месяц, в следующее полнолуние, когда откроется тропа снов, - с серьезным видом, совсем без намека на улыбку продолжала заливать хранительница.



Светлана Шавлюк

Edited: 21.01.2019

Add to Library


Complain