Шолох. Теневые блики

Размер шрифта: - +

Глава 16. Миссия выполнена

Чтобы спокойно заснуть, нужно принять расслабляющую ванну, выпить чая и кинуть гранату в гномью нору.
Правило фей из Зубастых Равнин

Уже перейдя Трекованый мост, я вспомнила: в Ведомстве субботник, и Полыни там нет.

Нужно было как-то выяснить, где сейчас куратор.

Вообще, в Шолохе есть несколько голубятен, но, чтобы добраться до них, нужно потратить уйму драгоценного времени. Не вариант. Время — наш единственный по-настоящему не возобновляемый ресурс, и относиться к нему надо со всей серьезностью.

Задумавшись над альтернативой, я облокотилась о парапет набережной Рейнича. От воды тянуло запахом тины и... Грушами.

Ибо на ступеньках, спиной ко мне, сидела девушка, задорно хрустевшая фруктом. Она потянулась к своей холщовой сумке, лежащей рядом, и достала металлическую головоломку: «пять минут спорта для вашего мозга», как гласят рекламные проспекты.

Девушка начала шустро, чрезвычайно шустро вертеть игрушку. Я залюбовалась. И углядела две вещи: блеснувшие на солнце железные очки и татуировку Ищейки на левой руке: почти тот же символ, что и у нас, но вместо ястреба — волчья морда.

— Андрис? — окликнула я, перегибаясь через перила.

Ищейка одолела головоломку (на все про все — меньше минуты) и обернулась:

— Йоу, Тинави! Снова во Дворце?

— Ага. Слушай, а можно я опять попрошу тебя отправить ташени? Или у тебя обеденный перерыв?

Андрис Йоукли похлопала по ступеньке рядом с собой:

— Перерыв не перерыв, а уж на птичку время найдется! Присаживайся. Хочешь фруктов? У меня с собой много.

— Да нет, спасибо. Ташени для Полыни.

Андрис закатила глаза, после чего смачно вгрызлась в грушу:

— Совсем он тебя загонял, изверг?

— Да вроде нет… — честно призналась я, но она лишь «понимающе» покачала головой, мол, не рассказывай.

Я не стала возражать.

— Смотри, текст нужен такой: «Я освободилась. Где тебя найти? Ответ отправляй Андрис Йоукли».

Ищейка записала, вырвала страницу из чернично-синего блокнота и быстро сложила пташку. Шепнула заклинание, в конец которого поместила имя Полыни. Поочередно коснулась клюва, крыльев, хвоста птицы и дунула на нее.

Мгновенно письмо ожило, превратившись в угловатую, но весьма симпатичную птицу. Ташени с чириканьем рванула прочь.

Андрис одним огромным укусом добила грушу.

— Что, подождем ответ? — спросила она, размахиваясь и закидывая огрызок далеко в Рейнич.

Тотчас над поверхностью воды появилась зубастая морда ливьятана. Челюсти с клацаньем схлопнулись, поглотив остатки груши. Подводный змей выгнулся дугой и с плеском нырнул на глубину.

— Подождем, если тебя не затруднит, — ответила я.

— Тинави, а почему ты сама ташени не отправляешь?

Вот прах! Этого вопроса я и боялась.

Глядя в открытое, румяное лицо Андрис с медово-карими глазами, я не могла придумать подходящую ложь, поэтому просто замерла, прикусив губу.

Ищейка закивала:

— Оки-доки, лучше не говори! Нельзя выдавать секреты своего куратора. Особенно если ты работаешь с Полынью из Дома Внемлющих! — она, дурачась, погрозила кулаком кому-то невидимому.

Я едва заметно выдохнула. По сути, Андрис попала в точку. Я вся — один большой секрет Полыни.

— Хорошо, что ты понимаешь.

— Ой, за пять лет в Ведомстве такого насмотришься! Это хорошо еще, Полынь сейчас один пытается звание Генерала урвать. Как-то раз на моем веку двое Ловчих за него боролись — и, скажу тебе, это полный финиш. Они вырывали друг у друга дела, как голодные собаки. Я думала — поубиваются.

— Ого. И чем все закончилось?

— Поубивались... — Андрис вздохнула.

Она прикончила уже вторую грушу, и на сей раз, покосившись на обманчиво тихие воды Рейнича, метким броском отправила огрызок в мусорку. Потом продолжила:

— Это было два года назад, когда разразился бунт Ходящих. Около двухсот служащих полегли, пока пытались утихомирить Теневой департамент. И один из тех Ловчих тоже. А вторая закончила инвалидом — тоже уже не до звания стало. Оба сунулись в самое пекло, потому что надеялись добавить «решенных дел» в свои перечни. Это сейчас работу выдает администрация, а раньше можно было самому набирать, сколько влезет.

— Какие дела они надеялись обнаружить во время бунта? — я удивилась. — Ведь все Ходящие испокон веку были коренными шолоховцами. Это один из немногих точно известных фактов о них.

— Это да, — кивнула Андрис. — Но в процессе мятежа Ходящие громили все вокруг, пытаясь заставить Сайнора выйти из Дворца и пересмотреть положения реформы. И каждая разгромленная лавочка иноземца, если ты как следует описал ущерб и передал документ в Ратушу, шла Ловчим в «плюс один». Там за день можно было дел двадцать набить. Вот только никто не ожидал, что сказки глаголят правду: любой отдельно взятый Ходящий и впрямь — зверь, которого фиг остановишь, если он зол. Хорошо все-таки, что теперь нет Теневого департамента в его прежнем воплощении, — подытожила она. — Это была дикость: по городу свободно расхаживают железнолицые, могут требовать у тебя любую информацию на свой вкус, а если сочтут тебя врагом — убьют на месте. Средневековье!

— Ну, сейчас они могут все то же самое, — я пожала плечами. — Только командует король.

— Зато их двенадцать, а не сотня с гаком. Все же посвободнее.

Мы повздыхали.

Я не помнила бунта Ходящих: два года назад мы с Кадией и Дахху еще жили отшельниками у нашего наставника.

Говорят, центр Шолоха превратился в кровавую баню на те пару дней, что пытались утихомирить восставших. Потом еще и пожар начался — настоящее горе в лесу, еле потушили… Самых активных мятежников покидали в тюрьмы и частично повесили, других пожизненно изгнали. Оставшуюся дюжину Ходящих реорганизовали. Насколько я знаю, вся эта реформа нужна была для того, чтобы Лесное королевство смогло заключить союз с Асерином и Иджикаяном. Более крупные и современные, чем мы, государства Лайонассы не хотели партнерствовать с державой, в которой имели место такие пережитки прошлого, как Ходящие.



Антонина Крейн

Отредактировано: 09.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться