Школьные войны

Часть 3. Вина и искупление: от вражды до примирения

Сотовый зазвонил и Юрий в надежде бросился к нему, но высветившейся номер не предвещал ничего хорошего. Борясь с желанием скинуть, Юрий всё-таки взял трубку.

- Да, - интонацией «Не рад тебя слышать» ответил он.

- Это Ростислав, - интонация на той стороне провода тоже отличалась немногим.

- Странно, что ты ещё помнишь мой номер, - ехидно заметил Юрий. 

- Постоянно забываю удалить, - огрызнулся Ростислав. – Я что звоню… Не знаешь, где мой брат?

- А я как раз собирался узнавать у тебя про свою сестру. Вчера он забрал её и с тех пор я их не видел.

- Значит они вместе? – уточнил Ростислав, всячески пытаясь скрыть радость в голосе.

- Как видишь, - сухо прокомментировал Юрий.

- Ух! – услышал он вздох облегчения на другой стороне. – По крайней мере, это значит, что мой брат не пьёт.

- А моя сестра ест, - в тон ему продолжил Юрий.

Впервые в жизни Ростислав и Юрий друг друга поняли.

 

Когда директор Петропавловской школы вошла в учительскую, яблоку было негде упасть. Она с удивлением взирала на коллег, пылко что-то обсуждающих. Насколько она могла судить, говорили все об одной и той же теме.

- Педсовет, а меня не пригласили? – улыбнулась она. – Что случилось?

- Как, разве Вы не знаете? – удивлённо повернулась к ней одна из учителей.

- Не знаю о чём?

 

Ученики обеих школ облепили окна, когда Роман и Юлия показались во дворе каждый своей. «Смотрите, кто там!». «Он вернулся?». «Она вернулась?». Удивление, лёгкий трепет царили и там, и там, когда они увидели направлявшихся к школе Романа и Юлию. Все попытки учителей продолжать урок были обречены на провал. Ученики выбежали во двор и смотрели в окна, ожидая, что будет, когда Ростислав и Юрий выйдут на улицу. Юрий молнией выбежал во двор и порывисто обнял сестру.

- Рад тебя видеть, - произнёс он.

- Я тоже, - улыбнулась Юлия.

 

- Правда, это вовсе не значит, что в отношениях двух школ что-то изменится, - к Ростиславу вернулась его прежняя интонация.

- Я удивился, если бы ты сказал что-нибудь другое, - хитро улыбнулся ему Роман.

- Тогда зачем ты вернулся? – непонимающе посмотрел на него брат.

 

- Чтобы покончить с этой враждой раз и навсегда, - решительно посмотрела на него сестра.

 

- Я не успокоюсь до тех пор, пока вы с Юрием не пожмёте друг другу руки, - объявил Роман.

- Мечтать не вредно, - тоном «этого мне ещё не хватало» сказал Юрий.

- Но вредно враждовать, - с вызовом ответила ему сестра.

Заходя в здание школы и проходя по коридору в класс, она впервые не почувствовала отчуждения, ловя на себе иногда восхищённые, иногда сочувствующие взгляды. Мощным невидимым фронтом её окружала молчаливая поддержка тех, кто боялся высказаться.

 

Директор Петропавловской школы набрала номер мэрии.

- Здравствуйте, Николай Петрович! Я звоню сообщить Вам…

- О двух влюблённых, - не дал закончить ей мэр. – Я уже знаю, спасибо. Через сколько у Юлии закончатся занятия?

- Через 3 часа.

- Значит, через 4 жду вас обеих у себя.

Директор удивлённо положила трубку, пытаясь сообразить, когда же мэр узнал о происходящем. «Наверное, директор Кирилло-мефодиевской школы уже сообщил ему», - подумала она.

 

За пять минут до звонка, которого ученики ждали с большим нетерпением, в кабинет, где сидел 10 «А», заглянул дежурный.

- Юлия Горячева к директору, - по его тону стало ясно, что он не совсем определился, какую интонацию придать голосу: оповестительную или укоряющую.

Юлия поднялась с места, окружённая такими же удивлёнными взглядами, какой сейчас был у неё. И собралась было сдвинутся с места...

- С вещами, - эффектно добавил дежурный.

- Можно? – она посмотрела на учителя.

- Я не могу возражать директору, - только развела руками она.

Провожаемая непонимающими взглядами и коварными перешёптываниями, Юлия вышла из класса. Довольно улыбнувшаяся ни с того ни сего учительница, максимально оптимистичным голосом продолжила:

- А теперь запишем домашнее задание.

Дежурный, судя по значку, из восьмого класса счёл нужным проводить Юлию до самого кабинета директора. Она неловко постучалась и вошла в приёмную, попутно вспоминая всё, что успела сделать за эти дни. За что её можно было бы вызвать к директору. Ну, разве что, отсутствовала без уважительной причины четыре дня. И из-за этого к директору?!

- Юлия Горячева? – секретарь улыбнулась. – Проходите. Подождите минутку.

После обещанной минутки Юлия зашла в кабинет директрисы. На стенах висели многочисленные плакаты и медали, полученные школой. Кабинет украшали живые цветы. Взгляд Юлии упал на букет, стоящий на столе директрисы. Что-то отличало его от остальных. Вложенная открытка. Директриса проследила за взглядом Юлии.

- Это от мужа, - улыбнулась она. – Об этом я и хотела с тобой поговорить.

- О муже? – не поняла Юля.

- О твоём любимом человеке и конфликте школ, в который вы оказались втянутыми, - продолжила она.  

- Вы знаете, с чего всё началось? – задала ей вопрос Юлия.

- Точно нет, тогда я не была директором этой школы. Но учителя рассказывают, что всё началось несколько лет назад на соревнованиях по спортивному ориентированию, когда погиб ученик школы Кирилла и Мефодия. Никто точно не знает, что случилось, но свидетели утверждают, что видели рядом с ним ученика Петропавловской школы, который был рядом, но не помог. Сначала казалось, что инцидент улажен, но уже на следующих соревнованиях ученики школы Кирилла и Мефодия обвинили учеников Петропавловской школы в бездействии. Им ничего не оставалось, как защищаться. Отвечать агрессией на агрессию. Потом была большая потасовка и погром, после которой совместных мероприятий больше не устраивали. Директора обеих школ сняли с себя полномочия и уволились. И нас с директором школы Кирилла и Мефодия назначили на эти места..., - директриса отвлеклась от воспоминаний. – А теперь одевайся.  



Галина Штолле

Отредактировано: 21.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться