Шпулечник

Размер шрифта: - +

II

II

 

            – Новые времена – новые возможности, – похмельный отец постучал пальцем по столу, привлекая внимание. – Перестройка, ускорение, гласность, дали нам новые цели и методы, новое мышление. Это вам не старые хомуты с заборов тырить.

            – Вить, ты прямо как Горбачев, – уважительно сказала мать, – тебе только пятна не хватает, а так, язык подвешен что твое ботало.

            – Мастерства не пропьешь, – приосанился. – Так вот, про что я? Вам, дети, наше поколение вручает переходящее знамя.

            – Какое? – заинтересовался Димка.

            – Переходящее, – раздраженно сказала мать. – Что непонятного, балбес?

            – А где оно?

            Мать посмотрела на отца.

            – Это метафора, – начал объяснять отец, – временами переходящая в гиперболу. Понятно?

            Мы ничерта не поняли, но послушно закивали.

            – Вот и ладушки, – отец кивнул. – Тань, подавай уху. Первейшее дело с похмелья – уха. Даже у классика было про помирает – ухи просит.

            Мы начали хлебать жидкую уху из рыбы и лаврового листа с солью.

            – Тань, ты рыбки то оставь, – сказал отец.

            – Зачем?

            – Вечером еще раз проварим, с морковочкой жареной, она за ночь застынет – заливное будет на неделю.

            – Вить, может нам начать молиться перед едой?

            – Тань, что за муха тебя укусила? К чему нам эта дурь?

            – Мало ли… – смутилась мать.

            После ухи мы с братом вышли во двор и сели на пни возле железного обода, служившего очагом.

            – У нас новый метод, – сказал Димка.

            – Угу.

            – У нас новое мышление.

            – Угу.

            – У нас знамя!

            – Переходящее, – поддакнул я.

            – Мы должны использовать.

            – Что использовать?

            – Новый метод, новые возможности.

            – Как?

            – Я придумал, как, – брат хитро улыбнулся, из-за подбитого глаза став похожим на якута. Глаз пострадал от Сережки Рябого и Кольки Башкирина по кличке Башкир, поймавших Димку на мошенничестве при игре в карты. – Мы их всех обманем!

            – Опять?

            – В этот раз точно обманем!

            – Как? – без особого интереса спросил я. Участвовать в отцовских и Димкиных авантюрах мне уже надоело: прибыли никакой, а неприятностей полный мешок.

            – Мы наберем в магазине в долг.

            – И что? Наберем, отдавать же потом все равно надо.

            – Мы тетрадку сопрем, – прошептал брат.



Влад Ааронович Костромин

Отредактировано: 25.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться