Шляпа ленсмана

Шляпа ленсмана

  У ленсмана Юссилы была шляпа. Никто не помнил, откуда она взялась. Может быть, кто-то из заезжих коллег оставил в кабинете, может быть, она была давно утратившим актуальность вещественным доказательством, которое растяпа Койву забыл присовокупить к делу. Но шляпа была, и она, коричневая и немного потертая, стала для Юссилы чем-то вроде талисмана. Он не брал ее с собой, но большую часть жизни проводя в своем офисе, то и дело бросал взгляд на шляпу. Шляпа, сидевшая на мачте вешалки, точно вдаль смотрящий матрос, вселяла уверенность и спокойствие.
  Ленсману полагался секретарь. Койву, вечно сонный и нерасторопный, ходил по офису в войлочных тапочках и очень любил подслушивать. Юссила часто мысленно сравнивал его со своей женой - очень уж похожи они были - рыхловатыми и бледными, как непропеченный хлеб. И соображали с одинаковой скоростью. Когда Койву приходил к выводу, что пора сменить картридж в копировальной машине, Юссила уже успевал сделать это дважды. Анна-Леена задумывалась о пасхальных яйцах, когда подходило время справлять Йоханнес. Но и секретарь, и жена были привычными... как коричневая фетровая шляпа.
  Тетушка Мартта, уборщица, присланная службой занятости, тоже уважала шляпу и никогда не пыталась выбросить. Вероятно, ей казалось, что это шляпа самого Юссилы, и тот пойдет в ней домой. А может быть, тетушка Мартта, глядя на головной убор давно вышедшего из моды фасона, вспоминала свою молодость и улыбалась, грустно и немного мечтательно.
  Патрульный Виртанен однажды заскочил в кабинет так быстро, что опрокинул вешалку, а потом долго извинялся и ползал по полу на четырех костях, пытаясь выудить шляпу, которая, словно обидевшись, забралась под широкий железный стеллаж с делами и никак не желала оттуда добываться. Вскоре у Виртанена стащили из машины портфель с чужими и очень важными документами, и патрульный проникся к шляпе почти суеверным ужасом. Входя к ленсману на доклад, он сперва поворачивался к шляпе, коротко и уважительно кивал ей, а уж потом приступал к рапорту.
  В общем, шляпа была важной и неотъемлемой частью офиса ленсмана Юссилы, и на ее авторитет и место никто не покушался. Даже инспекторы из Рованиеми, появлявшиеся в захолустном Инари раз в полгода - чтобы порыбачить на озере и хорошенько выпить с коллегами, - и те чтили коричневую шляпу и порой наливали ей "Finlandia".
   
  - Пекка Рантанен пропал, - сообщил Койву. - Сейчас жена звонила, хочет заявить в розыск.
  - Запил, как обычно, - пробормотал Юссила, взглянув на шляпу.
  - Скорее всего, но попробуйте объяснить это ей - я не смог.
  - Ну, еще бы, - вздохнул ленсман и посмотрел в окно.
  Шел дождь. Если в Инари не валил снег, то с неба лилась вода, в странном свете полярного дня похожая на ртуть. Юссила еще раз вздохнул, выключил монитор - неоконченный солитер поглотила тьма - и нехотя потащился к вешалке. Взял плащ, надел его и потянулся за зонтом, который обычно парковал в пустующей мусорной корзине.
  - Ты зонт брал? - ворчливо осведомился ленсман у секретаря, который с чувством выполненного долга пятился в свой закуток.
  - Нет, - буркнул Койву. - Может, Виртанен утащил. У него опять машина сломалась.
  - Вечно так, - расстроился Юссила и, оглядев помещение в поисках подходящей замены зонту, увидел прямо перед своим носом коричневую шляпу. Шляпа сидела на верхушке вешалки с торжествующим видом кошки, забравшейся на столб.
  - Ничего не поделаешь, - извинился ленсман и нахлобучил шляпу на свою лысину.
  От дождя шляпа не защитила - быстро промокла и прилипла к голове, но это все-таки немного лучше, чем было бы без нее. Ленсман снял шляпу на крыльце обветшалого многоквартирного дома - таких в Инари было всего три, и ни один не процветал - отряхнул и, бесцеремонно запихав подмышку, поднялся на третий этаж, где уже лет двадцать хлебало горе семейство Пекки Рантанена.
  Жена Пекки, сорокалетняя Виено, и вышла встретить ленсмана. На ней был темно-зеленый кардиган поверх домашнего халата, редкие сизые волосы прикрывала выцветшая косынка. Лицо, загрубевшее и опухшее. Для Юссилы не было секретом, что любовь к спиртному Виено с мужем вполне разделяет.
  - Спасибо, что зашли, - сказала она.
  Юссила сдержано кивнул и прошел в затхлую, пахнущую грязными тряпками и спиртным прихожую. Разуваться в таком свинарнике он не собирался, но, превозмогая отвращение, поместил на полупустую вешалку шляпу и отсыревший плащ.
  - Пойдемте на кухню, - пригласила Виено. - Я вам кофе сварю. Хоть кому-то до моего Пекки есть дело...
   
  Кофе у Виено, на вкус ленсмана, получился слишком крепким, да и отдавал не то известью, не то еще чем-то непотребным. Но он бодрил, а пьяного, вероятно, и неплохо протрезвлял. Пока женщина бестолково металась, убирая со стола подсохшие следы давнего загула, Юссила осмотрелся и нашел кухню довольно милой. Вернее, таковой она была лет пятнадцать назад, пока не протекла крыша и не запил Пекка, которому полагалось ее чинить. Но уже многие годы вода беспрепятственно текла сквозь гнилые перекрытия, и на потолке расплодился причудливый грибок. Даже сейчас капало, и Виено постоянно переступала через вишневый пластиковый таз, где и собиралась вода.
  - Вот что значит дом не муниципальный, - заметил ленсман поучительным тоном.
  - И не говорите, - согласилась жена Пекки.
  Про себя Юссила думал, что Койву все-таки был конченым идиотом, если принял такую спокойную, пусть и запустившую себя женщину, за истеричку. Как-то не виделась неряшливая, но вполне смиренная пьяница стенающей на пороге его офиса. Да и в квартире, если выкинуть всю эту погань, вполне можно жить.
  - Так давно ушел Пекка? - спросил ленсман.
  - Три дня назад. Сказал - рыбачить.
  - Один?
  - Говорит - один, а уж там как получится, знаете же.
  - Догадываюсь, - посочувствовал ленсман. - Так может, ваш Пекка все еще рыбачит?
  - Это вряд ли. Я вчера сходила, проверила - лодка его на месте. Как стояла, так и стоит. Я вообще думала, он ее давно продал...
  - Значит, не рыбачит, - себе под нос заметил ленсман, а потом громко объявил. - Вот что, госпожа Рантанен, ловить сбежавших мужей не входит в мои обязанности. Я предупрежу патрульного, но все-таки мне кажется, он сам появится, как только кончатся деньги. Если через неделю не будет вестей - позовем подкрепление.
  Виено такой вариант явно не устроил, но ничего лучше Юссила все равно не мог предложить. Ленсман прошел к двери, нахлобучил шляпу, завернулся в плащ и вывалился на дождь.
  Он, конечно, мог запросить помощи из Рованиеми, с тамошним инспектором они в последний раз недурственно порыбачили на озере - не откажет. Но ради чего? Пекка Рантанен терялся уже не в первый раз, и всегда находится в очередной сауне в обнимку с пустой бутылкой. Ничего особенного не было и теперь, просто, Виено стало скучно.
   
  - Где ты эту мерзость выкопал? С трупа снял? - заворчала Анна-Леена, едва завидев на вернувшемся домой ленсмане его любимую коричневую шляпу.
  - Эх, да где в наше время встретишь трупы, с которых можно снять что-то приличное, - благодушно пошутил Юссила и водрузил насквозь мокрый головной убор на вешалку. - И не вздумай выбрасывать.
  - Больно нужно, - надула губы Анна-Леена.
  - Вот и не нужно, - улыбнулся ленсман и пошел в гостиную, где включил телевизор и, вольготно раскинувшись на мягком диване, стал смотреть ралли.
  Было полутемно, кремовые портьеры в тон обоям и обивке дивана создавали уют и наполняли гостиную теплым светом. Вскоре жена принесла пару бутылок пива и хлебцы с тунцом. На черном блюдце золотились тонкие стружки сыра.
  - Как хорошо дома, - похвалил ленсман, и, одной рукой обняв неловко примостившуюся рядом Анну-Леену, другую запустил в закуски.
  На вешалке в прихожей медленно высыхала коричневая шляпа.
   
   - Койву!
  - Койву, куда ты подевался!
  - Койву...
  - Что вы так кричите? - в приоткрытое окно просунулся патрульный Виртанен. В руке он держал открытый термос с кофе.
  Ленсман не выспался, в офисе было душно, а расцветка линолеума вызывала приступы головной боли. Для полного счастья пожаловали туристы, которым срочно требовались лодки, и они почему-то решили, что вместо информационного бюро эффективнее будет сразу обратиться в полицию. Ленсман не меньше получаса убеждал рыбаков, что полицейские не держат лодок. Это была разумная ложь - не выдавать же ведомственные суда, предназначенные для катания заезжих коллег, кому попало.
  - Ну и день, - мрачно сказал Юссила. - Так, где этот придурок?
  - У него отгул, - напомнил патрульный. - Да, хотите кофе?
  - Не откажусь.
  Виртанен протянул крышку от термоса ленсману. Кофе был прескверный. Даже хуже, чем у Виено Рантанен.
   
  - Господин Юссила!
  Ленсман высунулся из окна патрульной машины. Они с Виртаненом поехали проверить, не буянят ли туристы на озере, и вот же неудача, у самого офиса встретили жену пропавшего Пекки. Она была во вчерашнем кардигане - в солнечном свете стало видно, какой он старый и вылинявший. Косынка тоже была прежняя, а волосы, торчавшие из-под нее, выглядели очень грязными.
  - Здравствуйте! - крикнул патрульный. - Пекка-то не вернулся?
  Ленсман промолчал. У него и так было не самое лучшее настроение.
  - Нет, конечно! - гневно заявила женщина. - Не вернулся! А вы начнете искать, только когда его труп сам приплывет к вам в офис из озера!
  - Фу, - поежился Виртанен. - Не хотел бы я с ним встретиться.
  - Прекратите скандалить, - пробормотал Юссила.
  - Койву же вам говорил, - напомнил патрульный.
  - Вот сюда придет и в дверь постучит! - голосила Виено. - А вы его заставите сначала бумаги заполнить! Бюрократы чертовы!
  Ленсман потер виски. Собственная голова казалась какой-то особенно лысой и незащищенной. Ей бы не помешала шляпа. Юссила неосознанно стал оглядываться в поисках своего талисмана, но в машине шляпы не было.
  - Я приму меры немедленно! - громко пообещал ленсман.
  - Не удивительно, что Пекка дал деру, - заметил патрульный Виртанен.
  - Ладно, поехали к туристам, - отмахнулся Юссила. Он уже вспомнил, что утром оставил свою шляпу дома.
   
  - Доброе утро, господин Юссила!
  В этот момент утру следовало перестать быть добрым. Ленсман покосился на шляпу - та сидела на законном месте и всем своим видом обещала спокойный и безмятежный рабочий день. И вот на тебе - в десять утра является, точно застарелый кошмар, жена Пекки.
  Юссила пожелал Рантанену крутиться на дне жерновом, если тот действительно утонул в озере, а не сбежал из этой Похьолы куда-нибудь поближе к цивилизации.
  - Не нашелся Пекка? - благожелательно спросил ленсман.
  - Не нашелся, - согласилась женщина. - Я извиниться зашла.
  В своем закутке слишком громко завозился подслушивавший Койву.
  - Да и не надо его искать, - добавила Виено.- Сбежал - и, слава богу!
  - У закона на этот счет свое мнение, но по-человечески я с вами согласен, - посочувствовал Юссила. - Если проявится, дайте знать.
  - Обязательно, - кивнула госпожа Рантанен.
  По дороге ей случилась вешалка. Краем своего кардигана Виено потревожила плащ ленсмана, тот колыхнулся и сбил с насеста шляпу.
  - Ох, простите!
  Пока женщина ловила метавшуюся, точно курица, шляпу, ленсман ехидно думал о том, что теперь драгоценный супруг госпожи Рантанен найдется обязательно - уронить талисман его офиса сулило неудачу.
   
  ... Дома было пыльно. Ленсман, человек, в общем, простой и, как всякий полицейский, неприхотливый в быту, грязи в собственном жилище все-таки не терпел. Чем и попрекнул Анну-Леену, вернувшись из рейда по озеру.
  Туристы совсем потеряли совесть, пьянствовали дни и ночи напролет. В самом этом факте едва ли можно было усмотреть что-то возмутительное. Вот только вид у берега был такой, будто там перевернулся мусоровоз, и не один. А это уже каралось законом. О чем Юссила и сообщил разошедшимся ни на шутку гостям, а после еще задержался с ними. На пару дней. Жена прекрасно знала, что долг службы порой заставляет его работать сутками, паники не поднимала, но неужели у нее не нашлось времени прибраться?
  - У нас скоро пахнуть будет, как у Рантанена в конуре, - заметил он недовольно.
  Анна-Леена подняла глаза от каталога "Мебель-почтой!", но ничего не сказала.
  - Это неправильно, ты не находишь?
  - А что ты делал у Рантанена? - наконец, подала голос Анна-Леена. - Все только и говорят, что ты туда повадился.
  - Я работаю ленсманом, дорогая, ты представляешь?
  Юссила даже не злился. Без необходимости никогда бы не потащился он в зловонное логово пьяницы и его странной жены, но, похоже, слухи говорили об обратном. Что такое слухи в провинциальном городе - ему ли не знать! Впрочем, Юссила знал и что такое в провинциальном городе ленсман. Понял еще в первые годы службы, когда приехал из Хельсинки полным негодования за назначение в саму Похьолу.
  В Инари и еще сотнях подобных местечек ленсман - это страж не столько законов, сколько однажды установившегося порядка и людей. Соответственно, в беспокойстве о неблагополучной ячейке местного слегка подгнившего общества не было ничего выходящего за рамки этой неписанной должностной инструкции.
  - А ленсман с доставкой на дом полагается всем вдовушкам? - Анна-Леена зачем-то взяла в руки каталог.
  Каламбурить таким образом жена бы не додумалась, и ленсман предположил, что Анну-Леену привлек скорее немалый вес журнала.
  - Разве Пекка умер? - удивился Юссила, который считал, что располагает более достоверной информацией.
  - Это уж тебе виднее, - бросила Анна-Леена, поднялась и ушла на кухню вместе с каталогом.
  Ленсман досадливо вздохнул и снова оделся. Переночевать лучше в офисе, там спокойнее.
  Похоже, Виртанен решил также. О его семейных делах Юссила знал мало, но только потому, что патрульный обладал удивительно ценным для небольшого городка качеством - не выносил сор из избы. Что бы не случилось в его маленьком зеленом домике у озера, там оно и оставалось. А сам Виртанен почему-то сидел в офисе, жевал пирог и пил свой невкусный кофе из термоса.
  - Иногда работа - как дом, - глубокомысленно произнес ленсман, усаживаясь за свой стол. - Или даже лучше.
  Окинул взглядом офис. Жалюзи собраны над окном, за которым бесконечный полярный день, а на электронных часах у входа время - без пяти семь вечера. На вешалке пара не слишком чистых плащей и неизменная коричневая шляпа.
  - Да уж, - согласился патрульный, чавкая. - Кофе хотите?
  - Не вижу альтернативы, - хмыкнул Юссила и протянул Виртанену свою кружку.
  В тот вечер патрульный сварил вполне приличный кофе. Наверное, сказалось нервное потрясение.
  - А знаете, если Пекка утоп в озере, эти туристы его бы точно нашли, - сказал Виртанен. - Они там всю рыбу переловили.
  - Вот уж точно, - кивнул ленсман и подумал о том, что разнесчастного пьяницу действительно пора объявлять в розыск, а лучше сразу погибшим. Для обоих случаев предусмотрены официальные процедуры.
  - Нечисто тут что-то, - предположил Виртанен. - Как бы эта психованная сама его где-нибудь не закопала.
  - Надеюсь, она вырыла достаточно глубокую яму...
  - Пренебрегаете долгом? - подмигнул патрульный.
  - Скорее забочусь о порядке. Дерьмо надо хоронить поглубже, чтобы оно перегнило и не отравляло воздух соседу.
  - Лучше не скажешь. И все-таки, вы что, детективов в детстве не смотрели?
  - Смотрел, - мрачно подтвердил Юссила.
  Также он мог подтвердить и то, что за все пять лет службы в Инари так и не раскрыл ни одного дела крупнее хулиганства. И то, те мальчишки, которых полиция уличила в умышленном нанесении вреда забору госпожи Корпела, уже успели вырасти.
  - Завтра дадим ход делу, - пообещал он.
  - А сегодня?
  - А что сегодня? Предлагаешь поискать косточки Пекки под диваном?
  Патрульный завинтил свой термос и подскочил. Что ему так приспичило, ленсман не понял. Он поднялся и подошел к вешалке, словно спрашивая у шляпы совета. Та равнодушно взирала со своего насеста.
  В офисе зазвонил телефон. Трубку схватил Виртанен, с полминуты проговорил - ни одного понятного слова ленсман не услышал.
  - Мне домой нужно, - заявил патрульный, положив трубку. - Хотите, подвезу вас до Рантаненов?
  - Наверное, - сдался Юссила и, немного поразмыслив, посадил на голову шляпу.
  Чтобы уж до конца соответствовать образу детектива из тех фильмов, что он когда-то смотрел.
   
  ...Стучали.
  Громко и остервенело.
  Ленсман отставил в сторону пивную бутылку и прошлепал к двери. Не глядя, перешагнул вишневый таз с дождевой водой, увернулся от бельевой веревки, не запнулся о собственные ботинки у порога.
  - Кто там? - спросил он.
  Повадились всякие ходить ночами. И куда только полиция смотрит?
  - Пекка где? - пьяно рявкнули из-за двери.
  - Где, где? - тем же тоном отозвался ленсман. - Дома.
  Установилось молчание. Юссила покосился на шляпу и почувствовал какое-то несоответствие. Зачем он это только что сказал? Почему так свободно и уютно в этой грязной норе, словно всегда жил в ней, и сам приложил руку к созданию мусорных залежей? Но удивление длилось лишь секунду. Потом Юссила понял, что если он здесь, и шляпа тоже здесь, значит он дома.
  - Убирайтесь! - крикнул ленсман незваным гостям. - А то сейчас как выйду!
  Этого хватило. По ступенькам торопливо что-то скатилось.
  Прошло полчаса. Виено пришла на кухню, приоткрыла окно, закурила, выбросила бычок на улицу. Снова отправилась спать. Юссила пытался сварить себе кофе.
  В дверь снова долбили. Кажется, было уже раннее утро. Или вечер? С этим полярным днем никогда не поймешь.
  - Господин ленсман! - скулил из-за двери Койву. - Там из Рованиеми приехали, а мы уже второй день вас ищем!
  - Вот я же знал, что вы тут засели, - внес свою лепту Виртанен. - А этот болван не верит!
  - Ленсман? - сонно переспросил Юссила. - Это где тут ленсман?
  Проспиртованное за пару дней непрерывной пьянки тело повело, и он навалился на дверь, задев вешалку. Плащи зашушукались, упал чей-то бурый шарф, а вслед за ним по полу запрыгала коричневая фетровая шляпа.
  - Ах ты ж... - выплюнул ленсман и тяжело опустился на корточки, пытаясь ее поймать.
  Гнусный головной убор забрался под болотные сапоги Пекки Рантанена, а за дверью на два голоса скандалили подчиненные самого Юссилы. Виртанен уже предлагал ломать дверь.
  - Да иду я, - пробормотал ленсман и отпер защелку.
  Шляпа только этого и ждала. Она выкатилась из-под сапог и спряталась за ногами Койву, обутыми в размокшие войлочные тапочки.
  На четвереньках Юссила вышел вслед за шляпой, и окружающий мир, саркастически усмехнувшись, упал ему на голову.
  - Ох, что делается, - вздохнул Виртанен и помог ему подняться. - Нет, я, конечно, слышал, что дом у человека там, где он вешает свою шляпу, но чтоб так...
  - Катастрофа, - в совершенно не похожей на себя манере заметил Койву.
  - Кстати о шляпе. Вы ее уронили,- злорадно сообщил патрульный. - Кажется, шеф, вас ждут большие неприятности.
  - И очень скоро, - тихо согласился ленсман, узрев у входа в подъезд взбешенную Анну-Леену. - Я скажу ей, что это ты меня сюда отправил.
   
   
  ... В офисе было тихо. Патрульный Виртанен потребовал отпуска, мотивировав это тем, что порядком перенервничал за те дни, пока ему пришлось заменять ленсмана и параллельно его же разыскивать. Койву ушел на почту отсылать ежемесячный отчет в Рованиеми. Ленсман пил кофе, раскладывал солитер и наслаждался привычным и уютным бездельем. Туристы разъехались, Анна-Леена, поскандалив для приличия, вернулась к своим обычным занятиям, а инспекция из центра после рейда на озера отбыла восвояси...
  - Ленсман тут?
  Юссила нехотя свернул пасьянс.
  Вошел грузный, но еще сохранивший в своем облике следы былой мощи человек. Пекка Рантанен до того, как запить, был дорожным рабочим. С тех пор он и не стирал свой комбинезон.
  - С возвращением, - сухо поздравил Юссила.
  - Вот уж спасибо, - широко улыбнулся Пекка. - Что в розыск не объявили. Это вы правильно. Спасибо.
  Похоже, Рантанен собирался пожать ему руку. По крайней мере, Пекка явился без кувалды, а значит, слухи о похождениях ленсмана до него еще не дошли.
  - В следующий раз обязательно объявлю, - пообещал ленсман. - Сразу погибшим.
  - Хорошо, я понял, - сдался Рантанен и отступил к двери.
  С вешалки, грозя блудному мужу скандалом, скатилась коричневая фетровая шляпа. Поднимать ее Пекка не стал.
  Когда тот ушел, Юссила поднялся из-за стола и заходил по офису. Наконец, взгляд ленсмана остановился на картине, на которую очень давно никто не смотрел - простенько выполненный сюжет из Калевалы давно приелся. Сняв Вяйнамейнена со стенки, Юссила осторожно выковырял гвоздик, взял со стола пресс-папье и с этим набором подкрался к замершей на полу шляпе.
  - Вот так-то, - сказал он, приколотив ее прямо к стене над дверью. - Тут тебе самое место.



Зоя Старых

Отредактировано: 24.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться