Шорох вереска

Размер шрифта: - +

Золотой дракон

Trevor Morris — The Dawn Will Come

      Умирающее пламя благодарно лизнуло пальцы, перебираясь на фитиль новой свечи. Нилоэла потушила оплывший огарок и выбросила его в специальную металлическую корзиночку, стоящую около высокого напольного подсвечника. Каждое утро она совершала небольшой ритуал: заменяла догорающие свечи на новые, хотя за неё это могла делать прислуга.

      Нило нравилось наблюдать, как возрождается огонь. Ловить мгновение, когда едва мерцающий светлячок превращается в яркую искрящуюся бабочку, а затем любоваться ровным светом новорождённого пламени, потрескивающего в холодных бронзовых «руках» подсвечника.

      Вспыхнул очередной огненный язычок, похожий на каплю жидкого мёда, и Нило вспомнила, что уже много недель не видела солнца. Однако ничуть не огорчилась. Лишь томительно засосало под ложечкой. Сегодняшним утром ей казалось, будто она встречает рассвет.
 

***



      Мелодичный перезвон музыкальной шкатулки мягко звучал, растекаясь по многочисленным каменным стеллажам, которые стояли вдоль одной из стен лавки мастера игрушечных дел. Он тихо побрякивал миниатюрными доспехами игрушечных воинов, забавно шуршал юбками нарядных кукол и мантиями деревянных волшебников. Но стоило детской руке отпустить рукоятку, как мелодия моментально растаяла, оставляя в воздухе осязаемое дыхание волшебства.

      «Кажется, ещё немного — и игрушки откроют глаза и заживут собственной жизнью», — Нилоэла остановилась, заглядевшись на маленького волшебника в сером плаще.

      Сурово сдвинутые брови, борода ниже пояса, пронзительный взгляд нарисованных глаз. На мгновение Нило показалось, что он лукаво подмигнул ей.

      — Поразительно! Твои игрушки будто живые! — воскликнула она, оборачиваясь к гному, находившемуся неподалёку. — Жаль, что мы не пришли раньше.

      — Слишком высокая оценка моим скромным трудам, — робко улыбнулся тот, поправляя неизменную шапку-ушанку.

      — Не скромничайте, мастер Бофур, — шутливо пожурила собеседника Нило. — Ваши работы имеют огромный успех у возможных покупателей, — она кивнула на трёх гномят, увлеченно копающихся в заполненных игрушками стеллажах.

      — Я безмерно рад этому, — хохотнул гном и серьёзно добавил: — Огромная радость — видеть, как светятся глаза ребёнка, получившего заветную игрушку.

      — Мама, мама! Можно мне его?! — Разар подбежала к Нилоэле и Бофуру, неся в руках небольшого дракона, покрытого сусальным золотом. — Смотри, как он может! — воскликнула девочка, нажимая на неприметный рычажок, спрятанный между распахнутых крыльев диковинки.

      Миниатюрный дракон издал пронзительный рёв. Из крошечных ноздрей повалил настоящий дым, а прозрачные глазки, сделанные из хрусталя, засветились багровым светом. Игрушка начала истово бить крыльями, а из пасти брызнула струйка пламени.

      Нилоэла в ужасе отшатнулась от дочери и невольно вцепилась в рукав Бофура. Гном успокаивающе похлопал Нило по плечу, аккуратно отцепляя от себя её побелевшие пальцы.

      — Всё хорошо! Это всего лишь безделица! — дрогнувшим голосом сказал он.

      — Я никогда больше в жизни ничего не попрошу! — канючила Разар, приняв испуг матери за отказ. 

      Сигил и Лайя с живым интересом наблюдали за разыгравшейся сценой, однако на лицах детей было написано беспокойство.

      К Нилоэле наконец вернулось самообладание. Сделав глубокий вдох, она согласно кивнула и натянуто улыбнулась. Разар пронзительно заверещала. Выключив новую игрушку, девочка бросилась к матери и повисла у неё на юбке.

      — А что вы выбрали? — спросил Бофур у Сигила и Лайи, давая Нило время полностью прийти в себя.

      Сигил указал на коренастого воина в тяжёлых доспехах, а его кузину очаровала пухлощёкая кукла из фарфора.
 

***


 

Отрывок из баллады Роберта Стивенсона «Вересковый мёд»
Перевод С. Маршака

Из вереска напиток
Забыт давным-давно.
А был он слаще меда,
Пьянее, чем вино.

В котлах его варили
И пили всей семьей
Малютки-медовары
В пещерах под землей.



      — Воды? — учтиво предложил хозяин лавки, приглашающим жестом указывая на деревянный столик, стоящий неподалёку от стеллажей с игрушками. Живописный беспорядок царил на нём: множество пузатых бутылок, стопка глубоких мисок и пара кубков вольготно расположилась на круглой столешнице.

      Нилоэла бросила озабоченный взгляд на детей, которые, казалось, старались добраться до всех игрушек, попадающихся на глаза.

      — Ничего, пусть резвятся вдоволь, — махнул рукой Бофур и первым направился к столику.

      — А есть что-нибудь покрепче?

      Гном удивлённо обернулся.

      — Нет, так нет, — Нило пожала плечами и мягко рассмеялась, поймав озадаченный взгляд Бофура.

      — Есть немного особой настойки… Её отменно готовит Бомбур по старинному рецепту нашей бабки, но она… — радушный хозяин лавки здорово растерялся: откажи в просьбе невесте принца — и не оберёшься проблем; однако напоить её крепкой настойкой бабушки Гатты было всё равно, что добровольно шагнуть в пасть дракона.

      — Воды будет достаточно, — Нилоэла попыталась исправить неловкую ситуацию, которую сама же создала. 

      Но Бофур нашёл выход из положения: капнул немного настойки в воду для Нило.

      — Несколько капель не повредят, — лукаво усмехнулся он, протягивая кубок.

      — Спасибо, — Нилоэла благодарно кивнула, мелко подрагивающими пальцами принимая напиток, пахнущий хмелем диких трав.

      — Извини, большего предложить не могу… — развёл руками Бофур.

      — Ничего, — благодушно махнула Нило и отпила из кубка. Густая сладость разлилась во рту, тая полынной горечью у основания языка.

      — Надо было запрятать этого проклятого дракона подальше, — огорчился игрушечных дел мастер, — больно уж он… — не договорил гном, потупив взгляд.

      — Похож на настоящего, — закончила за Бофура Нилоэла. — Это истинная правда. Но не сам дракон привёл меня в замешательство… Драконы мне больше не страшны, — заметила она скорее себе, чем собеседнику.

      Гном вопросительно вскинул глаза. Нило внезапно замолчала, переводя дух. Она рассеянно водила кончиками пальцев по граням кубка, рассматривая, как переливается в нём янтарная жидкость. Бофур перевёл взгляд, делая вид, что наблюдает за расшалившимися детьми, хотя на самом деле даже не слышал, как Разар и Лайя разбили орла, сделанного из цветного стекла.

      — Он лишь напомнил об одном вопросе, ответ на который я хочу знать, но в то же время боюсь услышать.

      — Я могу помочь? — коротко спросил гном, став полностью серьёзным.

      — Можешь, — с трудом вымолвила Нило. Язык едва слушался её, кончики пальцев похолодели, а в груди мучительно закололо. — Ты знаешь, где могила Бифура?

      Бофур горестно поник, кивая головой.

      — Она здесь? — сипло уточнила Нилоэла. — В Эреборе?

      — Да. Ты хочешь…

      Но Нило прервала собеседника на полуфразе:

      — Нет, — ответ последовал слишком быстро, заставив Бофура болезненно напрячься. — Ты знаешь, он был мне очень дорог, но сегодня я не готова спуститься в склеп, — чуть мягче добавила Нилоэла, накрыв безвольно лежащую ладонь гнома своей. 

      Тот понимающе улыбнулся, согласно качая головой, отчего кончики ушей шляпы слабо дрогнули.

      Поднявшись с места, Нило громко произнесла, обращаясь к веселящейся ребятне:

      — Дети! Попрощайтесь с мастером Бофуром! — Раздался неодобрительный галдёж. — И не забудьте поблагодарить за подарки!

      Сбивчивые благодарности от Сигила, Лайи и Разар хозяин лавки услышал словно бы через пелену дождя.

      — До встречи! — попрощался гном, обращаясь, главным образом, к Нилоэле.
 



Валерия Зорина

Отредактировано: 29.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться