Шпионка в Академии

Размер шрифта: - +

Глава 1.2

Аларин казалось, что она провела среди толстых и ледяных стен Канцелярии всю ночь и большую часть утра, но на улице едва начало сереть небо, затянутое плотной пеленой смога и облаков. Спустившись с высокого крыльца, девушка прикрыла глаза и сделала несколько глубоких вдохов, пока сырой и холодный воздух не вытеснил из легких пыль и затхлость маленьких кабинетов и неуютных коридоров. В голове было пугающе и восхитительно пусто, не осталось ни страхов, ни сомнений. Она уже шагнула с обрыва, осталось только выяснить, сумеет ли она расправить крылья, или несколько мгновений упоительного полета станут ее последним воспоминанием в жизни.

Аделяр молчаливо стоял за ее спиной, ждал, когда же она придет в себя и прекратит тратить драгоценное время попросту. Его неодобрение ощущалось физически, давило на плечи, а тяжелый и неподвижный взгляд холодил спину. Аларин передернула плечами и быстро направилась в сторону Скворечников, квартала бедняков, которым едва удавалось наскрести денег на ренту.

Утренняя столица была обманчиво тиха, если не знать, куда смотреть. Аларин, не раз и не два возвращавшаяся с дежурства под утро, прекрасно умела замечать обитателей улиц, подворотен и канализаций, жителей городского дна, невидимых в ярком и безжалостном дневном свете. Вот что-то влажно блестит на истертой брусчатке, вот в подворотне кто-то копошится и скулит, значит, лучше обогнуть место по параллельной улице.

Тонкое и старое пальто почти не защищало от утренней промозглой сырости, и Аларин тихо радовалась, что привычный ветер, выбивающий воздух из легких, бушует сейчас где-то в другом месте. И все же она нервно поправляла шарф и одной рукой плотнее прижимала ворот. Другой же сжимала в кармане тонкий скальпель, сначала бесцеремонно отобранный, а после – любезно возвращенный сотрудниками Канцелярии. Без него Аларин, пожалуй, не рискнула бы сунуться в трущобы, даже в сопровождении Аделяра.

Утренняя тягучая тишина изредка разрывалась далекими криками, с окраин уже слышалось приглушенные крики петухов. Вяло плескалась вода в каналах, затхлая и пахнущая тиной. Когда молчать стало совершенно невыносимо, Аларин вполголоса обратилась к Аделяру:

– Мне необходимо будет заглянуть в Муниципальную Лабораторию, сеньор. Я должна предупредить заведующего о своем отсутствии. Не знаю, правда, как смогу это объяснить…

– Выбросьте из головы. Сеньор д’Альбре уже отправил посыльного с распоряжениями для вашего начальника. Для всех вы отбыли в провинциальный город Лаваль-сюр-Тарн, на похороны любимой тетушки, – совершенно равнодушно ответил жандарм, даже не обернувшись к девушке. Что-то привлекло его внимание в одной из подворотен, и он внимательно вглядывался сквозь рассветный сумрак, особенно густой в лабиринте тесных и грязных улочек.

Аларин невесело улыбнулась. Действительно, такое просто объяснение устроит ее коллег, а друзей, которые бы знали, что уже несколько лет Аларин круглая сирота, у нее не было. Конечно, за время обучения в университете девушка завела себе и милых подруг, и веселых приятелей, с которыми легко и весело было куролесить в спокойные дни между экзаменами, но которые моментально исчезали, едва у девушки возникали проблемы с оплатой обучения или жилья. Так что Муниципальный Университет обучил ее не столько смешивать в верной пропорции реагенты, сколько полагаться исключительно на себя. Потому и с коллегами в лаборатории Аларин всегда держалась прохладно и отстраненно, не желая никого впускать в свою жизнь, пока еще слишком хрупкую и неустойчивую, чтобы вынести чужие тяжелые сапоги и грязные руки.

Они уже миновали Горбатый мост, негласно отделяющий благополучные и зажиточные кварталы от глухих трущоб и прибрежных рыбацких халуп, когда в воздухе повисло неощутимое напряжение, словно запах крови – неопределимый в воздухе, но мерзко кислящий на языке. До Скворечников было рукой подать, и Аларин погрузилась в размышления, что из вещей стоит забрать с собой, в жизнь сеньорины Одетт Нуаре, и потому совсем не заметила, как наперерез ей вышли несколько бандитов.

А может, всему виной была безумно длинная ночь.

Не было ни угроз, ни требований – двое отморозков с ножами наперевес бросились на Аделяра, сочтя его единственным опасным противником. Третий медленно вытащил револьвер. Аларин на мгновение застыла, окаменев от шока, и только толчок в плечо и резкий окрик Аделяра привел ее в чувство:

– К стене!

Жандарм ловко увернулся от одного из бандитов, перехватил руку с занесенным ножом и резко дернул ее, выворачивая. Тот вскрикнул и упал, ухватившись за безжизненно обвисшую кисть, и, прежде чем успел подняться, получил сильный удар в лицо окованным сапогом. Второй, видя бесславный провал товарища, подходил медленнее и осторожнее, не сводя с Аделяра испытующего взгляда. Аларин, сжавшаяся у стены, его словно и не интересовала; он только мельком глянул в ее сторону, чтобы убедиться, что бежать ей некуда.

Перепуганная девушка совсем забыла о скальпеле в кармане. Одно дело носить его для собственного успокоения, убеждая себя, что в случае нападения шпаны она не беззащитна, а совсем другое – набраться смелости и воткнуть острую железку в человека.

Третий из бандитов, одетый приличнее всех, наконец, взвел курок револьвера. Он не спешил целиться, словно развлекался, наблюдая за избиением своих товарищей, но Аларин не сомневалась – если этот захочет, попадет, даже не целясь.

И откуда в бедных трущобах настолько серьезно вооруженные грабители? Револьвер-то немалых денег стоит, с ним можно и публику посерьезнее грабить: с бедняков-то зачастую и взять нечего, кроме пары дырявых башмаков.



Ядвига Стелецкая

Отредактировано: 04.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться