Школота!

Размер шрифта: - +

2.15. К вопросу о Базарове

 

2.15. К вопросу о Базарове

Ленка и Камал встретились в заколдованной роще чисто случайно. Она наклонилась к фонтанчику, чтобы утолить неизвестно откуда взявшуюся жажду, а Камал тут как тут. Его лицо на миг отразилось в зеркальной поверхности воды в мраморной чаше, Ленка оторвалась от фонтанчика, он вновь заплескал и раздробил отражение. И в тот же миг Камал опустил в воду кусочек коры чинары. Ну, просто сердце оборвал девчонке! Ленка выпрямилась и вопрошающе посмотрела ему в лицо.

 Легкий изгиб его губ сказал ей, что он улыбается. А еще, этот иезуит, как бы невзначай, прижал своей ладонью к краю мраморной чаши ее тонкие пальцы. Сомнений быть не могло, именно так, на глазах у пыхтящей за спиной героя Пантелеевой, он объяснился своей ненаглядной. Намекнув на условный знак, Тристана и Изольды. Так, бросая в ручей кусочки коры, Тристан извещал свою любовь, что он уже ждет ее в условном месте.

- Хочешь пить? – спросила Камала Ленка.

- Очень, - протяжно ответил он, глядя ей в глаза.

Ленкины пальчики скользнули по краю мраморной чаши, убегая от его ласки. Камал легонько погладил их на прощанье и снова улыбнулся. Ленка ушла из под платановых крон в небывалом смятении. Как с этим теперь жить? Еще и первый урок сегодня, литература у Илоны, с которой математик неожиданно поделился своим открытием о том, почему Ленка и Камал избегают общения. Кто его только за язык тянул!

***

- Так, для начала, спектакль «Тристан и Изольда» мы не ставим. Вернете мне свои роли. Ставим «На всякого мудреца довольно простоты», программное. Роли раздам после уроков, Халима еще не все напечатала. Все, кроме Лемешевой, подойдете в актовый зал после уроков. Тебе, Лена, на этот раз роли не будет.

Ленка привычно померилась взглядами с литераторшей, но ничего такого особенного в ее взгляде не прочитала, зато и в своем тоже ничего нового прочитать не позволила.

«Кто бы сомневался» - подумала Ленка, естественно, от своего драгоценного героя Илона не откажется, а вот ее собственная театральная карьера, судя по всему, окончена. Теперь Илона ни за что не поставит Ленку с Камалом на одну сцену. Вот и хорошо! Только отчего такая тоска? Предчувствие что ли? Какие они бывают, эти самые предчувствия? Спросить бы у Эльмиры, недурно иметь в классе нормального гения. Ленка пыталась увести мысли в сторону, придумать себе заделье, отвлечь себя от нестерпимой необходимости знать, что теперь все будет не так, как было. И ей предстоит  жить в этой новой реальности. Она приняла бы объяснение Камала за шутку, если бы не вчерашние слова математика, который все про них давно понял, как оказалось…

- Итак, все кружковцы, кроме Лемешевой ко мне после уроков, да, чуть не забыла! Пантелеева, ты тоже зайди, для тебя роль найдется. А сегодня, как я вам и обещала, сочинение по Островскому для всех, кроме Лемешевой.

Так, поняла Ленка, зря и заморачивалась, Илона найдет ей сейчас заделье. Вот и вся любовь!

- А что же будет делать Лемешева, пока мы Александру Николаевичу  кости перемываем? – вдруг заинтересовался Юрка Веденеев.

 Ленка удивленно повернулась в его сторону, с чего бы вдруг его это заинтересовало. Ее вопрос тотчас озвучила Илона.

- А тебе знать зачем? Не беспокойся, завидовать Лемешевой не придется.

- А вдруг?  - настаивал Юрка.

- Лемешева будет писать сочинение на тему «Что мне нравится и что мне не нравится в Базарове».

- Да за какие грехи! – впервые на уроке литературы позволила себе возмутиться Лемешева.

- А откуда ей знать, что вам в нем нравится, а что не нравится, - удивился Веденеев.

- Не паясничай! – прикрикнула Илона

- Я и не паясничаю! – в один голос ответили Веденеев и Лемешева и завели класс.

 Литераторша спокойно дождалась пока все просмеялись и сухо заметила.

 - Веденеев и Лемешева, за ненаписанные еще сочинения, минус один балл. Кому-нибудь еще хочется? Тогда все в порядке. Темы на доске, всем видно? Что еще, Веденеев?

- А вот тема «Моя любимая пьеса Островского». Это значит, по какой писать?

- Да пиши хоть «Снегурочку», если она у тебя любимая.

- Ах,  у меня, любимая! Да вы сегодня сама доброта…

- Еще один балл снять?

- Нет, нет, спасибо.

- Вот то-то же! Ладно, у вас сдвоенный урок, как раз на сочинение, я пойду кофе пить, а вы приступайте. Если что случится в мое отсутствие, отвечать будет Рахматуллаев.

Илона удалилась, а класс прилежно «заскрипел перьями». Но недолго эта идиллия продолжалась.

- Стоп! – заорал вдруг Юрка Веденеев, - А Тургенева мы же еще не проходили! Ведь этот, как его, Базаров, он ведь у Тургенева?

- Формально Илона будет права, если что, - заявил Неверов, - Я уже прикинул. «Отцы и дети» в летнем списке чтения были. Ленку никто за язык не тянул признаваться перед комиссией, что она все прочитала. Тема сформулирована от лица читателя. Так что не придерешься.



Аф Морган

Отредактировано: 29.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: