Шорох вереска

Размер шрифта: - +

Тень моей тени

    Изматывающая жара сменилась чередой летних гроз. Свинцовые тучи нависли над опустевшей Дубовой Рощей. Разгулявшийся ветер рвал полы шерстяного плаща, трепал выбившиеся из косы волосы. Нилоэла в последний раз обернулась, бросая исполненный печали взгляд на вековые падубы и небольшой пригорок в отдалении. Эти места давно стали для неё родным домом. Прощаться с ними было тяжело.

      Двумя днями ранее Нило приняла непростое для себя решение. Она и Разар отправятся с Фили в Эребор. Звучало это как предложение просто навестить родственников, но она прекрасно понимала, что к уединённой жизни в Гномьей Норе возврата не будет.

      Тёплый ветер, пахнущий бурей, бросил пригоршню пыли в лицо Нилоэлы. Зажмурившись, она отвернулась, набрасывая на голову серый капюшон. Две глубокие складки обозначились вокруг губ. Открыв глаза, Нило упёрлась взглядом в могучую спину Беорна, направляющегося в сторону Лихолесья. Малышка Разар ловким бельчонком сидела на шее оборотня. Зору брёл рядом с меняющим шкуры, неся припасы.

      Фили, шедший впереди Нило, замедлил шаг. Оглянувшись, он заметил бушующий ураган в глазах возлюбленной, который та тщательно старалась скрыть. Женские плечи поникли, будто на них давила тяжёлая ноша. Гном протянул Нилоэле руку и тепло улыбнулся. Она схватилась за горячую сухую ладонь, как за спасительную соломинку. Плотно сомкнутых губ коснулась тень ответной улыбки, а ссутуленная спина выпрямилась. Нило благодарно сжала пальцы Фили. Путь через мрачное королевство эльфов был опасным, но единственным способом добраться до Эребора за короткий срок.
 

***



      Ветви поражённых тьмою деревьев всё также были сплетены, навечно застыв в смертельном танце. Густой сумрак кое-где пронизывали бледные лучи солнца, старательно пробивающегося через спутанные кроны исполинских деревьев. Взбухшие наросты, точно язвы, покрывали трескающуюся кору. Воздух в сумрачном лесу, как и много лет назад, был пропитан дурманом. Он пах пряными листьями, гнилью и страхом. Он пах смертью.

      Путники вяло брели по эльфийской тропе, стараясь не терять её след, ибо знали, что это сулит крупные неприятности. Но Лихолесье испытывает на прочность любого, кто отважится вступить под его полог. Эту истину знал каждый член небольшого отряда, вновь держащего путь к Одинокой горе. Даже чуткое сердечко Разар подсказывало, что старый лес напоён тёмной силой, способен вытащить наружу потаённые страхи.

      На третий день путешествия разразилась гроза. Дождь, подобно змее, оставлял на коже скользкий след, покрывая холодом. Маленький отряд вымок до нитки. Неминуемая хворь потянула ледяные руки к Нилоэле и её дочери. Пришлось немного отдалиться от эльфийской тропы и остановиться в неглубоком овраге, окружённом поваленными деревьями. На дне возвышался исполинский дуб. Дерево уже давно было мертво. Изнутри его выели древоточцы, кое-где пробив даже мощную кору. Огромные язвы покрывали основание, в одном месте зияла широкая дыра, послужившая путникам входом. Здесь было относительно сухо, но пронизывающий холод всё равно настигал их. К вечеру пятого дня дождь перестал. Тогда Зору заявил о намерении развести костерок. Никто не чаял, что его ждёт успех, однако после непродолжительных попыток в овражке, сокрытом буреломом, затеплилось пламя.

      — Как тебе удалось? — восхитился Фили.

      Гном-карлик же только отшутился, посмеиваясь:

      — Так я и раскрыл секрет! Не зря же меня Огоньком кличут.
 

***



      В одну из долгих тягостных ночей нашёптывающий дурман проник в круг света, отбрасываемого костерком, и поразил тех, в чьи души нашёл лазейку. Среди зелёных и бледно-жёлтых огоньков, светящихся призрачным светом, которые преследовали отряд едва сгущалась тьма, Нилоэла заметила ярко-алые — словно чьи-то глаза, налитые кровью. Смутная тревога шевельнулась в сердце — а если их обладатель явился именно за ней?

      Фили спал особенно плохо. Он метался и постанывал во сне. Чутко спавшая Нило проснулась. Она принялась убаюкивать гнома, как делала много раз, потому что каждую ночь, проведённую в Лихолесье, мужчине снились кошмары.

      Нилоэла поглаживала светлые волосы, тихонько шептала нежные слова, пыталась разгладить поцелуями глубокие морщинки, навсегда опутавшие сетью уголки родных глаз. Раз за разом успокоить Фили становилось всё сложнее. Часто он вскрикивал и просыпался. На вопросы о своих снах гном упорно отмалчивался, называя их обычными кошмарами, навеянными лесным дурманом. Но Нило знала, что дело не только в яде Лихолесья. Она безотчётно чувствовала чьё-то враждебное присутствие.

      Постепенно частые всхлипывания затихли и дыхание Фили вновь сделалось ровным. Зору, следивший за огнём, устало потёр глаза, разбуженный метаниями молодого гнома. Нилоэлу вновь сморил сон.

      Она поворачивается и открывает глаза. Нечто выталкивает её из забытья. Металлический запах крови бьёт в нос, ударяя по нервам раскатом грома. Фили держит в руках окровавленное тельце Разар. Её светлая головка запрокинута вверх. Голубые глаза остекленело смотрят в почерневшее небо. Льёт дождь.

      Она не чувствует ледяных струй. Тело горит в драконьем огне. Душа обратилась в пепел. Блеск молнии освещает окровавленный кинжал, который гном сжимает в руке. Она кричит, пытаясь добиться от него ответа на один вопрос: «Почему?..»


      Его глаза пусты.

      Резко дёрнувшись, Нилоэла проснулась, впившись горящим взглядом в спящего рядом Фили.

      «Ну же, убей его! Он вернулся, чтобы вновь разрушить твою жизнь! Ты же так старательно склеивала осколки. Ты научилась жить без него. Не позволяй своим слабостям завладеть душой. Убей его. Возьми кинжал. Он у него за поясом».

      Нило осторожно вытащила оружие и занесла его над грудью подгорного принца.

      «Как же ты можешь желать ей смерти?! Она же твоя дочь!» — Расслышать свой голос было сложно, до того он слился с шелестящим шорохом, стремительно заполняющим голову.

      Внезапно вспомнив о Разар, Нилоэла стала искать взглядом дочь, но постель девочки оказалась пуста. Кинжал глухо ударился о сырую землю, выпав из ослабевших пальцев.

      — Разар! — пронзительный крик подбросил всех на ноги.

      Мутнеющим взглядом Нило успела заметить как Беорн в мгновение ока превращается в зверя. Затем она потеряла сознание.
 



Валерия Зорина

Отредактировано: 29.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться