Шолох. Теневые блики

Размер шрифта: - +

Глава 35. Монаршья воля

Во всяком вопросе кроется ответ. Во всякой проблеме — решение.
Его Величество Сайнор

Не успела я зайти в главный холл Ведомства, как меня окликнул мастер Улиус. Одетый в бордовый костюм и зеленую мантию, толстяк был виден издалека:

— Ловчая! Быстро сюда!

Я, чуя подвох, приблизилась на полусогнутых. И не зря: шеф схватил меня за плечо и яростно зашипел на ухо:

— Объясни, малек, как так случилось, что твой подопечный оказался международным преступником, а? — начальник взглядом указал на кучку людей в желтых одеяниях, столпившихся в дальнем от нас углу зала.

У людей этих были жёсткие черные волосы, оливкового цвета кожа, раскосые глаза и огромные изогнутые сабли на поясах.

Иджикаянцы.

— У семи нянек дитя без глазу? А? — пальцы шефа на моем плече сжались еще крепче.

— Простите, мастер Улиус. Что мне делать? — испуганно заблеяла я, увидев, что иджикаянцы двинулись в нашу сторону.

— Умнее быть! — рявкнул он.

Не разжимая руку, Улиус силком потащил меня по коридору:

— Мы сами разберемся со столь вопиющим нарушением, это внутреннее дело, — безапелляционно заявил он чужеземцам, когда мы поравнялись с их делегацией.

Хладнокровные иджикаянцы с непроницаемыми лицами ничего не сказали, но их холодные взгляды буравили меня между лопаток. Более того, я чувствовала, как на плече под слоями одежды расплывается синяк. Может, Улиус и похож на добродушного толстячка, но хватка у него железная.

Мой путь позора был долог. Сотрудники Ведомства с удивлением оглядывались на нашу пару: рассвирепевший глава Ловчих, пересекающий коридоры со скоростью гепарда, и спотыкающаяся о полы собственного плаща крошка-малек с перекошенной рожей.

Наконец мы остановились. Судя по всему, где-то в западном крыле, на территории Ищеек. Улиус распахнул передо мной простую деревянную дверь.

Размер помещения не оставлял шанса на свежий воздух. У параноика легко бы развилась клаустрофобия. Низкий потолок и выкрашенные темной краской стены. Один стол. Три стула. Тусклый свет от маленького аквариума с осомой. Окон нет.

— Садись! — гаркнул Улиус.

Я так и сделала. Шеф расположился напротив и тяжело опустил локти на стол, посмотрел на меня исподлобья.

Я подумала, что его узкие, болотного цвета глаза были такими же неподвижными, как глаза хищников во время долгой ночной засады. Если бы мастер Улиус был худым, он бы всем и каждому казался жутко опасным типом, настоящим психопатом — с таким-то взглядом! А так — пухлые щеки, кудрявая борода, пестрая одежда и необъятные телеса отвлекали от главного — от холодной, внимательной сущности, прячущейся за добродушным фасадом.

— Кратко обрисую сложившуюся ситуацию, — шеф подпер щеку ладонью:
— Мелисандр Кес подозревается в убийстве двух человек: Балтимора Кеса из Асерина и Бухтара Наби из Иджикаяна. Последний был наследником иджикаянского Хранителя Подзведного Шатра, то есть имел высокую государственную ценность. Мелисандр Кес сбежал до того, как иджикаянская делегация допросила его. Кес отправился прямиком сюда, в Шолох, где успешно выдавал себя за историка в командировке. В итоге иджкаянцам удалось выследить Мелисандра самостоятельно. Ровно до границы, где он объявился около двух недель назад. В Шолохе они подали официальный запрос на получение данных о преступнике. Но, как выяснилось, приставленная к нему Ловчая — ты — раз за разом подавала отчеты о том, что «все нормально, ничего подозрительного». Более того, в графе «источник сведений» в 95% случаев указано «со слов Мелисандра Кеса». Возмутительный непрофессионализм! Сайнор уже два года бьется над тем, чтобы заключить союз с Иджикаяном — сильнейшей империей Лайонассы. А этот инцидент может помешать планам короля.

Улиус умолк. Я не издавала ни звука.

— Короче, ты в заднице, — подытожил шеф.

— Я не знала, что он преступник, — я потупила взор.

— В смысле, не знала?! — заорал Улиус, — Это твоя работа — узнавать то, что скрывают иноземцы!

— Мне сказали, что это стандартное задание — следить за гостем Шолоха. Что это для галочки, — я не теряла надежды оправдаться.

Улиус грохнул кулаком о стол:

— У любой «галочки» есть своя история появления! Как можно так безответственно относиться к работе?! Когда ты последний раз видела Мелисандра?

Я собиралась сказать правду, но вдруг у меня, почти против воли, вырвалось:

— Не помню. На днях. Мы в основном общались по почте.

Улиус издал странный, звериный рык. Другие в моменты разочарования стонут — но не он. С каждой секундой я все сильнее понимала — по-настоящему понимала, на практике, — внешность обманчива. Не стоит безусловно доверять толстякам. И старушкам. И людям в шапках с помпонами. Все они могут задать вам жару, если вы облажаетесь, как я.

Дверь в нашу «допросную» тихонько открылась. На пороге стояла Селия.

— Позволите? — сухо обронила она. Улиус, не оборачиваясь, кивнул. Ассистентка прошла внутрь и села рядом с шефом. Она по-птичьи наклонила голову и, прищурившись, уставилась на меня.

— Селия, разберись с ней ты, — проворчал мастер Улиус, мгновенно успокоившийся. Ух, а я-то боялась, он меня придушит! — У меня терпения не хватает.

Затем, грузно поднявшись, шеф вышел из комнаты. Только ярко-изумрудная пола мантии змейкой мелькнула на прощание. Селия с грохотом пододвинула свой стул так, чтобы сидеть четко напротив меня.

— Что ж. Поговорим, — тонко улыбнулась она.

Мне сделалось жутко.

Следующие минут десять Селия осторожно, как высококлассный хирург, препарировала мое эго.



Антонина Крейн

Отредактировано: 09.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться