Шоколад

Глава 11. «Могло быть иначе»

Знайте, а все могло бы быть иначе.

В каждой истории есть момент, с которого все и началось.

В моем случае это поход к гинекологу.

Именно это отрывная точка, с которой моя жизнь пошла по другому сценарию, ложь, которая разрушит все, что у меня было.

 

Уже вначале одиннадцатого я остановила машину у местной больницы, в которой была довольно частным гостем (лучшего места для практики не сыскать).

Но сегодня я припарковалась не у центрального входа, а с противоположной стороны, где располагалась частная гинекология.

Благодаря моим мольбам или внезапному желанию Шона, тот стал более расположен к телесному проявлению любви, что не могло меня не радовать.

И не смотря на то, что мы предохранялись, (об этом не однократно напоминала мне Нора, еще лет в 14 прочитав нотацию на будущее) все же в пылу страсти, моих гормонов и животному началу Шона, двойная осторожность в этом не повредит, решила я, и пошла к гинекологу ради противозачаточных таблеток.

Доктор Глория Рамос была женщиной за 40, но на ее лице не было ни одной морщинки и всегда приятная белоснежная улыбка.

Я сдала все анализы еще на прошлой неделе и выбрав день посвободней от практики в больницы, вырвалась к ней на прием.

- Мия здравствуй. – Улыбка доктора Рамос сегодня была не такой яркой, как в прошлый раз. – Присаживайся.

- Ну что? Рецепт готов? – Я сразу перешла к делу.

- Мия скажи, как давно ты проходила полное обследование?

- Чуть больше года назад, перед возвращением в школу, а что? Что-то не так с анализами?

- Нет, все в норме, кроме одного. – Доктор запнулась, еще раз глянув в карту, а потом на меня устало выдохнула. - Мия если честно я впервые такое говорю девушке твоего возраста. знаю это не просто и было бы лучше, если бы с тобой кто-то был рядом.

- Вы меня пугайте, в чем дело?

- Тебе не нужен рецепт для противозачаточных таблеток.

- Что? – Доктора Рамос глубоко вздохнула опустив голову, холодок прошелся вдоль моего позвонка, а ладошки вспотели.

- Анализы не выявили явных признаков, но после ультразвукового обследования у тебя выявился врожденный дефект матки.

- Что вы хотите этим сказать?

- Мия, мне очень жаль, но ты бесплодна.

Честно говоря, я понятия не имела что происходит.

В ушах так громко звенели слова доктора Рамос, что я и не помню, как выбежала из ее кабинета и как оказалась на улице.

Быть такого не может.

В моем женском мозгу еще даже не сформировалась мысль о ребенке, а мне говорят, что у меня его никогда не может быть.

Я никогда не думала и никогда бы не подумала об этом в 19 то лет.

Но у меня была совершенно другая ситуация.

Я была в отношениях с необычным существом, продолжение рода для которого было важнее моих желаний или возраста.

Да все отношения с ним, по сути, держались на том, что я человек, который сможет породить следующее поколение оборотней.

Да даже об этом я не задумывалась.

Но сейчас…

Я ничего не чувствовала ни сожаления, ни обиды, казалось что я была полностью опустошена.

Словно из меня что-то вынули, и не то чтобы я без этого не могла жить, но было ощущение, что это больше ничем не заполниться, словно дыра, открытая рана.

Я вздрогнула, плотнее кутаясь в куртку, и прыгнула в машину.

Руки дрожали, и я повременила заводить машину, глядя через окно на улицу.

Сегодня был неплохой денек, хоть и пасмурный.

По улице гуляли люди, кто-то спешил на работу, кто-то с работы, через дорогу переходила маленькая девочка, крепко держа руку матери.

А затем мимо меня пронесся синий Феррари.

И единственный в городе у кого был такой…

Бен.

Какого черта он делает в Пирре?

Надеюсь, он меня не заметил.

Сглотнув от неожиданности, я уже увереннее потянулась к ключу, завела машину и вырулила с парковки.

Через полчаса я остановила машину у нашей пятиэтажки не решаясь выйти.

Мне нужно было с кем-то поговорить, ведь я понятия не имела, что мне делать дальше.

Эшли наверняка уже вернулась с занятий.

Эш была моей лучшей подругой еще с начальной школы, и хоть в ней была замечена некая отрешенность и привычка говорить прежде всего о себе, я все же любила ее и могла рассказать ей что угодно.

Исключение тема оборотней, коими являлись наши парни.

И если желание иметь детей я ей смогу объяснить, не вдаваясь в потребности, то почему это необходимость – нет.

К тому же самой главной причиной, почему я не могла поговорить с ней был - Кай.

В отличие от него, она ему рассказывает все.

До Лии я вряд ли дозвонюсь, да и разговор выйдет слишком дорого. Она таки уехала в Лондон, не прошло и двух недель с моего дня рождения.

О Милли естественно, речи быть не может.

По телу пробежались мурашки и руки сжались в кулаки.

И когда от злости на саму себя я было хотела прокричаться, я вдруг прокрутила ключ и нажала на газ…

 

В Су-Фолзе я была уже к началу пятого, и тихонько притормозила у дома.

Свет горел только на кухне, так что вероятнее всего папы дома нет.

Я вытащила ключ и вышла из машины.

- Мия, какой приятный сюрприз. – Едва открылась дверь, как я попала в самые теплые и родные объятия.

И тут же разревелась.

Я не ожидала таких эмоций и более того я не была к ним готова.

- Милая что случилось? – Нора тут же встрепенулась и приподняла мою голову, что бы взглянуть на меня.

- Я… - Шмыгая носом, я все больше забивалась в истерику и даже не могла сообразить, что ей сказать, с чего начать, а потому просто уткнулась в ее плечо и плакала.

Плакала о того, что не в силах ничего изменить.

 

Чтобы успокоиться, у меня ушло минут 10, Нора к тому времени приготовила мне горячий чай и усадив на кухне, достала из духовки кексы, судя по запаху с шоколадом.



Юлия Федотова

Отредактировано: 15.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться