Шолох. Тень разрастается

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 19. История Теннета

 

Бойтесь узнать о врагах слишком много: поняв их, вы не сможете воевать с ними.
Флотц из Дома Молчащих, глава Военного ведомства

Итак, по просьбе Дахху я отправилась в воспоминания о 1147 году. Возможно, мне предстояло наблюдать за гибелью Срединного государства…

Напомню, как это случилось: давным-давно, на заре времен, боги-хранители и срединники жили вместе. Потом боги осознали, что нельзя проводить так много времени с одним народом, если Вселенная заселена бессчетным множеством других жаждущих и страждущих. Тогда хранители ушли из Лайонассы. Это был нулевой год, от которого отсчитывают «нашу эру».

Следующую тысячу лет срединники вели себя, как дураки. Кичились тем, что они избранные и самые крутые. Они действительно были изумительными магами — со всем тем багажом знаний, что достался им от хранителей. Но в итоге срединники довыпендривались до того, что соседние государства и драконы пошли на них войной. Ящеры выжгли Мудру, а иноземные войска разнесли срединную армию на восточном побережье Лайонассы.

Именно тут, на берегу, я и оказалась.

Ну, как — оказалась.
Строго говоря, по-настоящему меня тут не было: воспоминания все-таки. Материя потоньше сновидений.

Когда свистопляска перемещения закончилась и я почувствовала под ногами твердую почву, я первым делом покосилась на свои ладони — привычка со времен уроков по Управлению Снами.

Ладони были леденцово-желтыми и какими-то стеклянными. Рядом в таком же карамелизированном состоянии пребывали остальные члены нашей экспедиции: Анте Давьер и два бокки.

Я огляделась. Ох…

Вокруг были трупы. Горы полусгнивших трупов на побережье, до самого горизонта. Багряная кровь заливала землю — липкая, темная. Хриплое карканье воронов царапало тишину. Набухшее серое небо давило сверху, как могильная плита, и в тонком плаче ветра мне слышалась скорбь по сотням непрожитых жизней…

Посреди этого пиршества смерти замер Карл.

Впрочем, лучше сказать Карланон: горделивый рыцарь, каким обратился мой юный друг перед недавним прощанием в Мудре. Глаза хранителя были закрыты, на лице застыло непонимание, смешанное с болью. Он стоял, оперевшись на тяжелый двуручный меч, как на посох, и потому слегка сгорбившись. Невероятная усталость тянула его ближе к земле.

Вдруг воздух рядом с Карланоном дернулся, пошел горячей рябью.

Из ниоткуда к Карлу шагнула хранительница Авена. Ее сопровождал незнакомый мне мужчина. Высокий и стройный, он мог похвастаться ярко-зелеными волосами, круглыми очками с голубыми стеклами, белой рубашкой и узкими черными брюками, смешно задранными из-за полосатых подтяжек.

— Это Рэндом? — спросила я у бокки-с-фонарями.

Мы вчетвером вытянулись шеренгой: я, бокки, еще бокки, Анте Давьер. Видимо, лесные духи понимали, что нас с маньяком лучше не ставить рядом. Но на мой вопрос они отвечать не стали.

Зато бесплотный, конфетно-прозрачный Анте фыркнул, наклонившись вперед:
— Милая Тинави, вообще-то это я. Позвольте представь вам — Теннет тысячелетней давности. Рэндом, даром что шут, никогда так сочно не наряжался. О! Сейчас лучше просто наблюдать. Ловите диалоги, чтобы узнать, из-за чего драконы на самом деле сожгли Мудру. 

Я скорчилась, недовольная его присутствием, но умолкла, предчувствуя тайну.

Авена — шелковое платье, высокая прическа — положила изящную белую руку Карланону на плечо:
— Мы сообщили остальным о случившемся. Они скорбят вместе с нами. Но сюда не придут, — говоря, хранительница слегка прикрывала лицо зеленым рукавом платья. Не хотела чувствовать запах разложения.

Карланон открыл глаза и повернулся к сестре:
— Неужели они не попрощаются со срединниками?
— Они не хотят. Они разочарованы. Говорят, те сами виноваты.
— Каким образом, интересно? — глухо спросил Карл.

Ему резко ответил Теннет:
— Потому что нечего было похищать драконье яйцо. Для опытов, господи прости! И ладно бы обычное, а то — яйцо-девочку! Как твоим людям вообще это в голову пришло, а, Карланон?
— Это как твои ящеры додумались уничтожить целый город, скажи мне, пожалуйста?
— Нэт, Карл, успокойтесь… — устало вздохнула Авена.

Богиня, приставив ребро ладони ко лбу, посмотрела на восток, где, за далекими лесами, стеклом застыла свежесожженная Мудра. Авена вздохнула:
— Селеста, Дану и Рэндом действительно думают, что люди получили по заслугам. И боятся: старая королева умерла, наследницу убили еще до вылупления… Никто не знает, как это скажется на балансе мироздания.

Теннет, присев на корточки, отогнал ворона от какого-то мертвеца:
— Плохо скажется, что тут гадать. Для такого предсказания даже не надо быть мной. Это мы равноправны, а у драконов за главную всегда была самка. Учитывая, что новой королеве взяться некуда, баланс уже нарушен. Просто перекос еще не проявился.
— Надо найти решение, — нахмурился Карланон. — Нельзя это так оставить.

Теннет достал из кармана брюк ажурный платок и стал протирать свои голубые очки:
— Ну, кого-то из нас шестерых можно просто убить, чтобы силы сравнялись. На месте мироздания я бы так и сделал... Ох! — он запнулся, осознав, что сказал.

Все трое вздрогнули и с опаской покосились на низкое, серое небо. А потом натянуто рассмеялись — как после неудачной шутки.

Авена обняла себя, зябко поежилась — на побережье было холодно — и озабоченно протянула:
— Давайте попробуем выровнять баланс своими силами. Драконы отвечают за стабильность, мы — за перемены. Принимая это во внимание, предлагаю ввести несколько правил. Во-первых, мы перестанем активно общаться со смертными — учась у нас, они слишком быстро развиваются. Во-вторых, сами будем меньше колдовать, меньше менять Вселенную. В-третьих, больше никогда не придем в Лайонассу: мы и так провели тут слишком много времени — тоже, по-своему, диспропорция.
— Предлагаю добавить четвертое правило: не встречаться друг с другом, — кивнул Карланон. — По-отдельности мы гораздо слабее. Может, это удовлетворит мироздание.



Антонина Крейн

Отредактировано: 09.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться