Шолох. Теневые блики

Размер шрифта: - +

Глава 36. План Б

Раз, два, три, четыре, пять —
Бокки за окном опять.
Шесть, семь, восемь, девять —
Старое, чужое время.
Десять, десять, десять, десять —
Надо спать, не куролесить!

Ночь прошла на удивление спокойно. После такого-то дня!

Проснувшись с петухами, я поняла, что у меня полно свободного времени. Нежданная радость, однако.

Впервые за две недели я пересеклась с Анхелой, своей кухаркой. Она приходит на заре, и уходит спустя час, поэтому видимся редко.

Анхела была добродушной толстушкой средних лет, с косами, завернутыми в крендельки над ушами. Лет сорок назад она переехала в столицу с западных территорий Смахового леса, но харизматичный деревенский говор до сих пор с ней.

Анхела сразу вывалила на меня кучу информации сомнительной важности: где теперь лежит средство для мытья посуды, почему бакалейщик повысил цены, во сколько завтра доставят молоко... Я старательно кивала. Но мысли мои были направлены на две дохленьких ташени, которые торчали из кружевного кармана на ее фартуке. Видимо, Анхела подобрала их на пороге запертого на ночь дома.

— Надысь господин Потравк возмутился, дескать, инфлянция энта ваша ускоряется, а зарплату ему не того…. Не повышают. Вот и решил самовольничать, ценники на всех овощах, упырь, попереклеивал! Да втайке от хозяина! Но мы-то, покупатели, то бишь, не лыком шиты! Пришли к нему давеча с митинхом, все чинно-благородно…
— Анхела, прости, что перебиваю. Сегодня очень важный день на работе. Для меня были какие-то письма?
— А то ж нет!

Кухарка передала мне ташени. Я горячо поблагодарила ее, похвалила за гражданскую активность в случае с митингом и бочком-бочком ускользнула обратно в спальню, пока она не вспомнила еще чего-нибудь важного. Есть люди — добрые, веселые, жизнерадостные, но одна проблема — не заткнешь. Анхела из таких. Слава небесам, что обычно у нас не совпадает расписание!

Ташени от куратора была немногословной: «Пожалуйста». И все, никаких приписок. В принципе, все честно, баш на баш. Какое «спасибо», такой и ответ.

Вторая птичка прилетела от Мастера Улиуса.

«Дорогая Тинави, поздравляю: ваше дело о Мелисандре закрыто и зачтено. Иджикаянская делегация довольна. Никаких претензий. Волки сыты, овцы целы. Но буду честен: эта ошибка сильно подпортила впечатление о вас. Возвращайтесь к работе и впредь будьте внимательнее. Хорошего дня».

Я крякнула и сонно потерла глаза в ответ. Просто удивительно, как все обошлось! И даже Исторический музей с амулетом Часовщика Такта не всплыл.

Амулет Такта! Я подпрыгнула. Как я могла забыть об этом? Глупая, глупая Тинави! Написать Полыни еще записку? Или уже при встрече обсудим? Логичнее второе.

Я начала собираться с максимально доступной мне скоростью. Получилось в лучших традициях дешевого шапито: одна нога в штанине, во рту зубная щетка, руки распределены между расческой и блокнотом, вторая нога поскальзывается на оброненном Анхелой яблоке — и у-ля-ля, кто у нас тут акробатка?..

— И всё же! — самой себе сурово сказала я, соскребаясь с пола.

Наш маньяк представляется тайным именем Теннета. Использует теннетову черную краску и прото-заклинания времен хранителей. Знает про чистую магию — тоже не самая доступная информация. Сговорился с религиозной госпожой Айрин. Совершенно нагло хочет попасть к драконам, чтобы их убить…

Хотя «убить» — это всего лишь версия Полыни. Я, помнится, считала по-другому. Я думала, что маньяк хочет разбудить драконов, дабы с их помощью вызвать богов-хранителей.

Но зачем? Зачем бы этого хотел сам Теннет, например?

Он бы точно хотел предупредить — он так всегда делал, в абсолютном большинстве сказаний.

Но о чем?..

— Госпожа Тинави! С мальчонкой делать шо-то надо! Он, как за Марахом приходит, ото постоянно в кладовку свой нос сует! Все банки с вареньем мне понаотверчивал — дегустирует, ишь шпана! Вы ему скажите — за эту дверь ему хода нет, наглецу маленькому! Отца Небесного на него нет!

От её случайных слов меня будто обухом по голове ударили.

«Я пошел не туда, и никто меня не остановил», — Карл. «Врата открыты», — Ол`эн Шлэйла. «Территория Хаоса… спрятана за Вратами, и стоит кому-то из богов приблизиться к Вратам — Теннет их останавливает», — Дахху. «Все связано», — магистр Орлин. «Они отвлечены, рассеянны, привыкли, что их предупредят», — снова Ол`эн.

Прах побери.

И везде эти два месяца…

Два месяца назад случилось что-то, взволновавшее речное дно. Два месяца назад начались убийства. Два месяца назад Лиссаю открылось Святилище. Два месяца назад Карл вывалился «не пойми откуда» на участок фонарщики Рили…

«Нужна очень серьезная причина, чтобы разбудить драконов. Что-то поистине вселенское», — слова Дахху.

«Беда, если видишь опасность, но не можешь предупредить сильных. Беда, если уходит сила — сложно сохранить сердце».

«Некоторые вещи, произошедшие с богами, очень печальны».

«Зверь. Мой враг».

«А вдруг боги не могут вмешаться?.. Боги могут лишиться силы».

Мотив для религиозной Айрин: помочь не просто маньяку, но падшему хранителю. Как вам?...

Голос Анхелы вернул меня в нормальное, «человечье» измерение мыслей:

— Госпожа Тинави! А вам еще пташка, смотрите-ка! — и кухарка метко сграбастала черную ташени, в это мгновение влетевшую в дом на крутом вираже.

— Вяк… — сказала ташени до того, как обмякнуть в моих ладонях.



Антонина Крейн

Отредактировано: 09.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться